Данила БАГРОВ - ВОЗВРАЩЕНИЕ СУПЕРГЕРОЯ

11 мая 2000 в 00:00, просмотров: 395

Картина начинается с того, что уже знакомый зрителям Данила Багров появляется в здании телецентра и ищет студию, в которой его и еще двух боевых товарищей по Чечне ждет популярный ведущий Иван Демидов (настоящий). По дороге герой знакомится с Ириной Салтыковой (тоже натуральной). Певица, дебютировавшая в кино, играет саму себя, влюбленную в Багрова. Но у того есть более серьезные дела. Друг, у которого были неприятности из-за живущего в Америке брата, убит. Багров перелетает через океан. Территория восстановления справедливости — от Москвы до самого Чикаго. Притом что фильм снимался быстро — в течение примерно тридцати календарных дней, — Алексею Балабанову и его команде за этот срок проблем пришлось решать немало. География картины — Москва, Нью-Йорк, Чикаго, Питтсбург. Работа в Москве осложнялась тем, что именно в это время столицу сотрясала серия терактов. Поэтому оружие Данилы и других героев приходилось нелегально провозить мимо милицейских постов под коробками кинопленки. На Красной площади долго убеждали охрану Кремля в том, что съемочная группа состоит из людей в основном мирных, не террористов каких-нибудь, и вообще рубиновые звезды гасить никто не собирался. Эпизоды с участием Сергея Маковецкого — ему досталась роль банкира, связанного с американской мафией, — снимали в Горках. Кабинет Ленина использовали в качестве подмосковной резиденции героя. По мемориальному паркету создатели картины скользили в войлочных тапочках. В Америке, в самом криминальном городе страны — Чикаго, группа изо всех сил старалась соответствовать местному законодательству, но оно оказалось таким запутанным, что решили действовать на авось. Ну кто бы мог подумать, что, находясь в машине, пиво пить нельзя, даже если ты не за рулем, нельзя снимать настоящих полицейских в настоящей полицейской форме... То, что для съемок в метро требуется специальное разрешение, — это известно. За тот срок, который был отведен для съемок — пятнадцать дней, — оформить его невозможно. Но для наших это не препятствие. Оператор Сергей Астахов чикагское метро все-таки снял. Камеру носил в сумке, а когда замечал подозрительные взгляды полицейских, мечтательно смотрел куда-то вверх. Кроме того, Астахов оказался первоклассным пиротехником. По врагам Данила стрелял из самопала, который лично соорудил оператор-постановщик. Жестким правилом для американской части группы был ланч через каждые шесть часов, как положено по закону. Американцы дружно уходили, а наши оставались работать. Им это было не очень понятно. Национального колорита периодически добавлял сам режиссер. Балабанов принципиально отказывался от американской пищи: продукты покупал у наших эмигрантов на Брайтон-Бич и варил суп с привезенными из России грибами. Активное участие в съемочном процессе принимали многочисленные, в основном чернокожие, криминальные элементы. Праздношатающиеся подростки и девушки легкого поведения охотно позировали перед кинокамерами и рассказывали любопытные подробности о непростых отношениях местных группировок. Русских приняли хорошо, но на Сергея Бодрова немножко обиделись: за то, что его герой предпочитает не американскую музыку, а русский рок. Во время американских съемок Бодров все трюки выполнял сам. Кидался под колеса автомобилей, чем вызвал немалое уважение со стороны приглашенных, но так и оставшихся не у дел каскадеров. О других нюансах работы над фильмом рассказал продюсер Сергей Сельянов: — Конечно, одной из трудностей были деньги. Но, с другой стороны, приятно, что в критических ситуациях друзья подтвердили, что они друзья. — Вы не боитесь, что слишком разрекламированный фильм не лучшим образом настроит зрителей? — Есть какие-то виды продвижения картин, которые надо просто осваивать, — это профессиональная задача. "Брат-2" — как раз тот проект, вокруг которого можно это делать. На "Брате" была другая ситуация. Сценарий, который я давал