УБРАТЬ ПО—ТИХОМУ

21 апреля 2000 в 00:00, просмотров: 8581

К этой скользкой теме нас подтолкнула кончина Анатолия Собчака. Так неожиданно, скоропостижно и непоправимо он скончался, что многие в тот день невольно вспомнили подозрительно нелепые смерти политиков сталинской эпохи, слухи про уколы зонтиками и прочие таинственные операции КГБ по устранению врагов режима... Правда ли, что в прежние времена государство практиковало ликвидацию неугодных при помощи ядов? что клиническая картина в таких случаях соответствует смерти от инфаркта, инсульта или сердечной недостаточности? что эти яды невозможно выявить в теле умершего? Если это так, то вполне вероятно, что и Ленин, и Сталин умерли не своей смертью... Можно ли это проверить? И главное — где сейчас все эти яды и применяют ли их современные спецслужбы? А если нет, возможно ли в принципе возобновить практику "секретных" отравлений? От сердечной недостаточности и прочих "скоропостижных" причин выдающиеся личности особенно часто умирали в первой половине ХХ столетия. Михаил Фрунзе — народный комиссар по военным и морским делам. Умер в 1925 г., не приходя в сознание, после операции язвы желудка. На операцию он был вынужден лечь в порядке "партийной дисциплины" и лично по настоянию Сталина. Загадочная смерть полководца послужила сюжетом для "Повести непогашенной Луны" Бориса Пильняка. Владимир Бехтерев — невролог и психиатр. Скоропостижно скончался в 1927 г. вскоре после того, как поставил Сталину диагноз паранойя. Валериан Куйбышев — председатель Госплана. Умер в 1935 г. В его смерти, как и в смерти Кирова, обвинялись "фашистские наймиты — троцкисты и зиновьевцы", хотя истинная причина остается загадкой. Максим Горький — пролетарский писатель. Умер в 1936 г. Смерть Горького была объявлена делом рук "фашистских агентов", в роли которых оказались лечившие его врачи. Рауль Валленберг — шведский дипломат, арестованный СМЕРШем в 1945 году. По официальным данным, умер во Владимирской тюрьме от инфаркта миокарда. Позже появились слухи о том, что Валленберга умертвили с помощью инъекции яда. Андрей Жданов — 1-й секретарь Ленинградского обкома и горкома ВКП(б). Умер в 1948 г. В смерти Жданова позднее обвинили группу кремлевских врачей, в связи с чем было сфабриковано дело о "врачах-вредителях". Иосиф Сталин — умер 5 марта 1953 г. на даче от кровоизлияния в мозг, оставленный без медицинской помощи своими соратниками. Существует версия о причастности к смерти вождя Лаврентия Берии — единственного человека, имевшего к нему прямой доступ. ЛАБОРАТОРИЯ-Х Спецлаборатория НКВД, в которой разрабатывались яды для "бесшумного" устранения, — увы, не миф, а печальная страница истории нашего государства. Такая лаборатория действительно существовала. Сведения о ней хранятся в уголовном деле Лаврентия Берии. Это многотомное дело засекречено и поныне, и мы не смогли получить к нему доступ. Однако работники прокуратуры, имевшие возможность с ним ознакомиться, рассказывают следующее. Токсикологическая лаборатория, созданная в 1921 году при председателе Совнаркома Ленине, поначалу именовалась "специальным кабинетом". В 1937 году она вошла в структуру НКВД и до 38-го года представляла собой рядовую структуру, сотрудники которой занимались научно-исследовательской работой — выводили новые ядохимикаты и проверяли их на крысах, кроликах и воронах. В конце 1938 года подразделение возглавил Григорий Майрановский — бывший руководитель токсикологической лаборатории Всесоюзного института экспериментальной медицины. С его приходом лаборатория заработала в совершенно ином качестве — вновь создаваемые яды стали испытывать на заключенных. Яды должны были не только гарантированно убивать, но и не оставлять никаких следов в организме. Санкцию на проведение опытов с живыми людьми, причем не только приговоренными к смертной казни, но и просто подследственными, дал Лаврентий Берия. За 1938—1945 гг. от "лекарств" доктора Майрановского и его подчиненных умерли десятки людей. Известны некоторые яды, испытывавшиеся в лаборатории. К примеру, дигитоксин — его действие характеризуется возбуждением, появляется одышка, сильные боли в области сердца, смерть наступает через несколько часов. Другой препарат — К-2, карбиломинхолинхлорид. Как только его давали заключенным с пищей, у них начиналось расстройство желудка. Подопытные умирали в страшных муках через несколько часов. Еще одна разновидность испытуемой отравы — курарин. Его действие — 10—15 минут — могло полностью устроить любого отравителя, а судебно-медицинские эксперты позже делали заключение о том, что смерть наступила