ПСИХОлингвистические ИГРЫ

24 апреля 2000 в 00:00, просмотров: 721

Все затаились. Ну буквально — вся страна. Дескать, какой он, Путин? В качестве Президента России? Господин или все-таки товарищ? По РТР телевизионный фильм показали. Называется "Неизвестный Путин". Большего лизоблюдства мне давно уже видеть не приходилось. Ну прямо — "дорогой Леонид Ильич". Известнее Путин не стал. Известней некуда. При этом изо дня в день мне задают один и тот же вопрос: "Что будет?" Аркадий Райкин на этот вопрос уже давно ответил: "Пиво холодное будет". Впрочем, предпочтения Владимира Владимировича понемногу становятся известными. Ну, авиация там. Флот опять же. Подводный. Оно, может, и правильно. Государство без армии — это какая-нибудь там задрипанная Швейцария. Или даже Монако. А мы совсем даже не Монако. Но пока они, предпочтения президентские, все-таки как бы неявные. Пока г-н Путин нас, как в свое время Остап Бендер миллионера Корейко, за вымя трогает. На предмет обнаружения нашей реакции. Мы — не реагируем. Недавно вот Путин в Краснодаре побывал. С дружественным визитом. Общался с "батькой Кондратом", он же губернатор Краснодарского края Николай Кондратенко. Свои впечатления о состоявшейся беседе президент выразил коротко, но емко. И вполне определенно. "Взгляды Николая Игнатовича не совсем обычны. Но каждый имеет право на свое мнение". Тут Владимир Владимирович явно обмишулился. Ничего необычного во взглядах губернатора Кондратенко не наблюдается. Самый что ни на есть примитивный черносотенец с зоологическим уклоном. Бей жидов (то есть, извините, сионистов), а также прочих кавказцев. Оригинальностью не пахнет. Пахнет погромами. А вот насчет своего мнения, на которое "каждый имеет право", — здесь Путин как раз в точку попал. Однако высказанные публично антиинородческие взгляды, да к тому же лицом, облеченным властью, заставляют вспомнить об Уголовном кодексе. Каковой, впрочем, в нашей стране, похоже, не действует. Почему — другое дело, к нему, к этому другому делу, мы еще вернемся. Пока же отметим, что столь лояльное отношение нового Президента России к макашовско-кондратенковскому "неандертальству" (точное выражение Юрия Лужкова) заставляет подумать еще и о том, в какой же стране мы будем жить в ближайшем будущем. Вопрос "Что будет?" становится актуальным. Самое интересное, что беспокоит он не только нас, граждан нашей замечательной отчизны. Непонятливых иностранцев он тоже беспокоит. Ясное дело — в одном ряду с Гондурасом, но все-таки. 98 американских сенаторов (а их всего-то там — сотня, и даже не черная) г-ну Путину письмо прислали. Насчет нашего неандертальства интересуются. Лучше бы они своим ку-клукс-кланом занимались. Так нет же: "Антисемитизм, — пишут сенаторы, — не должен становиться оружием в борьбе за власть между политическими партиями". Ну, не должен и не должен. Мы-то здесь при чем? Так ихняя писучая сотня на этом не остановилась. "Борьба с антисемитизмом, — поучают американские сенаторы нашего дорогого президента, — должна стать одним из приоритетов российских властей". Совсем обнаглели. Ну, Владимир Владимирович их, понятное дело, отбрил. По-нашему. Нет, вы не подумайте — без мата. Но тем не менее вполне достойно отбрил. "Любые акты антисемитизма рассматриваются в России как недопустимое проявление агрессивного национализма, которому нет места в цивилизованном обществе", — заявил в ответном послании наш дорогой Владимир Владимирович. Ай, молодец! В цивилизованном обществе места действительно нет. Так то ж в цивилизованном... Но нам туда тоже очень хочется. Поэтому у краснодарского губернатора просто "не совсем обычные взгляды". А то, что изгнанное из Москвы РНЕ нашло приют и ласку как раз у "батьки Кондрата", — этого г-н Путин как бы не знает. На таком фоне доверительная встреча Президента России с неандертальцем — явный симптом. Но это еще что. В нынешнем году как раз юбилей стукнул. Десять лет одному ужасно интересному уголовному делу. Возникло оно еще в СССР, в 1990 году. Главный персонаж — некий "русский академик" (так он сам себя именует; по-видимому, кликуха у него такая). Фантастически невежественный, сей "академик" на протяжении многих лет издавал откровенно погромную газетенку, выпустил с одобрительными комментариями "Мою борьбу" небезызвестного ефрейтора, а также призывал (и призывает) к полной депортации евреев из России. Спасибо, что только к депортации. Но, допустим, подобные призывы нашу замечательную прокуратуру не убеждают. Прокуроры — они вообще люди скептические. Один из них, к примеру, на вопрос: "Нуждается ли в лингвистической экспертизе лозунг "Бей жидов — спасай Россию!"