АМАЗОНКА ИЗ НАШИХ ПРЕРИЙ

20 апреля 2000 в 00:00, просмотров: 1334

У Тани пока нет собственной лошади, но в седле на гнедом коне она выглядит настоящей амазонкой: алая шляпа, длинное платье цвета спелой земляники делают артистку неотразимой. Небольшой домик в селе, скромный быт, цветы в саду и деревенская тишина — так живет солистка Калужской филармонии. Лауреат конкурса имени Леонида Утесова Татьяна Рейнбах — гость "МК". Ее муж Андрей Рейнбах не изучал свою родословную, но знает, что предки по отцу — обрусевшие немцы. В Калужской губернии под Малоярославцем был у работящих Рейнбахов хуторок, где они крестьянствовали. Отец и мать Андрея живут в Обнинске, Татьяна — тоже калужанка. Фамилия Рейнбах ей нравится. Девичья — Лукашук — хороша для шепотка, для шутки, но не для сцены. Ее музыкальность — от родителей, голосистых украинцев. — У нас в доме все поют — и папа, и мама, и брат. — Где была первая ваша концертная площадка? — На лестнице нашего дома. Собирались с подружками и пели. Соседи мне предсказывали: быть тебе, Танечка, артисткой. Напророчили. Музыкальная девочка схватывала все на лету, пела, танцевала, ходила в драмкружок. Естественно, поступила в музыкальную школу. Чуть не стала балериной. Приехали преподаватели из московского хореографического училища при Большом театре. Нет придирчивей судей, чем балетные специалисты. Из всего района они выбрали единственно достойную — Таню Лукашук. Большие дипломаты и обольстители, москвичи сумели уговорить Танину маму отправить девочку в Москву. Но музыкальный педагог Сергей Васильевич возмутился, выхватил подготовленные к поступлению документы и разорвал: "Не пущу!" — А вам хотелось стать балериной? — С пеленок я представляла себя на сцене, в ярких нарядах, при свете фонарей. Я пою — и всем это нравится. А когда я в 15 лет победила на областном конкурсе, то словно поймала жар-птицу. — Диплом музыкального училища — это еще не пропуск на сцену. — По распределению я попала преподавателем в Сельхозтехнику. Для студентов вскоре организовала хоровой кружок, работала в Доме культуры. — "Любовь нечаянно нагрянет..." Не так ли было у вас? — До встречи с Андреем я уже была влюблена и собиралась замуж. Но встретила на сельской дискотеке Андрея, рыжего студента МВТУ. Андрей: — После танцев пошел провожать Таню и так до сих пор провожаю и встречаю. Таня: — Судьба написала для меня такой сценарий. Я опоздала на электричку и потому не смогла поехать на свидание к своему жениху. Решила потанцевать на дискотеке и неожиданно попала в объятия своего суженого. Самое смешное, Андрей в этом поселке не жил, а приехал в гости к своей бабушке. Мог бы ведь и не пойти на танцы. Он уже успел поработать инженером-механиком, конструктором. Сначала молодожены жили у родителей Тани, а потом им дали однокомнатную квартиру. Родилась дочка Аня. И вновь — внезапный поворот: на концерте в ДК Татьяну Рейнбах услышал профессиональный музыкант и предложил ей перейти в Калужскую филармонию. Честолюбие и одаренность Андрея оказались тоже востребованными — своей любимой Татьяне он посвящает стихи. Стал он сочинять и мелодии, а Татьяна с увлечением исполняет его песни. Она безусловно талантлива, но, как нынче говорят, еще не раскручена, хотя повод для знакомства был — Рейнбах стала лауреатом конкурса имени Леонида Утесова. Жюри — знаменитости, среди них Кобзон, Отиева, Фельцман, Маликов-старший... Она спела "Ночь коротка" из репертуара Леонида Осиповича — "Случайный вальс" Фрадкина. И принципиально новую вещь о Москве, написанную для нее Александром Смирновым из прибалтийской