НОРВЕЖСКАЯ ПОП-САГА. Римейк 2000

14 апреля 2000 в 00:00, просмотров: 612

Если в конце 80-х вы были активным музпотребителем, то не говорите, что музыка "A-HA" прошла мимо ваших ушей. Они были молодые, модные, харизматичные, к тому же у них был хит "Take On Me", который чудом сумел пробиться в эфир хоть уже и обновленного, но по-прежнему очень советского телевидения. Страсти вокруг трио, правда, довольно быстро утихли, а в 1993 году утих и сам коллектив. Вокалист Мортен Хакет, гитарист Пол Ваактаар и клавишник Магне Фурухолмен решили, что целой охапки самых разных премий (только MTV облагодетельствовало норвежцев восемь раз) и 25 миллионов копий пластинок, проданных по всему миру, вполне достаточно для того, чтобы бросить весь этот шоу-бизнес и наконец заняться творчеством. Творчество, прямо скажем, поперло у всех троих. Мортен выпустил сольный альбом, немного поработал музыкальным чиновником в Warner Music и снова попал в таблоиды, на этот раз в качестве бойфренда вокалистки "Aqua". Пол выпустил три пластинки вместе с командой "Savoy", за что последнюю трижды называли в Норвегии "группой года". Магне писал музыку для кино и рисовал картины. Так бы все и продолжалось, если бы в 1998 году "A-HA" как норвежский музфеномен не позвали отыграть на вручении Нобелевских премий. Вот там-то неожиданно и выяснилось, что у музыкантов есть новая песня, а самое главное — желание поработать вместе. Желание это вылилось в новый альбом под названием "Minor Earth, Major Sky", который станет первой совместной записью "A-HA" за последние семь лет. Альбом выходит в понедельник, сингл "Summer Moved On" уже на радио. На следующей неделе участники трио во всей своей красе предстанут в эфире "Диск-канала". "ЗД" тоже не осталась в стороне от мирового музыкального процесса и сумела получить от музыкантов эксклюзивные ответы на следующие вопросы. ЗД: Итак, господа, вас можно поздравить с возвращением на карусель большого шоу-бизнеса. Как идет адаптация к новым музыкальным условиям? Уж, наверное, есть большая разница между "A-HA" 80-х и "A-HA" 2000 года... Мортен: Разве есть разница? Ну, может быть, мы стали немного старше... ЗД: Ваша музыка тоже стала старше? Магне: Она просто изменилась, как и все вокруг нас. Конечно, есть какие-то новые элементы, но в целом мы сохранили фирменный стиль "A-HA". Пол: У нас даже стиль работы не очень изменился. Ну разве что в 80-х мы не позволяли себе перерывы в семь лет. Хотя эти годы пошли нам только на пользу, потому что теперь мы впервые чувствуем себя не просто группой, а прежде всего тремя индивидуальностями. ЗД: Как вы думаете, почему у каждой из трех индивидуальностей не очень сложилось с сольной карьерой? Магне: Почему это не сложилось? Да я весь мир объехал! Мортен: Я тоже в полном порядке! Мой последний альбом, правда, появился только в Норвегии, потому что были некоторые причины, по которым я не хотел выходить с ним на международный уровень. Но в Норвегии эта пластинка была очень успешной. Так что для меня сольная карьера была отличным временем. Пол: А для меня группа "Savoy", в которой я работал, была возможностью сделать что-то другое, абсолютно не похожее на "A-HA". У музыки "A-HA" одно предназначение: попадать в чарты и т.п. А музыка, которую я писал, была не для этого. И меня как раз интересовала именно эта, оборотная сторона медали. Мне хотелось сделать что-то такое, в чем не было бы больших амбиций. Магне: Вообще, я тоже провел большую часть своего времени как бы на другой арене. Писал музыку для кинофильмов, работал с живописью, устраивал выставки, путешествовал по миру — в общем, жил вдали от гиперамбиций и вещей, ориентированных на широкий успех, в центре чего мы оказались в середине 80-х. ЗД: За семь лет перерыва вы соскучились друг по другу? Мортен: Нет. Мы сделали очень много вместе и знали, что однажды сможем снова собраться. Каждый из нас чувствовал, что "A-HA" еще не исчерпала свой потенциал, и есть много вещей, которые мы могли бы сделать вместе. ЗД: Вас можно назвать друзьями? Мортен: Надеюсь, что да. ЗД: Ходят слухи, что вашим новым альбомом уже заинтересовалась даже киноиндустрия... Магне: На новом альбоме есть песня, которая будет в фильме "Midnight At The Cools", — он выйдет на экраны будущей осенью. На самом деле мы связывались с человеком, который снимает этот фильм, по поводу нашего клипа и послали ему кассету с двумя песнями. Одна из них, "Velvet", ему очень понравилась, и он захотел использовать ее в своем фильме. Там будут играть Лив Тайлер и Майкл Дуглас... ЗД: В одном из интервью вы сказали, что хотите вашим новым альбомом придать истории "A-HA" "подходящее завершение"... Мортен: Это, наверное, все-таки не завершение — это скорее новая глава. ЗД: Есть планы играть так же долго, как какие-нибудь "Rolling Stones"? Мортен: Нет, только не это! Мы не хотим быть частью огромной машины, у которой планы на годы и годы вперед. Магне: Все-таки Rolling Stones — это неплохая "пенсионная схема" для престарелых рок-звезд, так что, думаю, в будущем мы должны тоже ей воспользоваться. ЗД: Вы надеетесь на то, что новая пластинка как-то изменит вашу жизнь? Пол: Мы не ждем от этого альбома слишком многого, хотя, конечно, хотелось бы удивиться в самом хорошем смысле этого слова. Семь лет перерыва, которые у нас были, — это целая жизнь в поп-бизнесе. И мы знаем, что положено расплачиваться за такие паузы. Но, с другой стороны, именно это придает уже подзабытое чувство волнения. ЗД: Наверное, теперь придется думать о распорядке дня и прочих рутинных вещах? Мортен: С этой-то работой... Какой там распорядок! Приходится вставать в любое время дня, ночи. Если снимаешь клип — встаешь в 4 утра. Если ты продвигаешь альбом, то, вероятно, у тебя обед с представителями рекорд-компании, после которого ты только спать идешь в 4 утра. Пол: В общем, что бы мы ни делали — у нас все в 4 утра! Мортен: Ну, иногда бывает, встаешь в семь утра, если ты со своими детьми. ЗД: И что можно сделать в семь утра? Мортен: Пять таблеток валия и стопка водки! Русской, конечно же. Здорово пошутил, правда?.. ЗД: Об "A-HA" все время говорили как о группе, с которой не может договориться ни одна рекорд-компания. Неужели вы такие неприступные? Магне: Это не совсем верно. Вообще-то музыкальная индустрия так и не вычислила, что за группой мы были. И все потому, что мы всегда экспериментировали в разных направлениях, были очень неосторожны со своим успехом и постоянно теряли его в погоне за артистическим ростом. Мортен: Знаете, мы, как правило, не делаем очевидные коммерческие вещи, а это, безусловно, важная сторона бизнеса. Всегда есть борьба между стремлением делать что-то новое и желанием продолжать развивать старый успех. Мы постоянно склонялись к первому и до сих пор уверены, что нельзя ожидать успеха, когда ты сидишь исключительно в рамках своего формата. Мы были удивительно успешны, учитывая, что выпустили несколько совершенно разных по звучанию альбомов... ЗД: Как вы сейчас относитесь к своим старым суперхитам? Часто бывает, что музыканты их просто ненавидят... Мортен: Ну нет. Я думаю, ты просто устаешь от них. Потому что ты живешь с ними слишком долго, и они лезут тебе в голову, где бы ты ни был. В конце концов всего этого становится чересчур много. Но когда ты удаляешься на некоторую дистанцию, у тебя снова появляется шанс взглянуть на них по-новому. Магне: Наш семилетний перерыв был очень кстати. Сейчас у нас, вероятно, есть шанс попробовать как-то переделать старые песни или хотя бы сыграть их по-новому. Мортен: Я думаю, что ненормально большой успех был только у "Take On Me". Все это из-за совпадения целого ряда элементов: видеоклип, что-то еще. Да, какое-то время этого было уж совсем через край. Сейчас эту песню можно услышать в Америке, в Японии или где-то в другом месте — и она как бы живет своей собственной жизнью. И теперь это даже весело. ЗД: Можно ли назвать "A-HA" бой-бэндом 80-х? Магне: Ой, ребята, называйте нас как хотите. Да, мы тогда были "бэндом", мы и сейчас "бэнд". Все очень просто. Мортен: У нас в группе и правда три парня, но мы не танцуем. Так что термин "бой-бэнд" нам скорее всего не подходил тогда и уж совсем не подходит теперь. ЗД: Тогда вас, наверное, лучше называть "поп-динозаврами"? Магне: Мне это больше нравится: поп-динозавры! Мортен: Поп-рептилии!.. ЗД: Вы теперь семейные, респектабельные люди. Трудно, наверное, снова становиться поп-звездами? Мортен: Мы все нашли себе по жене-динозаврихе и отложили немного яиц... Магне: Я не думаю, что семья может как-то влиять на работу. Какая разница, кем ты работаешь? Ты все равно должен как-то работать — так или иначе. Просто нужно уметь планировать свою работу, и все. ЗД: В данный момент все вы живете в разных странах и даже на разных континентах. Можно ли сказать, что "A-HA" до сих пор является норвежской группой? Мортен: В группе два лагеря. Пол — это интернациональная суперзвезда, а я и Магне — норвежская группа. Мы с Магне живем в Норвегии. А Пол — в Нью-Йорке. И налоги платит тоже в Нью-Йорке... ЗД: Вы, наверное, с большой гордостью несете норвежский флаг в международной музиндустрии. Или вы не думаете об этом? Мортен: Мы не можем не думать об этом, потому что нас по-прежнему достают вопросами про норвежских парней на международной сцене. Да, мы норвежцы, и мы очень гордимся некоторыми вещами в нашей стране, а некоторые на нас наводят смертельную тоску. ЗД: Давайте продолжим тему географии. Не факт, что вы помните, но однажды вы были в России и играли в Санкт-Петербурге на фестивале "Белые ночи"... Магне: Нет, почему же... Мы довольно интересно провели время. Даже в Эрмитаж ходили. Это было отлично. ЗД: То есть музыку нашу послушать не успели и о российской поп-сцене ничего не знаете? Мортен: Российская поп-сцена... А это не то же самое, что и политическая сцена?.. У вас, кажется, там есть звезда — Путин? Правильно произнес?..



    Партнеры