В ПОСТЕЛИ С БЕРЕЗОВСКИМ

5 мая 2000 в 00:00, просмотров: 664

В Карачаево-Черкесии — в ходу риторика 80-х. Забытые лозунги — "Миру — мир" etc. — звучат здесь с новой силой. В последнее время в республике вновь заговорили о возможном приближении войны. Заговорили тогда, когда, казалось бы, все национальные противоречия были уже погашены. В апреле сторонники Станислава Дерева снова вышли на центральную площадь Черкесска. Депутат Березовский в спешном порядке прервал свой визит в Лондон и вылетел в республику. Он обеспокоен ситуацией в КЧР, а особенно положением русских (не он один — вместе с ним Доренко). В свою очередь, старейшины обеспокоены депутатом Березовским и даже выступили с инициативой его отзыва. Страсти накаляются... ...Войны в Карачаево-Черкесии не хочет никто. Все понимают: стоит лишь бросить спичку, как на Кавказе заполыхает новый пожар. Понимают, но сделать ничего не могут. Войны ведь начинают не народы — их начинают политики... * * * "Кавказ был весь как на ладони И весь, как смятая постель..." Почему-то эти пастернаковские строки вспомнились мне на Домбае — в сердце Карачаево-Черкесии. Когда смотришь с высот Домбая, республика и впрямь представляется большой смятой постелью. Постелью, в которую улегся Борис Абрамович Березовский... * * * До середины прошлого года маленькая Карачаево-Черкесия была образцом мира и стабильности на Кавказе. Во многом это объяснялось стройной системой внутренних отношений, которую выстроил тогдашний глава республики Владимир Хубиев, бывший председатель облисполкома: все знали, кому, за что и сколько следует платить, невзирая на национальную принадлежность. (Не случайно в прокуратуре КЧР расследуется сегодня множество уголовных дел о хищениях и коррупции. Часть из них — так или иначе — выходит на бывшего главу.) Но все хорошее когда-нибудь кончается. Карачаево-Черкесия была единственным субъектом федерации, в котором правил не избранный народом, а назначенный президентским указом человек. Хубиев оттягивал выборы как только возможно — целых семь лет. Однако в 99-м их все-таки пришлось провести. Демократия восторжествовала, но система оказалась разрушена. Бывший глава занял позорное пятое место. А во второй тур выборов вышли двое: крупный водочный бизнесмен, мэр Черкесска Станислав Дерев и отставной главком Сухопутных войск, полурусский-полукарачаевец Владимир Семенов. И хотя Семенов одержал убедительную победу (свыше 55%), его противники с этим не смирились. (А как смириться, если Семенов — человек московский, в местных делах не замазанный, сразу объявил о полномасштабной чистке и борьбе с коррупцией.) Местный избирком выборы не утвердил. Семенову пришлось обращаться в Верховный суд. А тем временем в республике начались волнения, которые, собственно, нетрудно было спрогнозировать. Выборы ведь здесь шли не по политическим, а по национальным мотивам: за Дерева голосовали черкесы и близкие им по происхождению абазины. За Семенова — карачаевцы и русские, которых в республике большинство. Страсти подогревались искусственно и весьма умело. Только чудо спасло тогда Карачаево-Черкесию от гражданской войны. Чудо — и армейская выдержка Семенова, который ежедневно призывал своих сторонников не поддаваться на провокации. За сравнительно короткий период по республике прокатилась волна терактов. Поджигали дома семеновских активистов. Организовали покушение на самого генерала. Взорвали председателя Верховного суда Бурлакова — единственного карачаевца в тогдашнем силовом руководстве (к счастью, он остался жив). Были дикие даже по нашим меркам вещи: группа хулиганов избила стариков, совершавших намаз, — грех, которому нет оправдания. Расчет поджигателей понятен: спровоцировать ответную реакцию... Впрочем, я не буду углубляться в описание всех этих перипетий. Перейду сразу к финалу. Верховный суд России признал Владимира Семенова главой Карачаево-Черкесии. Семенов вступил в свои права. Правда, обошлось это дорогой ценой. Взамен Семенова пришлось сделать депутатом Госдумы Березовского. А что оставалось делать? Ведь все московские участники урегулирования конфликта так или иначе были связаны с олигархом: и Аксененко, и Шабдурасулов, и Волошин. * * * СПРАВКА. Карачаево-Черкесия образована в 1922 году как автономная область в составе Ставропольского края. В 1992 г. преобразована в самостоятельную Карачаево-Черкесскую республику (КЧР). Площадь — 14,1 тыс. кв.м. Столица — г. Черкесск. Согласно последней (89-го года) переписи населения, в республике проживает около 400 тысяч граждан. Русских — большинство (47 процентов). 