от слабости сердечной мышцы. Трупы подопытных доставляли в больницу Склифосовского на вскрытие. Если оно показывало, что отравленный умер, к примеру, от паралича сердца и яда в организме не могли обнаружить даже опытные исследователи-патологоанатомы, этому яду присваивался гриф "секретно". В лаборатории-Х разрабатывались и средства отравления — те же зонты и ручки-"кололки". Обо всех опытах в обязательном порядке докладывали Берии. После окончания Великой Отечественной министр госбезопасности Виктор Абакумов запретил проводить эксперименты на подследственных, а смертная казнь была отменена на несколько лет в честь победы над фашизмом. Лаборатория стала испытывать острую нехватку в человеческом материале, работа спецполигона оказалась парализована. В конце 40-х деятельность спецлаборатории была фактически свернута: Советский Союз обвинял фашистскую Германию в варварских преступлениях, в том числе в умерщвлении людей с помощью различных химических и биологических веществ. В этой ситуации было бы очень некстати, если бы стало известно, что в СССР проводятся точно такие же эксперименты. Официально секретная лаборатория перестала существовать после 1953 года. Но это была лишь видимость упразднения. КГБ продолжал получать задания от высшего руководства страны, странные внезапные смерти продолжали настигать самых разных людей в самых неожиданных местах. В 1978 году в Лондоне был убит Георгий Марков — болгарский диссидент, работавший на Би-би-си и считавшийся агентом английской разведки. Операцию проводила болгарская разведка при поддержке спецслужб СССР: Марков погиб от укола зонтиком, изготовленным в спецлаборатории КГБ. Подобным же образом за рубежом были ликвидированы многие советские перебежчики. По свидетельству генерал-лейтенанта КГБ Павла Судоплатова, в 60—70-х годах токсикологическое подразделение скрывалось под вывеской "Спецлаборатория №12 Института специальных и новых технологий КГБ". Вспоминая времена Горбачева, Судоплатов, кстати, говорит, что Михаил Сергеевич также "проявлял интерес к практике устранения политических соперников в прежние времена". СЫВОРОТКА ПРАВДЫ Дальнейшей судьбой лаборатории мы поинтересовались у бывшего директора ФСБ Николая Ковалева. "Я начал работать в КГБ в 1974 году. К тому времени эта лаборатория уже прекратила свое существование. Когда в 1996 году я возглавил Федеральную службу безопасности, в структуре органов не было подразделений, которые занимались бы ядами. Я не сталкивался ни с чем подобным и полагаю, что слухи о том, что в КГБ активно занимались такой деятельностью, сильно преувеличены. Подобные работы могут вестись только на промышленном заводе со специфическим оборудованием и оснащением. Для этой цели больше подходили имевшиеся у нас в стране специальные предприятия, которые производили химическое оружие для военных целей". Можно понять бывшего директора ФСБ в его нежелании рассуждать на столь щекотливые темы. Однако достоверно известно, что, скажем, препарат, "развязывающий язык", применялся в ФСБ при директоре Ковалеве и в настоящее время продолжает применяться. И все сотрудники ФСБ знают, что у них в принципе есть возможность получить такой препарат. Другое дело, что применяют его сравнительно редко: если, к примеру, от показаний допрашиваемого зависит безопасность тысяч граждан страны либо одного ее руководителя. Допрос с "сывороткой правды" производится только с санкции директора ФСБ. Руководитель управления, сотрудники которого работают с особо опасным арестованным, обращается к директору ФСБ, тот рассматривает материалы и разрешает использовать препарат, если находит это необходимым. На допрос приходит красивый господин и делает подследственному укол. Но приходит-то этот господин не с улицы. Он тоже сотрудник ФСБ. Следовательно, в ее структуре существует некое подразделение "медицинских способов воздействия". И если оно имеет препараты "откровенности", то почему бы там же не хранить на всякий случай и препараты "сердечной недостаточности"? Или хотя бы рецепты их изготовления... ЯДОВИТЫЙ СОБЛАЗН Разработчик оружия всегда скажет, что оно самое лучшее и надежное. Но так ли это на самом деле, определяет не разработчик и не его подопытный, а независимая экспертиза. Может быть, те яды, о которых идет речь, судмедэксперты сороковых годов просто не старались обнаруживать. Или у них не было для этого достаточных знаний или инструментов, а сейчас они смогут выявить какой угодно яд... К сожалению, лучшие токсикологи Москвы, с которыми мы беседовали, не разделяют нашего оптимизма: "Отравить человека так, чтоб все думали, что