ЗАГОВОР РАВНОДУШНЫХ

25 апреля 2000 в 00:00, просмотров: 477

1 февраля 2000 года Олег Евгеньевич Залогин ушел на работу. В 13.05 он был сбит машиной "ЗИЛ" на 2-м километре Ильинского шоссе. Через 15 минут на место трагедии прибыла бригада "скорой помощи", а в 13.36 Залогин уже был в Красногорской больнице №1. Но об этом родные узнали только спустя полтора месяца... Когда Олег не вернулся домой в обычное время, родные заволновались. Уже на другой день они прочно засели за телефон. Обзванивали все близлежащие московские больницы. Потом — дальние. Потом — милицейские участки и морги. Обратились в бюро несчастных случаев при ГУВД Москвы. Ни по приметам, ни по фамилии Залогин нигде не числился... В это время Олег был еще жив, но в сознание не приходил. На третий день жена Олега вместе с его матерью подали заявление на розыск в отделение милиции "Митино". "Что вы волнуетесь? — сказала инспектор. — Ну, погуляет мужик и вернется!" И в это время Залогин был еще жив. Мать обзвонила даже психиатрические лечебницы: мало ли, вдруг сына ударили по голове, он потерял память... Каждый час — на всякий случай! — делала контрольный звонок, спрашивая 13-летнюю внучку: "Папа не вернулся?" — "Нет", — неизменно отвечала девочка. Младшая сестренка только чутко прислушивалась к этим перекличкам... В бюро несчастных случаев Зинаида Ивановна ходила, как на работу, просматривая альбомы с фотографиями. Однажды ее повезли на опознание: труп подходил по одежде. Но убитым оказался не ее сын. "Погоди, мать, — "успокаивали" ее в морге, — вот снег стает — столько еще "подснежников" обнаружится!" Каждую неделю работники бюро проверяли по компьютеру и Москву, и область. Все было безрезультатно. 5 февраля дело по розыску пропавшего без вести было передано в криминальную милицию СЗАО, оперуполномоченному Волкову В.С. А 6 февраля, ночью, Залогин скончался. Его тело перенесли в морг судебно-медицинской экспертизы Красногорской городской больницы №1. Хотя это не в Москве, а в области, но в двадцати минутах езды на машине до дома Залогина... Родные об этом не знали. Хотя у Залогина был при себе ПАСПОРТ! Его видели сотрудники ГИБДД, выезжавшие на место происшествия, сведения из него внесены в историю болезни, в документы морга. Но никто — ни в больнице, ни в морге — не удосужился снять телефонную трубку... — Вы обязательно напишите, чтобы люди знали: в бюро несчастных случаев нет 100% сведений о пострадавших. Им звонят только те сотрудники больниц и моргов, у кого совесть есть! — просит корреспондента "МК" Зинаида Ивановна Залогина. Когда Зинаида Ивановна сама это поняла, сказала невестке: "Подключай к поискам всех своих знакомых!" Один из бывших одноклассников жены Олега работает в морге Мытищ — если бы не он, родные, наверное, никогда не нашли бы Олега. — Только 18 марта мы отыскали наконец тело сына. Муж запретил мне смотреть на лицо Олега, полтора месяца пролежавшего в морге. Я попрощалась с ним, подержав его за руку. Уже были оформлены документы, еще день-два — и его бы кремировали и похоронили, как бомжа! Каждую ночь мне снится, что Олег плачет и говорит: "Что же ты, мама, не пришла? Я звал тебя, я так хотел пить, а тебя не было. Почему ты не спасла меня, мама?" Пять дней он один боролся со смертью, и эта мысль не оставит меня уже никогда. После похорон мы приехали в больницу. Я хотела посмотреть в глаза той женщине из приемного отделения, которая ОБЯЗАНА была послать телефонограмму в отделение милиции по месту жительства, но никуда не позвонила. Ну хотя бы 02 набрала! Заместитель главного врача Грызунова Валентина Ивановна извинилась перед нами, но фамилию своей сотрудницы назвать отказалась наотрез. Объяснила: "Она у нас новенькая, мы уже провели планерку, всех проинструктировали". Что мне теперь эти извинения? Я могла видеть сына живым, может быть, могла и помочь перевезти его в Москву. Может, лекарства какие-то эффективные, которых в больнице не было, я бы достала... Эти мысли сводят меня с ума, я просто не знаю, как дальше жить с этим ощущением невольной моей вины перед умиравшим в одиночестве сыном... В "Наставлениях по ДПС" сказано, что в обязанности инспектора ГИБДД входит проверка наличия документов у пострадавшего в ДТП. Инспектор должен сообщить эти данные в свою дежурную часть, откуда сведения поступают в розыскной отдел, затем — в РОВД по месту прописки, а от них — родственникам пострадавшего. Какое из звеньев этой цепочки оказалось разорванным? Выезжавший на место происшествия старший лейтенант милиции 11 спецбатальона 1 спецполка Михаил Чуфряков утверждает, что рапорт он составил и передал его дежурному. Следователь Васильев Н.Н. во втором пункте постановления об отказе в возбуждении уголовного дела записал: "...о принятом решении уведомить заинтересованных лиц устно, разъяснив им право обжаловать настоящее постановление", однако родным Залогина не позвонил. Может, счел их посторонними? В приемном отделении больницы, в реанимации, в морге никого не смутило, что к Олегу Залогину, отцу двоих детей, не приходят ни жена, ни дети, ни родители... Может быть, пора Минздраву провести всероссийскую "планерку" с разъяснением медикам, что такое гуманизм и что такое преступная халатность? В 1999 году в Подмосковье за государственный счет было похоронено 4 715 трупов — неопознанных или тех, кого не забрали из морга. За три месяца этого года — уже 3481. Залогин мог стать 3482-м...



Партнеры