читать потенциальным партнерам, производил какое-то странное впечатление. Только друзья не говорили, что это полное дерьмо. А с "Братом-2" уже вроде все понятно. Есть какие-то гарантии успеха. — Известно, что для наших кинематографистов, даже стремящихся к цивилизованной организации процесса съемок, мировые законы не писаны. В Америке за подпольную кинодеятельность вас в полицию не забирали?.. — Нет, слава богу. Хотя вообще полиция города Чикаго — это страшно. Мощный отряд жестких, неумолимых парней. Но там и должны быть такие. Оказавшись в некоторых местах, думаешь: как здорово, что здесь такие славные полицейские! — Валдис Пельш, Иван Демидов, Ирина Салтыкова — это намеренно кассовые герои? — Если вы помните, в "Брате", который в общем-то не планировался как главный кинохит года, присутствуют Вячеслав Бутусов, Настя Полева и Чиж. Балабанов, у которого обычно все придумано, любит документальные вкрапления. Чтобы полицейские были настоящие, звезды настоящие. Это один из художественных пластов фильма. Данила — такой человек, который легко попадает в мир, недоступный другим. Это в первом "Брате" было и продолжилось во втором. Я не думаю, что присутствие известного человека способно привлечь такое большое внимание к фильму. По телевизору зрители видят этих звезд каждый день. — Сергей Бодров-старший не наблюдал за сыном в процессе съемок? — Нет, зачем? Мы их как-то даже не связываем в сознании. Вот тут — Сережа Бодров, а там — другой Сережа Бодров. Мы с ними дружим параллельно. — После премьеры все поедут в разные страны отдыхать? — Если под "разными странами" понимать Якутию, где Балабанов будет снимать новый фильм, то да. Бодров тоже отправится сниматься. У нас новые проекты. Я даже загрустил, пока отвечал на ваш вопрос об отдыхе... У братьев по фильму Сергея Бодрова и Виктора Сухорукова, как выяснилось, и в жизни отношения братские. Мы попросили их рассказать друг о друге, и получилось почти по-родственному. — В какой-то момент, — сказал Виктор Сухоруков, — я даже поверил в то, что Серега Бодров — мой не игрушечный, а самый настоящий, кровный братишка. В нашем сегодняшнем мире он — человек, каких редко встретишь. Имею в виду культуру, интеллект, воспитание и прочее. Бодров — чрезвычайно современный человек. Уверен, жене Светлане повезло как никакой другой девушке: подарок судьбы. Бодров — настоящий актер. Не имея актерского диплома, с задачей справляется прекрасно. Я как профессионал, наверное, должен ему завидовать. А быть органичным, самим собой — тоже труд и талант. Тем более никогда не поверю, что мой Сергей Багров смастерит оружие и будет раздавать "секир башку" направо и налево. Вот видите, я все смешал — настоящее имя с игровой фамилией. И даже этого не заметил... Поверьте: Сергей и Данила — люди, похожие только внешне. А объединяет их родина, время да режиссер-постановщик, черт возьми. И если сегодня любовь зрителей к Сергею Бодрову вспыхнет с большей силой, то не только за то, что он супер-пупер, хотя и это есть, а за то, что он — олицетворение нашего сегодня, наш современник. Я уверен, узнав его по большому счету, что вот эта приставка к его фамилии — "младший" — уже отжила свое. Сергей ее перерос. — Портрет какой-то идеальный получился... — Потому что разговор идет о премьере, о празднике. Я живу в предвкушении какой-то радости. Я по себе знаю, когда испытываю трепет, восторг — в момент предвкушения. Пока наглаживаю стрелки. А как только эти брюки со стрелками надел, праздник закончился. И поэтому я говорю хорошие слова про Бодрова. А настанет будничный день — можно будет и поспорить, и покритиковать. Мне даже кажется, я еще мало о Бодрове сказал. Он действительно настоящий российский супергерой. И если он получит этот титул в нашей стране, это будет стопроцентно заслуженно. Он может быть образцом для подражания целого поколения молодежи. — А каково место вашего Витька в отечественной истории? — Людей, подобных моему герою, тоже немало. Но каким бы Витек