БАБУШКА ЛЕНИН

22 апреля 2000 в 00:00, просмотров: 1094

Владимиру Ильичу стукнуло 130. Это житейское словечко "стукнуло" сегодня мало кого покоробит, ибо в стране все настолько изменилось, что маленькие дети при слове "дедушка Ленин" спрашивают, о какой Лене идет речь. А ведь и правда: В.И.Ульянов действительно был чей-то пращур, и остается им до сих пор. И у репортеров "МК" возникло желание разыскать родню Ульяновых, поздравить с памятной датой, пожелать здоровья и счастья. По-человечески, без всякого там "светлого будущего". Слава богу, оно, "светлое будущее", — в прошлом... ...Букетик оранжевых хризантем, торт "Птичье молоко" и скромная денежная премия к празднику. Как говорится, чем богаты репортеры "МК", тем и решили выказать свое почтение единственной родной племяннице великого революционера. Ольга Дмитриевна Ульянова живет на улице Станиславского, в двух шагах от Кремля. Полукруглый девятиэтажный кирпичный дом с необычными резными балконами. Вокруг — металлический забор. Около дома — ряд дорогих иномарок. Каждый подъезд на ночь запирается на ключ. В подъезде — консьержка, ковровые дорожки, цветы в глиняных горшках и запах вареной картошки. Восьмой этаж. Дверь из темного дерева... — Кто там? — раздался за дверью низкий тихий голос. Извинившись, мы представились. — Нам бы Ольгу Дмитриевну... — робко попросили мы. — А-аааа, — протянули за дверью. Через секунду из квартиры выпорхнула маленькая, худенькая бабулька в домашних тапочках. Кроме тапочек на 78-летней Ольге Дмитриевне была надета только длинная красная футболка. Несколько минут мы пребывали в недоумении. В нашем представлении племянница Ленина должна непременно носить юбки в пол, закрытые рубашки, очки в пол-лица и тугой пучок на затылке. Мы еще долго думали перед визитом, не нацепить ли нам самим комсомольские значки... — За цветы, конечно, спасибо, но вот торт я взять не могу: желудок уже не тот, сладкого вообще нельзя. Картошку ем. Побаловать себя могу только соевым печеньем. Знаете, как вкусно! — вздохнула Ольга Ульянова. — Говорить мне очень тяжело стало. Голова постоянно кружится. А еще ведь поликлинику каждый день надо посещать, а она от дома неблизко... ...Минут двадцать общались мы на лестничной клетке с Ольгой Дмитриевной. За это время успели разглядеть ее изящные длинные пальцы в золоте-брильянтах и понять, что наследие Ленина — в надежных руках. В отличие от его дела... Накануне репортеры "МК" побывали в Горках, последнем пристанище Ильича. Некогда цветущая дача Ульяновых пребывает в полном запустении. ОСТРОВОК ПРИНЦА УЭЛЬСКОГО Зарубежные фонды спасают Горки Ленинские В Горках знал его любой... ...Подмосковное имение Горки, в котором закончил свои дни на этой Земле Владимир Ленин, ведет свою родословную отнюдь не с вождя мирового пролетариата. Первым владельцем имения был еще герой 1812 года генерал Писарев. Его владения на рубеже XIX века считались великолепным местом для отдыха и служили объектом зависти не менее сиятельных соседей. Князей Волконских и Шереметьевых, поэтов Карамзина и Вяземского. А после первой русской революции Горки перешли в собственность вдовы "красного спонсора" и текстильного магната Саввы Морозова — Зинаиды Григорьевны — и ее нового мужа, отставного политика г-на Рейнбота. Будучи людьми состоятельными и светскими, они перестроили усадьбу на современный лад с помощью знаменитого архитектора Шехтеля. Понятное дело, красноармейцы, исследовавшие имение летом 1918 года, были попросту шокированы. "...Оно имеет пахотной земли около 150 десятин и 93 десятины леса. И располагает всем необходимым оборудованием, как-то: с/х инвентарем, великолепным, оборудованным по последнему слову техники скотным двором, голов на 150, электрическим освещением, водопроводом, отоплением, громадным барским домом, большими оранжереями и теплицами, фруктовым садом и огородом..." Так описывали они прелести Горок товарищам из ЦК. В общем, в окрестностях Москвы это было наилучшим местом лечения для раненого эсеркой Каплан Ильича. Комендант Кремля, экс-депутат Центробалта тов. Мальков, лично приехал в Горки с инспекцией. Портреты Морозовых, писанные самим Левитаном, были убраны с глаз долой на чердак, а мебель переставлена в соответствии со вкусами бывшего матроса. Вдове Морозова предоставили комнату в одной из столичных коммуналок. А вот судьба остальных ее домочадцев не так уж безоблачна. Дети фабриканта — Савва-младший и Тимофей — были