он умер по естественной причине, очень легко. Достаточно просто нарушить в его организме баланс ферментов — веществ, обеспечивающих все без исключения процессы, от хлопанья ресницами до дыхания". Фермент вырабатывается, делает свою работу, и тут же генерируется другой, для того чтобы разрушить первый, — это происходит непрерывно в каждом из нас. Если ввести в организм ударную дозу фермента-разрушителя (инсулина, к примеру) из пары, отвечающей за какой-либо жизненно важный процесс, он без остатка "сожжет" своего напарника (для инсулина это сахар), который как воздух необходим, скажем, нервным клеткам. В результате — смерть. Но ни один эксперт при вскрытии не найдет в теле покойного чего-либо инородного, неестественного для организма, что могло бы натолкнуть на мысль об отравлении. Еще один пример. Можно разрушить систему свертываемости крови, заблокировав хотя бы один из двух десятков отвечающих за нее ферментов. (Для крыс, кстати, такое вещество давно найдено, оно называется крысиным ядом и убивает через 18—20 часов.) Кровь густеет, образуются тромбы и — получите инфаркт в чистом виде. Уже известный нам курарин вызывает паралич всей мускулатуры. Мышцы повисают бессильными тряпками — человек не может дышать, сердце не может биться. Курарин быстро разлагается, и эксперту, который не находит ни снаружи, ни внутри никаких причин наступления смерти, остается развести руками и обвинить во всем сердце. Так в графе "причина смерти" появляется запись об острой сердечной недостаточности, разрыве или параличе сердца. Вообще, по официальной статистике в 10—15 процентах случаев специалистам так и не удается выяснить, почему же человек умер, и приходится констатировать так называемую острую смерть. НАЙТИ ЯД СЛОЖНО. НО МОЖНО На сегодняшний день синтезировано и описано восемь миллионов химических веществ. Более ста тысяч подходит для отравления человека. Чтобы найти одно из этих веществ в отравленном организме, надо прежде всего знать, что ищешь. Ведь каждое вещество идентифицируется по-разному — при помощи абсолютно различных приемов, методов, химических реакций. Теоретически, вскрыв труп, можно, конечно, попытаться методом перебора установить, какое вещество из этих ста тысяч стало убийцей. Но для этого потребуется, во-первых, очень опытный химик-аналитик, во-вторых, чистые образцы всех этих ста тысяч веществ, или на худой конец их характеристики (точка кипения, точка росы и т.п.), и, в-третьих, год времени, если уделять каждому варианту яда по пять минут (в реальности уходит как минимум сорок). Все это при условии, что отравитель был дилетантом, использовал только один ядохимикат и ни с чем его не смешивал. Если же отравитель имеет специальное образование, он может запустить в организме очень сложные многоступенчатые процессы, приводящие к смерти. К примеру, человеку вводится некое совершенно безобидное вещество А. Под действием ферментов оно разрушается и образуется вещество В, из него — вещество С и т.д. На каком-то шаге рождается высокотоксичное вещество N, которое и убивает жертву. В этом случае эксперт сможет установить причину смерти только тогда, если будет знать, что "родоначальником" было именно вещество А, и всю цепочку его превращений в человеческом организме. Наиболее громкий пример последних лет — отравление банкира Ивана Кивелиди. Но в этом случае применение яда как раз было очевидным, и специалисты утверждают, что такое убийство мог спланировать только токсиколог-профессионал, который хорошо знал "науку" острых отравлений. ИСТИНА В МУМИЯХ По поводу Ленина известно лишь, что умирал он мучительно и за несколько месяцев до смерти просил яд из "спецкабинета", дабы принять его и покончить раз и навсегда с муками. Руководство партии, однако, не согласилось убить товарища Ленина даже по его просьбе, и он умер естественной смертью. Что касается Сталина, то здесь известно еще меньше. Однако сотрудники Генпрокуратуры, работавшие с делом Берии, деликатно говорят, что "не могут со стопроцентной уверенностью утверждать, что Сталин умер своей смертью". Другими словами, это дело дает достаточно оснований подозревать, что Берия расправился с шефом, использовав некий яд из лаборатории НКВД, находившейся в его ведении. К тому времени он впал в немилость у Сталина, и уже вовсю раскручивалось дело "мегрельских уклонистов", которое должно было закончиться обвинением Берии как главного вдохновителя. Лаврентию Павловичу, чтобы спастись, необходимо было, не дожидаясь ужасного конца, нанести Сталину превентивный удар, и он вполне мог это сделать. Это было в его характере. Но все это