Елгавы. — Таня, вы стоите перед выбором собственной ниши в современной песенной культуре. К чему лежит душа? — Очень люблю стиль ретро — романсы, песни из репертуара Козина, Лещенко, Изабеллы Юрьевой. Сейчас работаю над милым шедевром из ее репертуара: "Дождь проливным потоком стучит с утра в окно. Ты от меня так далеко, писем уж нет давно..." Сейчас многие назовут ее сентиментальной. Но когда переживаешь любовь и разлуку, эта песня тихо и ласково обещает спасительную надежду. Я думаю, люди устали от ритмически однообразных, громоподобных вещей. Им хочется чистоты, свежести, душевного возрождения. — В старину особое место в жизни просвещенного общества занимало салонное музицирование, когда пели, играли на клавесине или фортепиано для людей одной культуры, одного круга. Вас не посещает ностальгия по давней славной традиции? Андрей. — У нас еще нет салона, но круг единомышленников есть, и это нас поддерживает. В век телекоммуникаций разобщенность достигла виртуального предела, и тем приятнее выступать, когда видишь глаза слушателей. Идет благостное перетекание энергии и магнитных полей — глаза в глаза. — Таня, а как вы себя чувствуете, когда приходится петь на чьем-то празднике? — Бесконечно счастлива была выступить на 75-летии Бориса Брунова в концертном зале "Россия", в Доме кино... — А на пирах чужих певали? — И не раз. Конечно, я не сижу за столом вместе с пирующими. На банкетах приходится петь — как-то надо зарабатывать деньги на жизнь. К счастью, зовет публика приличная. Меня слушают очень хорошо, отвлекаются от еды и питья ради песни. — За стол под белы рученьки не приводят? Андрей. — К этому мы относимся спокойно — вкусно поесть не каждый день случается. Но мы не становимся обслугой приглашающих. Мы артисты. — Таня, вам случалось получать подарки? Какой самый-самый дорогой? — После конкурса Утесова Юрий Михайлович Лужков подарил мне роскошную хрустальную розу — приз лауреата. Она стала моим талисманом. И еще я получила незабываемую поездку в Турцию. Можете представить состояние Андрея и Ани, да и мое. Это была наша первая поездка за границу. — Во все времена успех певца делают менеджеры и опекуны. Кто вас поддерживает на первых порах? — Много сделал для меня Агроплемсоюз. На одном из моих концертов, организованных руководством союза, побывал Лион Измайлов. Он-то мне и посоветовал участвовать в конкурсе имени Утесова. Я отважилась, рискнула и победила... — У вас есть свой ансамбль? — Группа музыкантов "Нива": Владимир Мордансевич, клавишные; Валерий Антосенков, композитор, вокал, гитара; Андрей Рейнбах, композитор и гитарист; и наш балетмейстер Тамара Юрлова. — Андрей, какое стихотворение вы посвятили жене? — Все мои стихи посвящены ей, хотя они вроде бы написаны по иному поводу. Когда Тани нет рядом, кажется, у меня отобрали полдуши, и тогда я начинаю сочинять стихи. Таня. — Я пою романс Андрея "Надежда". Он мне очень нравится, там есть такие слова: За секунду до боли в груди я не стану просить о спасенье, я не стану молить о любви и прощенье... Татьяна и Андрей Рейнбах ищут живое общение с публикой, каждый год непременно выступают перед своими земляками: приезжают туда, ставят на улице аппаратуру — и начинается праздник. Нет благодарней слушателей: в эти дни молодежь и дети опустошают садики, обрывают всю сирень в округе и кладут к ногам артистов. Сейчас ребята записывают два диска: на одном — стихия романса и песенной классики. Второй диск — авторский Андрея и Татьяны Рейнбах. Запомните эту фамилию. И дай Бог им везения, встречи с талантливыми менеджерами и опекунами.



    Партнеры