репрессированы... Итак, в сентябре 1918 года Владимир Ильич Ульянов объявился в имении практически со всей своей фамилией: женой Надеждой Константиновной Крупской, сестрами Анной и Марией (известной советским пионерам под именем Маняши), братом Дмитрием. Позднее еще подселились их семьи и родственники... По словам историков-лениноведов, Ульяновы за годы царских гонений привыкли жить в далеко не барских условиях, поэтому им очень хотелось "вспомнить молодость" — осесть в ультракомфортабельном морозовском особняке. Однако не свезло. Заселившись дождливым осенним деньком в главный дом усадьбы, они — то ли по ошибке, то ли по незнанию или забывчивости — затопили... декоративный камин. Горки чудом спаслись от пожара. Но семье пришлось переехать в одну из пристроек, где была установлена нормальная "печка-голландка". Именно сюда, в северный флигель, захаживал попить чайку известный по стихам Твардовского печник. Именно здешнее житье-бытье Ильича нашло отражение во многих произведениях советских авторов: "В Горках знал его любой. Старики на сходку звали, дети, попросту, гурьбой, чуть завидев, обступали..." Та же история с печником, с елкой для детей. Правда, на елку пригласили вовсе не крестьянских детей, а партийных. И дедушка Ленин, а было это в последний год его жизни, не водил с ними хороводы. Он тихо сидел в инвалидном кресле и радовался... Но даже находясь в столь плачевном физическом состоянии, Владимир Ильич сохранил революционную ясность ума. Здесь, в Горках, уже прикованный к постели, практически парализованный, но сохранивший возможность писать левой рукой, он настоятельно требовал показать ему списки высланных из Петербурга и живо интересовался у приближенных: "Почему оставили в покое Булгакова? Когда вышлют Замятина и Бердяева?.." Однако силы сдавали. Телефонный аппарат фирмы "Эриксон" 1913 года выпуска, установленный еще Зинаидой Морозовой, уже не устраивал потерявшего слух большевика №1. В отчаянии он запрашивал товарищей из ЦК: "Уж не саботаж ли это? Слишком плохо работает связь..." Зрение тоже слабело. Ленин, привыкший читать по шестьсот страниц в день, страдал не только физически, но и морально. Оставалось только лежать и часами слушать Надежду Константиновну, которая читала ему вслух "Мои университеты" Горького... Блеск и нищета ленинского дома Чтобы увековечить память первого вождя Страны Советов, в 1938 году Сталин приказал превратить ленинский дом в музей. Мешал осуществлению этого плана Дмитрий Ульянов, вместе с семьей проживавший в имении. Пока думали, куда девать младшего брата самого Ленина, началась Великая Отечественная. После победы родственников Ильича все-таки переселили (Дмитрий умер, когда немцы рвались к Волге), и в 1949 году музей таки открылся. Столь важному событию в жизни партии и народа предшествовала кропотливая работа историков. Со всей страны в дом свозили личные вещи Ленина и расставляли мебель так, как она стояла в начале 20-х. Делалось это в основном по фотографиям Маняши Ульяновой, которая была заядлым фотолюбителем и нащелкала несколько сотен снимков о жизни Ильича в Горках. Но когда генералиссимус Сталин умер, "английский шпион" Берия распорядился музей закрыть, а в усадьбе устроить детский дом... Правда, ходят слухи, что Лаврентий Палыч не для детишек старался. Он тоже любил эти живописные места и сам хотел со временем поселиться в имении. Тем более что "рабочий кабинет" на его даче, в близлежащем Расторгуеве, уже его не устраивал. "Там хоть сейчас отковырни кусок штукатурки — сплошные кровяные разводы и следы от пуль", — рассказывают старейшие работники музея... Осенью 1953 года Берию расстреляли и все его начинания прикрыли, но и того достаточно недолгого времени вполне хватило, чтобы фактически растащить музей. Восемь тысяч экспонатов было распродано по дешевке. Бывало, у окрестного крестьянина энкавэдэшники находили стол из красного дерева, приобретенный им за три рубля. Другая часть экспонатов перешла на баланс ЦК и была роздана по партийным санаториям... Так или иначе музей был восстановлен, получил имя Государственного исторического заповедника и находился под непосредственным контролем ЦК КПСС. "Любая наша просьба, типа покрасить, побелить, исполнялась беспрекословно", — вспоминают сотрудницы музея. С еще большей теплотой вспоминают они... Михаила Горбачева. Новый Мемориальный комплекс, с буфетом, дорогими движущимися видеоэкспозициями и конференц-залом, уже строился ни шатко ни валко, аж с середины 70-х. Но Михаил Горбачев, едва взойдя на престол, распорядился "шире показать деятельность Ленина массам". Идеологический отдел разработал план модернизации музея в Горках, который потом утвердил Пленум ЦК КПСС. В новое здание перетащили все документы о проживании Ленина в Горках, его письма и статьи. А в самой усадьбе воссоздали обстановку времен Ильича. ...