ЧЕСТНАЯ ДЕВУШКА МИРОНОВА

25 апреля 2000 в 00:00, просмотров: 330

Дочь знаменитого актера Андрея Миронова Маша впервые появилась на сцене в шесть лет. Тогда она прыгала в классики в спектакле "Декамерон". Потом маленькую девочку пригласили на роль Бекки Тэтчер в фильм "Приключения Тома Сойера". Однако о судьбе актрисы она задумалась гораздо позднее. Во ВГИКе. Сейчас Маша — актриса театра "Ленком". За три года работы — четыре роли. А в прошлом году Маша взялась за кино и снялась сразу в двух картинах. Одна из них — дорогостоящий фильм, снятый по мотивам пушкинской "Капитанской дочки", — "Русский бунт" режиссера Александра Прошкина. Однако премьера, назначенная на октябрь прошлого года, пока не состоялась. — Маша, какова судьба "Русского бунта"? — Фильм уже ездил на Берлинский фестиваль. В Москве премьеру ждали в октябре, но в силу обстоятельств она не случилась. Сейчас ходят слухи про конец апреля. — Твоя героиня Елизавета Харлова — исторический персонаж? — Да, она описана в пушкинской "Истории Пугачевского бунта". Съемки проходили под Оренбургом. Там была выстроена настоящая крепость, базар, избы. Но самым запоминающимся был жуткий мороз, когда немели руки и отваливались носы, а мне приходилось ходить в тугом корсете, от которого обычно падают в обморок. — Правда, что фильм Павла Лунгина "Свадьба", в котором ты сыграла главную роль, едет в этом году в Канны? — Судя по всему, там состоится премьера. — А как ты оказалась в "Ленкоме"? — Я всегда очень хотела туда попасть. Первый спектакль, куда меня ввели, был "Фигаро". Роль небольшая, но для меня она была очень важной. А сейчас я занята в четырех спектаклях. Последний — "Неаполь, город миллионеров". Замечательный, душевный спектакль, сделанный в старых традициях. — А труппа Театра сатиры, где работал твой отец, тебя не привлекала? — Нет. Сатира с детства была для меня домашним театром. Я всех знала, со всеми общалась, поэтому у меня никогда не возникало профессионального желания туда попасть. — Есть еще какие-нибудь театральные проекты? — Вместе с Женей Сидихиным, Сергеем Никоненко и Гошей Куценко я участвую в театральном проекте "Чапаев и пустота". Впервые Виктор Пелевин дал согласие на инсценировку своего романа. Премьера должна состояться осенью в Москве. — Как ты в первый раз оказалась на сцене? — В шесть лет я участвовала в постановках Театра им. Гоголя. Там у меня работала бабушка — Градова Раиса Ивановна. И когда театр выезжал на гастроли, она брала меня с собой. Я играла в спектакле "Декамерон". Моя роль заключалась в том, чтобы прыгать в классики. — Маша, ты из Щукинского училища перешла во ВГИК. С чем это связано? — После первого курса я ушла в академический отпуск — родила Андрюшу. За полтора года, пока я отсутствовала, мой курс ушел далеко вперед. Поняв, что экстерном сдавать актерское мастерство невозможно, я пошла во ВГИК, на курс к Михаилу Андреевичу Глузскому. — Какие советы давали в семье относительно твоего выбора? — В Щуку я поступала, абсолютно не задумываясь о карьере. Видя мое легкое отношение к выбранной профессии, моя бабушка Мария Владимировна Миронова постоянно говорила, что артист — это очень серьезно и, выбрав данную профессию, потом долгие годы придется оправдывать свое существование на сцене. Только во ВГИКе я поняла, насколько я хочу этим заниматься. — Как считаешь, ты состоялась как актриса? — Конечно, нет. Впереди еще большой путь, поэтому пока рано давать какую-либо оценку. Отец всю жизнь положил, чтобы состояться и чтобы после его смерти люди сказали: он гений. — А вообще, легко жить с фамилией Миронова? — Это своего рода аванс, дарованный судьбой. Можно сделать так, что в итоге ты получишь больше. И наоборот. Но в любом случае все зависит только от тебя самого. — Расскажи немного про своего сына. — Его зовут Андрей, в честь папы. Он ходит в первый класс. Сейчас у него много дел — учеба, секции, кружки, поэтому в театр я его практически не беру. Короче, азартный, увлекающийся парень. И похож на меня в детстве. — Как ты отнеслась к недавно вышедшей книге Татьяны Егоровой о твоем отце? — Я хорошо знакома с Татьяной Николаевной и могу сказать одно: мне очень жаль этого человека. У нее не состоялась жизнь — нет семьи, детей и даже профессии. Книга — результат неудовлетворенности. Причем написана она грязно, некорректно, некрасиво. И к реальности она имеет весьма смутное отношение. Реальность то, что у моего отца было две замечательные семьи. Все остальное — выдумки. — Ты общаешься с Машей Голубкиной? — Да, мы в хороших отношениях. — Маша, какому правилу тебя научил отец? — Однажды у отца в "Останкино" был концерт. И зритель из зала прислал ему записку с вопросом: "Андрей Александрович, что нужно делать, чтобы стать таким же, как вы?" Отец ответил: "Жить честно". — А ты живешь по этому принципу? — Стараюсь, хотя это сложно.




Партнеры