ЧЕСТЬ В СТАКАНЕ

25 апреля 2000 в 00:00, просмотров: 1039

В заключительную фазу, похоже, переходит скандал, разразившийся некоторое время назад вокруг попытки фирмы "Союзплодимпорт" продать за границу торговые марки российских водок. "МК" сообщал об этом несколько дней назад — в заметке "Большой глоток Березовского". С того времени события заметно ускорились. Словно почувствовав, что СПИ доживает последние дни, хозяева этой организации — Борис Березовский, Бадри Патаркацишвили, Юрий Шефлер и Лев Гелер — несмотря на возбужденное уголовное дело пошли ва-банк. Как стало известно "МК", с недавнего времени водка "Столичная" уже не принадлежит России. "Союзплодимпорт" продал этот брэнд никому не известной фирме Spirits International N.V. te Rotterdam. Это — оффшорная компания, зарегистрированная на Антильских островах. Именно ей была перепродана старая, СССРовская этикетка "Столичной". То, что "старая", — это ничего. Она может использоваться в течение 11 лет. Так что до 2011 года новые хозяева "Столичной" имеют полное право разливать знаменитую водку где угодно без какого-либо контроля за ее качеством со стороны России. Единственное, что может разрушить эту сделку Березовского, так это признание незаконной регистрации "Союзплодимпортом" торговой марки "Столичная" внутри России. Сейчас на нее наложен арест Генпрокуратурой. Если российская Фемида доведет дело до конца, то и международная регистрация рухнет сама собой. Spirits International же останется лишь право добиваться возврата денег с "Союзплодимпорта"... Однако путь это весьма долгий. За время, пока будет продолжаться следствие по уголовному делу, пока обвиняемые с ним ознакомятся, пока оно будет передано в суд и вынесен вердикт, "Столичная" может окончательно потерять свои позиции на мировом рынке и из известного всем российского брэнда превратиться в пустой звук. Скорее всего, события будут развиваться по другому сценарию. МВД использует ошибку, допущенную людьми Березовского еще в 1996—1997 годах. Тогда торговые марки водок принадлежали "Союзплодоимпорту" (эта организация была создана несколько десятков лет назад, именно через нее шел весь советский экспорт водки), и никто не хотел продавать их иностранцам. Так вот — когда Березовский и компания отбирали марки у российских водочных заводов, в совет директоров "Союзплодоимпорта" вошли Юрий Шефлер, Бадри Патаркацишвили и Лев Гелер. В их руках оказались 78,5 процента акций СПИ. Естественно, для перепродажи торговых марок только что созданной ими фирме "Союзплодимпорт" даже не требовалось проводить собрание акционеров. Скорее всего "Союзплодимпорт" был зарегистрирован Шефлером специально для того, чтобы перед продажей иностранцам перевести на него торговые марки русских водок. Если Шефлер и Патаркацишвили представляли в совете директоров калининградский водочный завод "Росвесталко", то Гелер — столичную товарную базу "Консто", которая имела 9% акций СПИ. Именно она сегодня и является слабым звеном этой цепи. Все дело в том, что Гелер стал ее хозяином не совсем законно. Бывшие акционеры этой базы уже практически доказали в судах, что Гелер — аферист и жулик. Еще несколько исков, и люди Березовского потеряют "Консто". И тогда принадлежащие этой базе 9% акций "Союзплодоимпорта" станут играть ключевую роль. Ведь Березовскому придется по новой повторить всю процедуру перехода товарных знаков из "Союзплодоимпорта" в "Союзплодимпорт". А без акций "Консто" у БАБа оказывается не 78,5% акций "Союзплодоимпорта", а всего 69,5%. В таком раскладе сил без собрания акционеров не обойтись. А это значит, что у не согласных с продажей товарных знаков акционеров БАБу придется выкупать их долю. Реально 30,5% от активов "Союзплодоимпорта" с учетом стоимости марок тянут на миллиард с лишним зеленых. В итоге задумка поживиться за счет продажи названий русских водок иностранцам может потерять весь смысл. Именно за "Консто" и развернулась сейчас настоящая драка. В ней люди Березовского отказываются соблюдать какие-либо правила. "Московский комсомолец" уже сообщал о той роли, которую в этой истории играют бывшие офицеры спецслужб — отставной полковник Службы внешней разведки России Леонид Скяев и Яков Михайлов, в прошлом сотрудник спецслужб Израиля. Так вот, эта парочка от банальной прослушки телефонов перешла к активным действиям. Они каким-то образом привлекли на свою сторону нескольких оперативников Главного управления по борьбе с организованной преступностью, которые всеми силами принялись вставлять палки в колеса машины правосудия. Стоит отметить, что это стало известно руководству ГУБОПа. Несколько дней назад начальник этого главка г-н Ванечкин заявил на совещании в своем кабинете, что ему известно о факте получения взятки его подчиненными. Кроме того, Скяев решил купить и руководство "Благотворительного фонда содействия борьбе с коррупцией и организованной преступностью", существующего при ГУБОПе. Одна из фирм, созданных Скяевым еще во времена оккупации Гелером базы "Консто", якобы перечислила в губоповский фонд деньги на приобретение автомобиля "Вольво". Машина до ГУБОПа не дошла. Она потерялась, как иголка в стоге сена. Благодарственное же письмо Скяеву от фонда, подписанное вице-президентом Николаем Костиным, имеется. Кстати, Костин был уволен. Так вот, эта "Вольво" оценивается в 60 тысяч долларов. Эти деньги бывший вице-президент фонда Николай Костин отрабатывает по полной программе. Несколько дней назад он посетил два столичных суда, где должны состояться слушания по делу "Консто", и попытался, как говорится, разрулить вопрос. Кроме того, Скяев вышел на замдиректора Федеральной службы налоговой полиции г-на Авдийского. После этого в отношении одной из крупнейших акционерок "Консто", не согласной с политикой Льва Гелера, было возбуждено уголовное дело. ФСНП заблокировала принадлежащие ей акции. Однако в конечном итоге налоговые следователи, работающие "на земле", разобрались в ситуации и прекратили это уголовное дело. Вот и получается, что в нашей стране официальные действия любой спецслужбы или правоохранительного органа, направленные на сохранение национального достояния Родины (в данном случае к этой категории можно отнести названия русских водок), натыкаются на отчаянное противодействие со стороны сотрудников этих же органов. Правда, последние борются не за справедливость, а за полноту собственного кармана.




Партнеры