?" — ответил: "Обязательно". Ну хорошо: на откровенный антисемитизм наша прокуратура не реагирует. Но ведь соответствующая статья УК не только о разжигании межнациональной вражды повествует. Она еще и религиозную рознь в себя включает. Тут вышеупомянутый "академик" тоже наследить успел. Цитирую: "Христианство — это религия духовного разложения, своего рода духовный СПИД, разрушающий защитные силы народа перед нашествием чуждых и враждебных сил. Иисус, называющий себя Христом, не просто идиот, параноик и извращенец. В его действиях легко видеть целенаправленный злой умысел". Как вам это нравится? Прокуратура, похоже, в восторге. В деле "академика" имеется еще один, так сказать, промежуточный юбилей. Ровно пять лет назад, в апреле 1995 года, судья Московского городского суда Гусева вынесла обвинительный приговор. В тот раз "академику" ничего не помогло. Даже то обстоятельство, что прокурор Московской прокуратуры Сумин отказался поддерживать обвинение и заявил о своей солидарности с подсудимым. Такие у нас с вами, граждане, прокуроры. Тем не менее "академик" был приговорен к максимальному тогда штрафу. Кроме того, в течение трех последующих лет ему было запрещено заниматься издательской деятельностью. По-видимому, такой перерыв в столь полезной деятельности "академика" был признан кем-то чрезмерно длительным. А посему сразу же после обвинительного приговора осужденному была предоставлена амнистия. Знаете в связи с чем? Не поверите: в связи с 50-летием Великой Победы над фашистской Германией. Вот уж поистине — страна парадоксов. Реакция на эту трогательную заботу последовала незамедлительно. "Академик" выпустил книгу "Суд над академиком", треть которой — перепечатка глав "Моей борьбы" Адольфа Алоизовича, а все остальное — близкие по духу "произведения" самого "академика". Главная их мысль все та же: призыв к депортации российских евреев "до последнего человека". Дело против непотопляемого "академика" возникло вновь. Однако не подумайте — вовсе не по инициативе прокуратуры. Напротив: прокуратура делала все от нее зависящее, чтобы закрыть дело. Она пыталась сделать это не один, не два, а пять раз. Однако не получалось. Московский антифашистский центр и Союз евреев — инвалидов и ветеранов Великой Отечественной войны оказались самыми настоящими сутягами: из-за них несчастному "академику" пришлось отбояриваться еще целых пять лет. Да не одному (один он бы не справился), а с помощью все той же прокуратуры. За эти пять лет произошли следующие события. По делу "академика" было проведено 7 (семь!) экспертиз, хотя по закону не требовалось ни одной. Один из поклонников "академика" совершил теракт в московской синагоге. Основной инструкцией, которой пользовался поклонник, была статья "академика" "Еврейская оккупация России". Террориста признали невменяемым и препроводили на отдых в психиатрическую лечебницу. Отправлен в отставку прокурор Москвы, весьма лояльно относившийся к столичным нацистам. Наконец, в Московской городской прокуратуре был создан специальный Отдел по надзору за исполнением законов о федеральной безопасности и межнациональных отношениях. В отделе трудятся аж пятеро юристов: начальник (старший советник юстиции), старший прокурор, прокурор, следователь по особо важным делам и старший следователь. Этой мощной команде удалось все-таки справиться с задачей: совсем недавно дело "академика" вновь закрыто, на сей раз — окончательно. "За отсутствием состава преступления". Новый прокурор Москвы с окончательным решением данного вопроса согласился. Генеральная прокуратура утвердила. Еще один подарок "академику" от Московской прокуратуры. И опять — юбилейный: накануне 55-летия Великой Победы. Сим победиши. "Академик", между прочим, в Белокаменной магазин держит. Совершенно легально, ничего не опасаясь. Книжный. Книжки у "академика" такие продаются: "Еврейский фашизм в России", "Протоколы сионских мудрецов", "Еврейство в музыке", "Международное еврейство", "Еврейская оккупация России", "Доктрина фашизма". И, понятное дело, — "Моя борьба", авт. Шикльгрубер А.