ЭКСПЕРТИЗА ЗАКОНЧЕНА. ЗАБУДЬТЕ

15 апреля 2000 в 00:00, просмотров: 312

Больше полугода назад отгремели страшные взрывы на Гурьянова и Каширке. Но раны в сердцах родных и близких погибших не заживут, наверное, никогда... Видимо, не придется родственникам похоронить по-людски 14-летнего Сергея Конченкова, погибшего в доме на Каширском шоссе. Среди уцелевших фрагментов тел его останков не обнаружено. Как не сможет Тамара Дмитриевна Горбылева похоронить любимого внука Тему и зятя Андрея Чернова, нашедших свою смерть под обломками дома на Гурьянова. На днях завершилась генетическая экспертиза останков людей, погибших под завалами. Однако точка в этом деле все равно не поставлена. Не найдены среди останков и еще четыре человека, павших жертвами первого взрыва, — Лия Давидовна Бахтадзе, Леонид Владимирович Боровский, Сергей Викторович Кнутов, Юрий Васильевич Рунов. Понимая весь трагизм случившегося, несколько месяцев не покладая рук работали столичные эксперты. Проверяли и перепроверяли полученные результаты. Старались помочь родственникам найти их дорогих и близких. О результатах экспертизы в эксклюзивном интервью "МК" рассказал начальник Бюро судебно-медицинской экспертизы Владимир Васильевич ЖАРОВ. — Владимир Васильевич, скольких погибших удалось опознать в результате генетической экспертизы? — Из дома на Каширском шоссе оставались неопознанными три трупа и фрагменты тел под тринадцатью номерами. После самой тонкой и точной экспертизы по митохондриальной ДНК удалось идентифицировать нескольких человек. Это супруги Дмитрий Иванович Гудков и Светлана Викторовна Жукова, а также Мария Георгиевна Захарова и Вера Павловна Карелина. С определенной степенью вероятности можно сказать, что некоторые фрагменты принадлежат 17-летней Наталье Побединской. Однако этот вывод не категоричен. Обнаружили также один фрагмент, принадлежащий Василию Андреевичу Терещенко. Но и этот вывод тоже предположительный, поскольку делали его лишь по косвенным данным. Более точно установить не удается, так как у генетиков нет образцов ДНК по материнской линии. Оставшиеся семь наборов фрагментов по крови, которую родственники пропавших сдали на анализ, установить невозможно. — Видимо, в тот трагический день в доме на Каширке были приезжие из других городов, или в гости кто-то зашел, или просто были случайные люди, которых никто не ищет... — Конечно, такое возможно. Могли в тот день и бомжи на чердаке ночевать. И погибнуть. Есть и еще один момент. Некоторые фрагменты подверглись таким термическим и химическим воздействиям, что идентифицировать их уже невозможно. Некоторые поражены гнилостным процессом. — Владимир Васильевич, а каковы результаты экспертизы по улице Гурьянова? — Здесь оставались неопознанными шесть трупов и фрагменты под десятью номерами. Эксперты проводили биологические исследования, которые определяют пол, возраст, длину тела и т.д., и экспертизу по хромосомной ДНК, по крови родственников. К сожалению, шестерых погибших обнаружить не удалось. Остальные фрагменты, с небольшой, правда, степенью вероятности, специалисты идентифицировали. — Может, еще не все потеряно, ведь по дому на Гурьянова не проводилась митохондриальная — наиболее точная — экспертиза? Кстати, почему ее не сделали? — Это очень дорогостоящее исследование. Что касается дома на Каширке, то Южный округ оплатил, и ее сделали. Если какая-нибудь организация — будь то городской департамент или следственные органы — оплатит расходные материалы, то республиканский Центр медико-генетических исследований такую экспертизу проведет. Соответствующая аппаратура есть: ее закупили еще когда проводили экспертизу останков царской семьи. Однако специалисты пришли к выводу, что даже с помощью митохондриального исследования вряд ли удастся установить личности этих шестерых погибших с Гурьянова. — Владимир Васильевич, родственники тех, чьи личности установлены, уже смогли их похоронить? — На те останки, которые идентифицированы, следственные органы дали разрешение на захоронение. — А что будет с неопознанными фрагментами? — Это будут решать следственные органы. Они все еще не оставляют надежду установить личности неизвестных. По оперативным и другим данным. — Но это ожидание не может ведь длиться бесконечно... — Конечно. Мне кажется, к судьбе неопознанных фрагментов нужно и должно отнестись по-человечески. Я думаю, их надо всем миром захоронить в общей могиле и на надгробном памятнике золотом выбить имена всех, кто погиб, но не был найден. Не должен человек бесследно исчезнуть с лица земли...



    Партнеры