23 процента — карачаевцев. Девять процентов — черкесов. В КЧР активно развито сельское хозяйство. Из наиболее крупных предприятий: Урупский ГОК, завод "Лакокраски", завод низковольтной аппаратуры, цементный и кирпичный заводы. * * * Как именно Березовский стал депутатом, в Карачаево-Черкесии понимают все. Иначе чем объяснить, что накануне вечером он уверенно проигрывал, а к утру набрал сразу сорок процентов голосов. Документально, правда, был зафиксирован только один случай фальсификации: на одном участке нашли около 500 заранее отмеченных бюллетеней в пользу Березовского. В ответ олигарх не преминул заявить, что сделано это было теми, кто хотел сорвать выборы и его дискредитировать. "Конечно, — признается и.о. прокурора республики Владимир Ганночка, — было много предположений, что факт этот является не единичным, но никаких конкретных заявлений не поступало". Своим избирателям олигарх обещал золотые горы: инвестиции в экономику республики, восстановление туризма, полная газификация КЧР. "Я приехал с единственной целью, — заявлял он, — помочь не только вам, но и себе, потому что если будет много бедных, то богатые не смогут жить". Главное же, на что упирал Березовский, — остановить внутренние конфликты в КЧР, используя свои связи, и помирить враждующие стороны. Ничего этого не произошло. Скорее наоборот. За четыре месяца, истекших со дня выборов, Березовский приезжал в свой избирательный округ один-единственный раз (хотя клялся, что будет ежемесячно проводить прием населения). Двухэтажный кирпичный дом на улице со смешным названием Веселая на окраине Черкесска, купленный олигархом в разгар предвыборной кампании (видимо, чтобы показать: дескать, я пришел всерьез и надолго), стоит без хозяина. Владимир Семенов готов сегодня рвать волосы на голове. Что такое Борис Абрамович, он понял сполна. "Вы считаете, что ошиблись, когда поддержали Березовского?" — спросил я главу КЧР. "В определенной степени — да". В своих выступлениях Березовский утверждает, что Путин-де недоволен Семеновым. Именно Семенова олигарх обвиняет в том, что в республике разгорается новый конфликт. Семенов, в свою очередь, говорит, что депутата никто не уполномочивал на подобные заявления. Что он блефует, прикрываясь именем президента. И скорее всего, так и есть... Чего же добивается Березовский? Почему он недоволен Семеновым? Есть две причины: видимая и подковерная. Причина видимая: олигарх заявляет, будто Семенов обещал назначить Дерева премьер-министром, а потом обещания не сдержал. Однако на деле Дереву неоднократно предлагался этот пост, но он упорно не соглашался. Лишь когда во главе правительства был поставлен русский Василий Нещадимов, Дерев и Березовский вновь заявили о своих претензиях. А что прикажете делать с уже утвержденным премьером? Выкидывать, невзирая на Конституцию. Причина подковерная: Семенов отказывается служить Березовскому. Борису Абрамовичу же надо поставить здесь своего человека. (Кстати, Станислав Дерев искренних чувств к Березовскому и не скрывает. Он даже признается, что с удовольствием начал бы совместный бизнес с Борисом Абрамовичем. "Березовский, — откровенничает Дерев, — мне говорит: "Скорей бы ты стал (в смысле, в правительстве. — А.Х.), я начал бы подтаскивать сюда инвестиции". Я говорю: "Борис, как будто я сам не хочу, чего ты меня упрекаешь!") За власть дерется кучка людей, а чубы трещат у простого народа. Вновь, как и прежде, черкесов и абазинов начинают накачивать и накручивать, натравливая на карачаевцев и русских. Смотрите, дескать, как ущемляется ваше национальное самосознание. В свою очередь Доренко (очевидно, по указке Березовского) начинает раскручивать русскую карту. Русских-де обижают злые кавказцы. Игра опасная. Национальные игры на Кавказе вообще штука обоюдоострая... * * * Такого нет ни в одной другой республике: официальные издания на полном серьезе публикуют здесь список правительства с обязательным указанием национальности каждого из членов. Ряд должностей до сих пор не занят, хотя и закреплен за черкесами (скажем, портфели вице-премьера или председателя комитета по промышленности, транспорту и связи). А как же Конституция, предопределяющая равенство граждан всех наций и народностей? Национально-пропорциональное правительство — за это ратовал еще покойный Смирнов-Осташвили. Правда, в Москве его сразу же обвинили в фашизме. В Карачаево-Черкесии подобное в порядке вещей. Людей назначают не по деловым и профессиональным качествам, а по национальному признаку. Доходит до абсурда: потерпевшие, например, требуют, чтобы их дела вели следователи определенной национальности. Прокурора республики — русского — Народное Собрание отказалось утверждать в должности по той причине, что у него работает слишком много черкесов и их количество не пропорционально национальному составу республики. В этих условиях политика, которую проводит Березовский, может привести к самым печальным последствиям... ...