ОБРАЗЦОВЫЕ ДУРЕМАРЫ

21 апреля 2000 в 00:00, просмотров: 881

Мекка столичной детворы — Театр кукол Сергея Образцова — снаружи выглядит как обычно. И спектакли по-прежнему не оставляют равнодушными ребятню. Только вот внутри кое-что изменилось. Куда-то пропал дешевый буфет, исчезли золотые рыбки в аквариуме, нет больше поющих канареек. Вместо гордости Москвы — удивительного зимнего сада, созданного для детей самим Образцовым, теперь — ресторан. Стакан воды там стоит 75 рублей. А сам театр из культурного центра как-то незаметно стал тихой заводью. Почему так случилось? Корреспондент "МК" отправился в царство кукол Образцова, которому ныне впору присваивать имя Карабаса-Барабаса. Здесь птицы не поют, деревья не растут Я попала туда перед началом спектакля, когда ресторан на месте бывшего зимнего сада (называется он "Куклы") был огорожен ширмой и закрыт для посетителей. Никаких кукол не было и в помине. Здесь продают спиртные напитки. Детишки толкались в буфете, который теперь размещается в узком проходе. Некоторые, купив бутерброд, садились есть на лестницу или на пол — в буфете всего два столика. — Ко мне часто дети покушать прибегают, — говорит гардеробщица. — Родители в ужасе. Они ведут детей не столько на спектакль, сколько зимний сад посмотреть, который им с детства запомнился. А тут... — Говорят, у ресторана сейчас арестован счет и он вроде как закрыт до октября, — подхватывает персонал. Но подробностей никто не знает. А обескураженные родители пишут возмущенные письма. Но только на них никто не отвечает. Зимний сад попал в поле зрения администрации театра пару лет назад. Два мраморных бассейна раскурочили кувалдой. Золотые рыбки не увидели этого кощунства — отдали богу душу чуть раньше. Канареек приютили сотрудники театра. Судьба люстр венецианского стекла и канделябров неизвестна. Диваны красного дерева порезали. Мраморный пол разворовали. Некоторые деревья (в том числе уникальное кофейное дерево) разнесли по кабинетам, но все спасти не удалось. Чуть не со слезами на глазах вспоминают сотрудники театра образцовскую яблоню. — Ее дед выкопал со своей дачи, отштукатурил и украсил клетками с птицами. Видно, теперь на свалке, — сокрушается внучка Образцова Катя, режиссер-постановщик театра. Сами актеры, с которыми побеседовал корреспондент "МК", выразили по этому вопросу полное единодушие — это безобразие, которое творит новый директор. Но почему же они позволили такому свершиться? — У нас тут то ли три, то ли четыре арендатора, — рассказывает одна заслуженная актриса. — Мы ничего не имеем против автосалона, туристической фирмы — они находятся в пристройках. Лишь бы исторический интерьер не трогали! Когда строили ресторан, директор обещал, что с зимнего сада не упадет ни пылинки. Но нас нагло обманули. А театр — убивают! — Но, может быть, вам повысили зарплату за счет этого ресторана? — спросила я. — Что вы! Моя зарплата, самая высокая среди актеров, пока без изменений — 904 рубля. Правда, дают талончики на питание на триста рублей в месяц, но цены у нас в буфете — ого-го! Худсовет театра активно выступал против строительства нового ресторана. Но... его фактически упразднили. Здесь будет город-сад Но так ли уж плох директор, как о нем говорят эмоциональные актеры? — Хотелось бы услышать позицию другой стороны конфликта, — так объяснила я директору театра, Борису Михайловичу Киркину, желание с ним встретиться. — А с чего вы взяли, что тут две стороны? Никакого конфликта нет. Сотрудники сами согласились на появление ресторана и даже подписали протокол. Это решение коллектива. Я вам его покажу. Вот отрывок из протокола: "По вопросу 1 ("О целесообразности сдачи в аренду помещений") все выступающие (за исключением Образцовой) считают, что арендаторы театру нужны. Но к договору об аренде необходимо добавить отдельный Регламент, который позволит определить рамки поведения арендаторов в стенах театра". В переводе на русский — арендаторам должны были указать, что интерьер трогать они не имеют права. Что и пообещали актерам. Но в протокол не внесли. Впрочем, по словам актеров, ломать все начали еще за полгода до протокола. В выписке из решения художественной коллегии вообще постановили: "одобрить идею создания культурно-делового центра (?!) "Куклы", капитального ремонта буфета и зимнего сада. А вот что написал замминистра культуры Демин в ответ на запрос коллектива театра: "Министерство культуры не возражает против создания на базе театра КДЦ "Куклы", целью которого является сохранение и пропаганда уникального наследия Образцова, улучшение обслуживания зрителей, создание необходимых условий для собрания творческой интеллигенции... что будет являться важнейшим вкладом в укрепление театра". По словам Киркина, коллектив принимает активное участие и в распределении доходов от аренды. — В 1995—1998 годах нас финансировали из бюджета только на 33—60%. Зарплату актерам никогда не задерживали, они получают надбавки, премии, мы помогаем малоимущим. Аренда позволяет удешевить питание, решить социальные проблемы, покупать оборудование для спектаклей, ухаживать за рыбками — ведь у нас масса дорогих аквариумных рыб... — А куда делись те, золотые? — Те мелкие? Еще час Борис Михайлович рассказывал мне, какое было "пыльное и запущенное" помещение, "чахлые и больные" деревья, "облезлые попугаи"... И какие скоро будут — здоровые и замечательные. Скоро — это когда КДЦ переоборудуют, отгрохают новый зимний сад и усадят там кукол. — Когда мне говорят, что раньше было лучше, я просто схожу с ума — неужели люди ничего не понимают? У нас красивый ресторан, он работает для зрителей... — Но он закрыт. Я сама видела. Все огорожено. — Где огорожено? Не может быть. Это недоразумение. — А почему там курят? — Какие-то странные вы задаете вопросы. У нас мамы и в буфете курят, а рядом дети сидят. Что же, теперь всем мамам в Москве курить запретить? Вы наслушались безумных, сумасшедших людей... Год назад в события вмешалась Московская городская дума. Правда, шансов что-то изменить у нее было мало: театр — федеральная собственность и находится в ведении Министерства культуры. В апреле 1999 года депутаты Евгений Бунимович и Михаил Москвин-Тарханов обратились в Управление по охране памятников. — 6 мая мы написали министру культуры Егорову — до решения экспертной комиссии все работы на территории театра должны были прекратить. Но, несмотря на это, работы шли, — говорит зав. сектором краеведения Надежда Ланчикова. — Мы выступаем за сохранение наследия Образцова. Может, что-то и нужно было сделать, но мы никогда бы не разрешили уничтожить зимний сад. Совсем недавно, в начале марта, Театр Образцова попал в списки памятников истории культуры. Весь его комплекс, включая вспомогательные здания и парк. Теперь все ремонтно-строительно-реставрационные работы нужно в обязательном порядке согласовать с Управлением по охране памятников. — Надеемся, что перекраивать остатки исторического наследия больше не будут. Инспектор из Управления по охране памятников будет за этим следить, — говорит депутат Бунимович. О том, что обстановочка в театре, мягко говоря, странная, говорит такой факт: актеры очень просили не называть их имен — боятся, что директор накажет рублем. По их словам, так было уже не раз. Скоро, в 2001 году, столетний юбилей Сергея Владимировича Образцова. И 70-летний — театра. Вот только неясно, с чем его поздравлять?





Партнеры