ТЮРЕМНАЯ ПЫТКА

21 апреля 2000 в 00:00, просмотров: 246

Председателя Московской регистрационной палаты 58-летнего Игоря Александрова задержали в последний день февраля по подозрению в получении крупных взяток. Возбудили уголовное дело — его ведет Следственный комитет при МВД России. Чуть раньше, также в феврале, также за взятки, был арестован заместитель Александрова (к тому времени уволенный) Севостьянов. Вот уже полтора месяца Александров находится в тюрьме — именно это больше всего тревожит его родных. Дело в том, что Игорь Александрович смертельно болен. Он может не дожить до судебного разбирательства. Еще пять лет назад ни родственники, ни друзья Александрова не могли даже предположить, что ему придется регистрировать столичные фирмы. Кандидат технических наук много лет занимался исключительно физикой, хотя имел и некоторый опыт руководящей работы — был секретарем одного из московских райкомов. Назначение на должность председателя МРП Александров воспринял без особого энтузиазма, но все же согласился. — Даже предположить, что он участвовал в каких-то махинациях, невозможно, — уверяет один из руководителей московской мэрии, знакомый с председателем МРП уже с десяток лет. — Наоборот, если он узнавал о своем сотруднике что-нибудь предосудительное, он не ходил вокруг да около, а сразу расставлял все точки над "i". Он просто не мог работать с людьми, если полностью им не доверял. Особенно с теми, о которых ходили слухи, что они "берут". О слежке, которую вела милиция за Севостьяновым, Игорь Александров знал давно. Как-то раз уборщица наводила порядок в кабинете, где сидели оба руководителя, и решила протереть стенную панель. Вдруг панель отошла в сторону, и глазам изумленной женщины открылась ниша, забитая какими-то техническими устройствами. Тогда, посмотрев на все это хозяйство — видео- и звукозаписывающую аппаратуру, — Александров деликатно закрепил панель на старом месте. Зачем же заставлять оперативников снова искать укромное местечко, подумал председатель МРП. Однако сразу увольнять заместителя не стал — возможно, хотел сам удостовериться в его небезупречном поведении. Скорее всего удостоверился — в декабре прошлого года Александров предложил своему заму уйти "по-хорошему". Как говорят сотрудники палаты, тот все понял: отношений выяснять не стал, сложил вещички и быстренько написал заявление об уходе. Но потом отплатил шефу своеобразно — "сдал" того следствию. По показаниям Севостьянова, от подношений коммерсантов ему доставались лишь незначительные суммы. А большую часть денег забирал якобы Александров. Следователи тут же предъявили Александрову ордер на обыск и арест. В его личном сейфе они нашли 9 тысяч долларов, которые и изъяли в качестве вещественного доказательства. Наличие этой суммы Александров объяснил просто: сейчас у любого работающего человека что-то отложено на "черный день". Зарплата председателя МРП эквивалентна более чем тысяче долларов (да плюс премии), поэтому он вполне мог позволить себе подобную "заначку". Заключение Александрова под стражу следствие обосновало так: "Находясь на свободе, он может скрыться от следствия, воспрепятствовать установлению истины по делу и продолжить преступную деятельность". Так почему же, еще с 1998 года зная об оперативной разработке Севостьянова, он не скрылся? Не остался где-нибудь за границей, хотя много раз имел такую возможность? Что же касается "продолжения преступной деятельности"... Работа палаты заключается в регистрации появления новых и ликвидации старых предприятий. Если все документы в порядке, бояться нечего — предприятие обязательно зарегистрируют в назначенный срок: от 3 до 14 дней. А многочисленные объявления типа "Откроем фирму за 1 день" рассчитаны на мошенников или доверчивых простаков. Частные фирмы-однодневки, которые крутятся возле палаты, обычно подсовывают клиентам липовую регистрацию. Теоретически любой специалист регистрационной палаты может брать взятки — за то, что он либо искусственно замедлит срок регистрации, либо оформит страждущего по подложным документам. Но ставить при этом в известность начальника не обязательно. Так вот, Александров, наоборот, пытался оптимизировать работу палаты, убрать теневые фирмы, кормящиеся вокруг нее... Это знали все. А самое печальное, что Игорь Александрович уже несколько лет страдает раком щитовидной железы с метастазами в шейные лимфоузлы. — Игорь трижды лежал на операционном столе, — вздыхает его жена. — Первый раз операция длилась почти 4 часа — ему вырезали щитовидную железу. Затем — лимфоузлы. По мнению врачей Института имени Герцена, теперешнее заключение напрямую угрожает его жизни. Ему необходимо регулярное наблюдение не просто онколога, а специалиста по эндокринной онкологии, что в тюремных условиях невозможно. Там нельзя проводить ему гормонотерапию, и уж совсем не идет речь о сложном диетическом режиме. В марте Игорю нужно было лечь на обследование в стационар — он остался без обследования. Сейчас здоровье Александрова резко ухудшилось. У него распухла гортань — он стал задыхаться, обострилась язвенная болезнь желудка. Кроме того, в камере "Матросской Тишины", куда его поместили, сидят несколько человек с острой формой туберкулеза. И все же суд дважды отклонил ходатайства защиты об изменении меры пресечения. Прокурор предложил просто перевести обвиняемого в тюремную больницу и там понаблюдать за ним, а уж потом решить вопрос об обоснованности ареста. И судья Тверского межрайонного суда согласилась с ним, и коллегия Мосгорсуда. — Сам факт такого грубого пренебрежения законом потрясает, — считает адвокат Анна Паничева. — То, что откладывать в такой ситуации рассмотрение вопроса об аресте нельзя, очевидно даже для троечника юридического вуза. Или судью очень сильно попросили? С учетом всего антуража, которым обставлено это расследование, не исключен и такой вариант. Сотрудники МРП и мэрии уверены, что "зачистка" в палате проводится неспроста. По слухам, после того как Лужков отказался "сдать" Кремлю некоторых своих подчиненных: Ресина, Толкачева, Никольского и Краснянского, — центр изменил тактику в "битве за Москву". Ниточка, потянувшаяся от "чистосердечного признания" Севостьянова к более важным персонам городской администрации, стала хорошей картой в захватывающей игре "Лужков — Рушайло". Правда, по последним сведениям из "Матросской Тишины", Севостьянов эту карту сам же и побил — от показаний против Александрова отказался. Но в Следственном комитете встречаться с корреспондентом "МК" не захотели, поэтому проверить эти данные мы не смогли. Татьяна панически боится потерять мужа. Тогда она останется совсем одна — несколько лет назад уже трагически погиб их сын. Пока материал готовился к печати, появилась новая информация. Генеральная прокуратура РФ вынесла постановление об освобождении Александрова из-под стражи. Но на свободе он не пробыл ни минуты. Следственный комитет при МВД тут же предъявил ему новое обвинение (мотивируя тем, что в деле появился еще один эпизод) и перевел подследственного на Петровку, в изолятор временного содержания.



Партнеры