Вынужден, впрочем, сразу же оговориться: абсолютное большинство простых граждан, с которыми я беседовал — и карачаевцев, и черкесов, и русских, — абсолютно безразличны к этим дрязгам. Они живут обычной жизнью, и им нет никакого дела до дележки портфелей. Живут вместе, как жили испокон веков. Скажем, в Карачаевском районе, в окружении карачаевских сел, стоит черкесский аул. Никакого противостояния здесь не чувствуется. "О чем вы говорите! — удивляются черкесские старики. — Каждый третий у нас женат на карачаевке или русской, или наоборот". То же самое и в русских деревнях. Ни о каких баталиях и речи не идет — люди заняты другим: в самом разгаре посевная. С удивительным единодушием они ругают Березовского и Доренко; все — и русские, и карачаевцы, и черкесы. "Неужели эти люди не понимают, к чему все может привести?" — возмущался батюшка из церкви в Черкесске. Понимают. Понимают все. Кавказ — это Кавказ. Что такое кровная месть, здесь знают не понаслышке. Для того чтобы взорвать обстановку в Карачаево-Черкесии, не надо особых ухищрений. Достаточно пары новых терактов. И теракты такие могли произойти. И могут произойти... Не так давно на территории республики органы ФСБ задержали группу террористов, причастных ко взрывам в Москве и Волгодонске. На допросах арестованные показали, что по указке Хаттаба готовили теракты в Карачаево-Черкесии. В частности, они собирались взорвать многоэтажный жилой дом. "По всей видимости, — говорит начальник Управления ФСБ по КЧР Юрий Котелкин, — террористы намеревались дестабилизировать обстановку в республике". ФСБ известно, что в Карачаево-Черкесии осело порядка 50 чеченских боевиков. Есть и ваххабиты — их около 500. Большинство, правда, опасности не представляют, но меньшинство... Можно только представить себе, к чему привели бы эти несостоявшиеся теракты... "По нашим оперативным данным, — утверждает и.о. министра внутренних дел КЧР Александр Папура, — на руках у населения находится очень много оружия. Мы наблюдаем отдельные факты, когда люди даже продают имущество, лишь бы приобрести оружие". Давно известно: если в первом акте ружье висит на стене, в четвертом — оно обязательно выстрелит... * * * Принято почему-то считать, что Березовский пошел в Думу исключительно за неприкосновенностью. Но если это так, отчего он выбрал именно Карачаево-Черкесию — столь сложный и кипящий регион? Гораздо проще ему было последовать примеру Абрамовича или Черномырдина и избраться от какого-нибудь бессловесного северного народа. "Я много думал, почему Березовский выбрал именно нашу республику, — размышляет вслух Владимир Семенов. — У нас нет ни газа, ни нефти, ни высокодоходных предприятий. Может, дело здесь в каких-то стратегических, далеко идущих целях?" Может быть. Все чаще в КЧР начинает звучать следующая версия: Березовский хочет, чтобы республика превратилась в очаг дестабилизации, и он каждый раз доказывал бы свою необходимость, то задувая, то раздувая это пламя. Ему как никому другому нужно сегодня остаться на плаву. Собственно, нынешние действия олигарха направлены именно на это: на осложнение обстановки в Карачаево-Черкесии. Согласитесь: никто не давал депутату права диктовать, кого и куда назначать. Согласитесь: он отлично понимает, к чему может привести подобная игра. Тому, что Березовский появился в КЧР с дальним прицелом, есть и косвенные подтверждения. Изначально, как мы помним, он собирался баллотироваться от Еврейской автономной области. Однако буквально за несколько дней до конца регистрации неожиданно объявил о смене декораций. Пришлось даже оформлять ему бюллетень — регистрация заканчивалась, и он мог не поспеть к "раздаче слонов". За четыре месяца березовского мандатства обстановка в республике достигла почти прежнего накала. Каждое "миротворческое" вмешательство олигарха приводит к совершенно обратному эффекту. Не будь Березовского, конфликт Дерева с Семеновым давно бы уже подошел к концу. Новая власть начала бы работать с полной силой, люди, уставшие от катаклизмов, забыли бы о политике. Однако в топку летят все новые и новые поленья. Не случайно Совет Старейшин КЧР — общественная организация, куда входят самые уважаемые люди всех национальностей (за исключением черкесов: их национальное объединение отказалось вступать в Совет), — объявил