В 1987 году комплекс наконец-то принял первых посетителей. На площадке перед музеем ежеминутно парковались экскурсионные автобусы. Просто так, "дикарем" попасть в Горки было невозможно. Только через турагентства, заказав билеты заранее. Без очереди билеты давали только передовикам производства. Пик популярности музея пришелся на 1989 год. Тогда в Горках побывало 800 тысяч туристов. Теперь посещаемость комплекса напрямую зависит от делегаций с дружественного Востока — Китая и Северной Кореи, а также военных, которых руководство по привычке просвещает в советских традициях. Пришлось даже отменить автобусный маршрут, который раньше подвозил прямо к воротам заповедника. Да и гиды — чего уж там! — не так ревностно выполняют свои обязанности. — Раньше здесь было престижно работать, экскурсоводы все как на подбор: по три языка знали. А теперь — бывший врач, бывший учитель начальных классов... — сокрушается директор музея Вячеслав Здесенко. По его словам, проблем куча. Начинаются они за несколько километров до заповедника, где раньше высилась гранитная стела-указатель с профилем Ильича и немеркнущим изречением: "Дело Ленина живет и побеждает!". Которую несколько лет назад сильно повредил врач-стоматолог. Подогнал средь бела дня кран, разобрал по плитам часть памятника и отвез к себе на дачу. Работникам милиции удалось вернуть только жалкую часть. Да и ту установить обратно некому... — Раньше постановлением ЦК КПСС над государственным заповедником были запрещены полеты авиации. Но когда "Лукойл" построил рядом дачи, "Домодедовские авиалинии" стали летать в обход богатых коттеджей. Зато над Горками, — продолжает перечислять свои беды Здесенко. — А вибрация и предпосадочный сброс горючего портят здания и экологию... В принципе были бы деньги — можно было бы договориться хоть с чертом, уверены работники музея. Но Горки финансируются Министерством культуры. Средств хватает лишь на невысокую зарплату сотрудникам. Бабушки-смотрительницы вынуждены собирать яблоки в ленинском фруктовом саду. Варенье, говорят, из них отличное. Зависть и обиду работников музея вызывает еще тот факт, что вокруг них расположена так называемая охранная зона заповедника — леспромхоз, колхоз имени Ленина, другие службы... Они создавались для обеспечения деятельности общегосударственного достояния, теперь же находятся в ведении столичной и подмосковной администрации, а значит, получают гораздо больше денег, чем живущие на "федеральном пайке" музейщики. По счастью, в распоряжении Вячеслава Иосифовича есть и внебюджетные статьи дохода. Например, аренда конференц-зала. Правда, клиентов немного (зал снимают не более двух раз в месяц), поэтому директор часто идет на уступки. Недавно проходил слет окрестных учителей — сошлись на тысяче "деревянных". Но главная перспектива заработка — это участившееся внимание западных спонсоров к финансовым трудностям Горок. Осенью Горки принимали конференцию Фонда "Ноу-Хау", руководимого Соросом, и Фонда лидеров бизнеса под эгидой принца Уэльского. Обе организации перечислили на счет заповедника по 15 тысяч баксов. Кое-чего можно подработать и на ленинском наследии... — Мне французы предлагали "Роллс" Владимира Ильича на Парижский автосалон забрать. На целых три месяца. Предложили... 8 тысяч долларов. Ничего себе, думаю. А что посетители у меня будут смотреть?.. Если бы вы 80 тысяч предложили, я бы, может, и согласился... — рассуждает директор музея. В его планах — покупка торговой лицензии, передвижные буфетики, организация лодочной станции на реке Пахре. — А ведь можно устраивать и "рыбные туры"! — расходится Вячеслав Иосифович. Пруды-то здесь зарыбляются регулярно со времен Ильича. В Горках водятся жерех, плотва, карп, окунь, щука и даже усатый сом. А уж коли запустить в окрестные леса кабанчиков или лисят — впору кино снимать: "Особенности ленинской охоты". Да вот только понравится ли это идеологическим наследникам Ильича — коммунистам? Виданное ли дело — поставить символ всей жизни на службу "золотому тельцу"?..



    Партнеры