А., 600 стр. в тв. пер. Библия нацизма без сокращений на русском языке". Мне довелось прочесть "Постановление о прекращении уголовного дела" в отношении "академика". Это, доложу я вам, граждане, вещь. Поэма. Не знаю, как насчет "Фауста", но уж точно: эта штука — посильнее всех наших кодексов будет. Тем более — посильнее ответа нашего президента настырным американским сенаторам. Подписал сие "Постановление" некто Крылов — следователь по особо важным делам из того самого Отдела по надзору, о котором я упоминал. Из весьма плотного текста (на 12 страницах) можно понять следующее. Экспертиза "академических трудов", в которой зоологические взгляды "академика" именно так и названы, следователя не устраивает. Его устраивает другая экспертиза: в ней та же зоология проходит под кодовым названием "здорового патриотизма". Конечно, есть УПК. А в нем, между прочим, говорится: если эксперты не согласны друг с другом, следователь обязан собрать их вместе и попытаться устранить противоречия. Если же "консенсуса" достичь не удастся, следователь должен сам сделать свои собственные выводы из имеющихся у него материалов. Но вот этой-то самостоятельности тов. Крылову очень не хотелось. Потому как — кто ж его знает, как оно все дальше обернется. Риск, конечно, — дело благородное. Но не настолько. И тут следователю Крылову знамение подоспело. В виде "Методических рекомендаций Генпрокуратуры РФ". В числе прочего Генпрокуратура рекомендует своим подчиненным привлекать "для производства экспертиз специалистов в области психолингвистики". Такого слова — "психолингвистика" — тов. Крылов, я полагаю, отродясь не слыхивал. Но ведь — подарок! И главное — вовремя. Следователь привлек. Это была последняя, седьмая экспертиза по делу "академика". И тут случился конфуз. Психолингвисты пришли к однозначному выводу: в текстах "академика" (содержащих, по мнению экспертов, огромное количество стилистических ошибок и свидетельствующих о низкой культуре автора) "содержится побуждение к действиям против еврейской нации". Казалось бы, все ясно. Дело можно отправлять в суд. Не тут-то было. Ибо нет таких крепостей, которые наша прокуратура не смогла бы взять. Тов. Крылов поступил просто. Заключение психолингвистов он показал экспертам, которые (по тем или иным причинам; чаще — по тем) сочли "академика" вполне достойным членом нашего охотнорядческого общества. Другим экспертам, придерживавшимся как раз противоположного взгляда, — не показал. И подследственного с мнением психолингвистов тоже ознакомил. Ознакомленные в один голос заявили, что все эти сильно научные выкрутасы — чушь собачья и что "академик" заслуживает всемерной поддержки и премии имени доктора Дубровина. Следователь Крылов не возражал. И дело закрыл. Окончательно. Между тем обращение к экспертам в делах подобного рода — крайняя мера. В тех же "Методических рекомендациях Генпрокуратуры" говорится: "Если идеи публикатора (оратора) выражены прямо, а не завуалированно, содержательный анализ вполне доступен подготовленному следователю или прокурору и не требует специальных познаний. Поощрение, оправдание геноцида, депортации, репрессий в отношении какой-либо нации, расы, религии, объяснение бедствий и неблагополучия в прошлом, настоящем, будущем существованием и целенаправленной деятельностью определенных этнических, расовых, религиозных групп — это и есть признаки того, что в данном тексте наличествует "возбуждение национальной, расовой или религиозной вражды". Эта часть рекомендаций начальства московским прокурорам, и в частности — тов. Крылову, не понадобилась. Или они не подготовлены (а что они тогда делают в прокуратуре?), или им, гагарам, недоступно. Например, вот это, из "академика": "Евреи — с рождения разрушители, порождения дьявола, а не Бога. Кто развязал гражданскую войну и террор против русского народа? — евреи. Они организовали голод в Поволжье, уничтожили миллионы ни в чем не повинных трудолюбивых русских людей. Мы настаиваем на полном изгнании евреев из русской земли". Легендарный танкист, Герой Советского Союза Моисей Марьяновский написал письмо исполняющему обязанности Генерального прокурора — с протестом против закрытия дела "академика". Ответа нет. Впрочем, теперь и.о. генпрокурора тоже может легко отбояриться. И даже не отбояриться, а вполне резонно возразить. Дескать, наш всенародно избранный уже заявил, что "любые акты антисемитизма в России"... Ну и так далее (см. выше). Действительно: заявил. И что?



Партнеры