ни был — плохим, отрицательным, отморозком, — все равно в нем главное — жажда жизни, стремление жить красиво, неважно каким путем. Другое дело — заблуждение о том, что, убив одного, ты становишься счастливее. Но фактически Витька Багров несет именно любовь к жизни. И это важно. — Как отметите премьеру? — У меня скучный ответ. Я в жесточайшем сухом законе. Позволил себе только размочить нули на Новый, 2000 год. А сейчас — ни грамма. И это надолго. Потому что есть работа, которой я дорожу. Даже если после премьеры будет грандиозный банкет в Кремле, я там не окажусь. (Официоз запланирован в "Пушкинском". А неформально создатели картины отпразднуют премьеру в Питере. — Н.К.) Приедут мои сестренка, кума, подружки, знакомые с родины, из Орехово-Зуева. Помчусь провожать. А потом сам на "Красной стреле" — обратно в Петербург. Но икорочки, надеюсь, поесть успею. Бодров тоже сказал немало теплых слов о Сухорукове: — С Витей мы по-настоящему подружились уже на этой картине, в Америке. В первом "Брате" у нас было, наверное, всего три общих сцены, если не считать разговоров по телефону, которые, как известно, снимают отдельно. В Чикаго я попросил поселить нас в одной квартире. И совсем не из-за того, что Витя потрясающе готовит. Он приехал позже, когда съемки уже начались. Он был за границей первый раз в жизни, если не считать путевку в Болгарию. Мы ждали его приезда: всем было любопытно, как Витя впишется в оглушительную жизнь вокруг нас. Но ничего не произошло. Как он представлял себе Америку лет десять назад — с сумасшедшими небоскребами, лимузинами, чернокожими бандитами, кинозвездами, наркотиками и безработицей, — такой она перед ним и предстала. Без неожиданностей. Он зашел в нашу квартиру и замер перед огромным окном с видом на светящийся даунтаун, и воскликнул: "Знала бы мамка, что ее Витька по Чикаго гуляет..." При полном незнании языка освоился Витя моментально — на следующий день подружился с горничной, которая была счастлива мыть посуду вместе с русской звездой. — Ты пока подтирай там, а я пылесосить буду! — радостно кричал ей Витя, стараясь преодолеть языковой барьер и шум пылесоса. — Как вам нравится в США, сэр? — отвечала горничная. — Мой чем хочешь: я эти шампуни не признаю, всегда содой чищу, — отмахивался Витя. В Чикаго у нас были друзья из так называемой Украинской деревни. Они помогали со съемками в русском ресторане (один, Славик, подрабатывал там вышибалой) и играли сами роли хохлов-бандитов. Особенно сильно все беспокоились за эпизод, где Витя мочит Славика в сортире, и речь идет про бандеровцев и Севастополь. Когда дело дошло до съемок, Славик почти безропотно "умер", выслушав все гадости про свой народ. Оказалось, накануне Витя провел подготовительную беседу... В обычной жизни Витя парадоксален. Аккуратист и педант, прекрасный кулинар и чистюля, он способен пуститься во все тяжкие, увлечься чем-то ему одному понятным, и тогда ни съемок, ни спектаклей, ни времени для него не существует. Витя мог гулять по городу и шесть, и восемь часов, исследуя, например, быт обитателей черного гетто или схему движения метро. Все заслуживало его внимания, а иногда и записи в специальной тетрадке. А главное, мы много разговаривали. Именно тогда я кое-что понял про Данилу и Витю Багровых, про слово "брат" и вообще — про кино. Сергей Бодров в Питере уже успел посмотреть фильм. — И какое впечатление? — Изнутри очень сложно судить. Это была последняя ночь монтажа, потом — перезапись. И на следующее утро мы, ошалелые, смотрели, что получилось. Поэтому у меня болезненные впечатления. Много смешного, много музыки. Длинное кино, но вроде бы смотрится легко. — Собой довольны? — Собой я никогда не доволен. Витя Сухоруков мне нравится очень. — А если вдруг вам предложат сняться в "Брате-3", "4" и так далее? — Это будет похоже на дурную шутку. — С такими ребятами, как Данила Багров, можно строить новую Россию? Или они хороши только для разборок? — С такими и строить...



Партнеры