умозаключения, которые имеют только косвенное подтверждение. А как оно было на самом деле — достоверно неизвестно. Свидетелей не осталось, и сейчас узнать правду можно, только если провести экспертизу телесных останков вождей революции. Насколько это реально? Специалисты лаборатории при Мавзолее считают, что вероятность обнаружения наличия яда в мумии крайне мала: "Вскрытие тел проходило по обычной методике: разрезали грудную клетку вдоль хрящей и ребер, временно удаляли грудину, через отверстие в восходящей аорте вводили консервирующую жидкость, — объяснили бальзаматоры. — Никаких внутренних частей тела, которые могли бы сохранить остатки яда, просто не существует. К тому же процесс бальзамирования длится полтора-два месяца. Все это время тело находится в растворе, то есть вымачивается, следовательно, концентрация любых ядов, будь они в организме на момент смерти, резко снижается. Единственное, что сегодня можно было бы исследовать на предмет обнаружения яда, это волосы. Но, исследуя их, можно сделать заключение лишь о наличии в теле сильнодействующих ядов. Например, мышьяка. Если Сталина или Ленина и впрямь отравили, наверняка использовали более утонченные яды". "Обнаружить яд в теле забальзамированного трупа практически невозможно, — вторят бальзаматорам судмедэксперты, к которым мы также обратились за консультацией, — вероятность того, что следы ядов можно обнаружить в волосах, крайне мала. Впрочем, точно можно сказать, лишь проведя соответствующие исследования. Судебной медицинской экспертизе порой приходится сталкиваться и с более сложными случаями". Так что надежда — пускай даже очень маленькая — узнать правду о смерти вождей все-таки есть. Но если тело Ленина и впрямь можно исследовать на наличие яда в организме, то с телом Сталина дело обстоит сложнее. Его еще надо найти. Как удалось узнать, в архивах ФСБ хранятся материалы о захоронении Сталина и фотографии его похорон. Однако все они имеют гриф "совершенно секретно" со сроком давности 50 лет — так же, как и материалы о вскрытии тела Сталина. Так что увидеть их можно будет лишь в 2011 году. Пока же широкой публике известно следующее. На XXII съезде КПСС в октябре 1961 года секретарь Ленинградского обкома Спиридонов предложил вынести Сталина из Мавзолея и перезахоронить его. Хрущев без обсуждения поставил вопрос на голосование, и делегаты единогласно проголосовали "за". Официально считается, что Иосиф Виссарионович захоронен у Кремлевской стены. По свидетельству тогдашнего начальника 9-го управления госбезопасности, перед похоронами со Сталина сняли парадный мундир, спороли все золотые пуговицы, надели старый, поношенный, тело положили в обычный, набитый стружками гроб, который поместили в срочно подготовленную могилу. Существует и описание могилы — снизу и с боков железобетон, верх — из гранитной плиты. Сотрудники лаборатории при Мавзолее, кстати, считают, что этот "каменный мешок" герметичен и тело Сталина по сей день сохраняется там в неизменном виде. И если это так — значит, можно проводить экспертизу... ЗАЧЕМ ЭТО НАДО? "Что за дикие идеи, — наверняка скажет большинство наших читателей, — ворошить мертвых. Умер человек, а какая разница от чего..." Но разница есть. Конечно, Ленину, Сталину, Берии и сотням, если не тысячам отравленных "врагов народа" уже все равно, кто кого и как отправил на тот свет. Но нам, гражданам государства, сложенного из их судеб-кирпичиков, это не безразлично. Правду нужно знать, чтобы жить с открытыми глазами. Нужно знать, на что способно наше государство. Знать, что в этой банке с пауками дозволяется то, что запрещено людям. Там не существует границ, выставленных моралью, и обитатели банки не терзаются муками Раскольникова, решаясь на приказ "убрать по-тихому". Так повелось с самого начала, и люди свыклись и привыкли считаться со вседозволенностью властей как с реальностью жизни. Именно поэтому у нас возникают предположения об отравлении, когда видный политик неожиданно умирает от инфаркта. Это происходит подсознательно. Мы подсознательно допускаем, что на высоком государственном уровне может быть принято решение "убрать по-тихому". Хотя по всем человеческим правилам гражданское общество не должно допускать такой возможности. Поэтому надо докапываться до истины и проводить экспертизы, и искать доказательства отравлений, и говорить обо всем открыто, и называть вещи своими именами, и отучать самих себя покорно принимать преступления власти за Божью кару, ниспосланную свыше. Иначе законсервированная лаборатория-Х в любой момент снова заработает с полной нагрузкой.



    Партнеры