ГЛОБАЛИЗАЦИЯ

4 мая 2000 в 00:00, просмотров: 617

Слово "глобализация" мы слышим все чаще. В США шли массовые протесты. В тихом и мирном Давосе — демонстрации тоже против глобализации. В Праге полиция готовится отражать новые выступления в связи с глобализацией — во время международной конференции. Президент Клинтон свою речь в Давосе посвятил глобализации. На этом фоне молчание официальной России и недоговорки наших средств информации выглядят то ли растерянностью, то ли нежеланием сказать правду. Попробую изложить свою версию. Глобализация — термин американский. Это концепция нынешней американской администрации по устройству нашей планеты в XXI веке. Почему возникла потребность в новой концепции? Да потому, что прежняя исчерпалась. После Второй мировой войны сложилась двухполюсная модель устройства мира с ядерным противостоянием двух полюсов — США и СССР. Когда началась разрядка, лидеры США и СССР молчаливо предполагали, что и после холодной войны арбитрами в мире будут две наши страны, опираясь на свою ракетно-ядерную мощь. Но распад СССР смешал все планы. На капитанском мостике остались одни США. Понадобилась новая концепция устройства мира. Наиболее правильным было бы второе издание "плана Маршалла" — для России. После 1945 года США решили помочь Германии и Японии стать на ноги. США понимали, что создают для себя конкурентов. Но была более весомая сверхзадача — получить новых союзников против СССР. Мудрость этого расчета подтвердила история. А вот теперь надо б помочь России — чтобы за 10—15 лет она стала одной из великих постиндустриальных держав. США получили бы конкурента. Но одновременно они получили бы и могучего партнера и союзника для поддержания на нашей планете стабильности в XXI веке. Но был принят другой план. Тот самый, который и назвали глобализацией. Точнее эту модель устройства мира можно назвать пирамидой. На вершине — США. Начальник. Далее идут шесть стран-метрополий. Совет при начальнике. Второй уровень — процветающие страны средней руки — Швеция, Испания, Австрия, Израиль и т.д. И, наконец, фундамент пирамиды — третий мир. Казалось бы, все счастливы. Но самый элементарный анализ приводил к выводу, что модель пирамиды нереальна. Я в то время был мэром, и Борис Николаевич Ельцин относился ко мне с доверием. И я попытался объяснить ему необходимость борьбы за модель "план Маршалла". Он ничего не сказал, только слушал. А потом из книги А.В.Коржакова я узнал, что мои соображения были восприняты по крайней мере самим Александром Васильевичем — как профессорская заумь, какие-то бредни. И в самом деле — надо было осваивать Кремль, объезжать десятки госдач. Надо было думать, где принять Буша, — тот ведь принимал Ельцина не только в Белом доме, но и в Кемп-Дэвиде. А тут Попов с какими-то моделями... Я поехал за границу. Но нигде не встретил поддержки. Так что Борис Николаевич плыл, как говорится, "в струе". Были, конечно, серьезные люди. Но их — как и меня — никто не слушал. Ричард Никсон сказал: "Я полностью согласен с вами. Но вас не поймут — все ослеплены распадом СССР и думают, что это победа. А ведь это вы сами прекратили матч. Они пожалеют, но сейчас их не изменить". Модель пирамиды я назвал моделью лавочников. Серьезные крупные корпорации инвестируют с расчетом на десятилетия. А лавочник жаждет получить прибыль уже к вечеру. И действительно, США сумели нажиться на своей модели. Они с минимумом издержек провели конверсию, получили миллиарды для здравоохранения, пенсий, образования и других мер социал-демократического характера. Улучшения оказались столь значительными, что пуритански воспитанные средние американцы за это даже простили Клинтону его увлечение девчонкой. Такое бывает только на очень сытый желудок... А вот мир в целом с концепцией глобализации как-то не ужился. Вместо развития к все более полной монополии США на ядерное оружие — ядерное оружие появилось в руках стран с сотнями миллионов жителей — Индии и Пакистана. Юго-Восточная Азия не согласилась с выделенным ей в пирамиде участком, и пришлось устраивать ей "темную" — финансовый кризис. Временно "молодые тигры" сдались, но только временно. Мирный процесс на Ближнем Востоке за десять лет так и не удалось завершить. Иран и Ирак остались непокоренными. Бунт среди фундаменталистов-исламистов, прежде всего ваххабитов и талибов. Бесконечный югославский кризис из-за неудачных американских рецептов. И вот последние удары: победа на выборах в Австрии, а теперь и в Италии партий, выступающих против свободного въезда иностранцев и тем самым отвергающих одну из главных опор пирамиды. И тут еще все эти протесты и демонстрации, даже внутри самих США. Не приняла пирамиду и Россия. Россия может — при ее размерах — быть или великой державой, или она распадется на ряд русскоговорящих стран — как Латинская Америка. Все, кому дорога Россия, принять перспективу ее распада не могли. Между тем рецепты США и МВФ по рыночной открытости вели к гибели нашего военно-промышленного комплекса и соответственно к превращению России то ли во что-то вроде Бразилии (по Грефу), то ли во что-то менее значимое (по Коху). Вначале США — используя слабость оказавшейся во власти части номенклатуры КПСС и ее желание любой ценой удержаться в Кремле, а также играя на ее стремлении добраться до ренты от вывоза газа и нефти и руководить приватизацией госсобственности — убедили руководство России принять модель МВФ. Но масштаб народного недовольства заставил правящую номенклатуру уже через несколько месяцев отойти от советов МВФ и порвать союз с его российскими приверженцами. Тем самым Россия начала отходить от глобализма и искать свой путь.



Партнеры