о желании отозвать Березовского. Сбор подписей за лишение его полномочий они готовы начать в любой момент и обещают, что за десять дней наберут в три раза больше голосов, чем было отдано за него на выборах. "Мы ждали от депутата помощи, — заявляет Председатель Совета Старейшин Шакман Эркенов, — но вместо этого видим совсем другое. Мы видим, что он не способствует установлению мира и согласия в республике, что он вмешивается в наши внутренние дела, грубо нарушая Конституцию. Его миротворческая миссия в Чечне закончилась трагедией для чеченского народа. Нам такая перспектива не нужна". С резким обращением в адрес Березовского выступили и многие национальные общественные движения: карачаевская ассоциация "Алан", ногайское движение "Бирлик". "Вы и ваши сподвижники, — говорится в этом обращении, — в нашей республике сегодня интересы народов рассматриваете исключительно сквозь призму своих личных интересов, совершенно не думая о завтрашнем дне". Впрочем, все эти выступления для Березовского словно божья роса. Он прекрасно знает, что юридически отозвать депутата невозможно. Потому столь смело заявляет в ответ, что не знает никаких старейшин и, сколь ни пытался, найти подобную организацию в республике не смог. Странно. Отделения Совета Старейшин есть в каждом ауле и городе, в каждой станице (русские и казаки также входят в Совет). Более того — в свой последний приезд Березовский встречался с членами этого Совета в городе Карачаевске. Рассказывал о том, как любит Кавказ и хочет помочь своим избирателям. Тогда же, кстати, Борис Абрамович заявил и о готовности профинансировать строительство соборной мечети в Карачаевске (весть об этом тут же была распространена по каналам информагентств). А вот о том, что последовало затем, информагентства не сообщали. Мусульмане наотрез отказались брать деньги у Березовского. Впрочем, он их и не предлагал... "Мы строим мечети только на чистые, добросовестные деньги, — заявляет заместитель председателя Президиума духовного правления мусульман КЧР и Ставропольского края Абдул Керим Байрамуков. — Сколько бы ни предложил нам Березовский, мы ничего не возьмем. Мечеть — это богоугодное дело. Если вложить туда нечестные деньги, она будет служить не Богу, а шайтану и сатане". (Зная об отсутствии у Березовского навыков спортивного ориентирования, хочу заранее предупредить его: представителей ислама можно найти в любой мечети.) Кстати, о поисках. Отыскать в Карачаево-Черкесии приемную депутата — дело практически невозможное. Только из сообщений местной печати мы узнали, что располагалась она в одном из домов Черкесска, но потом хозяева попросили очистить помещение. "Бомжующую приемную, — было сказано в газете, — временно приютил шахматный клуб". Любопытная деталь: незадолго до выселения в приемную влезли воры, но ничего не украли — оргтехники здесь никогда не водилось. Да и зачем она? К депутатским обязанностям Борис Абрамович относится более чем прохладно. Все, что сделал он для избирателей — к Новому Году вручил всем детям республики подарки фабрики "Красный Октябрь". В каждый подарок был вложен календарик на 2000 год с трогательной картинкой: три плюшевых медведя — один в теннисной форме, другой в шляпе и полосатой арестантской майке, третий в матроске — сидят на фоне гор. Сверху надпись — Борис Березовский. Правда, кто из медведей символизирует собой депутата, остается загадкой. Может, тот, что в полосатой робе? * * * Всем известно: курить на заправочной станции — опасно для жизни. За это строго наказывают. За раздувание межнационального пожара не наказывают никого. Только поощряют. В Карачаево-Черкесии вновь раздаются голоса о необходимости отделения Черкесской автономии. Станислав Дерев говорит об этом прямо. К чему может привести подобный сепаратизм — объяснять, думаю, не надо. К новому взрыву. "Для того чтобы прекратить кризис в Карачаево-Черкесии, — считает Владимир Семенов, — нужна политическая воля. Нужно, чтобы федеральный центр или президент жестко обозначили свою позицию и заявили о поддержке местной власти". Времени на это остается все меньше и меньше. "Оно измеряется уже неделями", — заявляет Семенов. Взорвать ситуацию — просто. Восстановить мир — куда сложнее. К сожалению, все это мы уже проходили... ...В советские времена в Карачаево-Черкесии, на Домбае, ежегодно бывало до миллиона туристов. По своей красоте здешние места ничуть не уступают Швейцарии. И республика вполне может стать второй Швейцарией. А может — второй Чечней. Выбор всегда остается. И сегодня выбор не за Березовским — он его уже сделал; за президентом...




Партнеры