ПУТИН ПОДРАБАТЫВАЕТ СПИЧРАЙТЕРОМ

11 мая 2000 в 00:00, просмотров: 304

Инаугурация президента Путина должна была стать образцом во всех смыслах этого слова. Именно такую задачу ставила перед собой Администрация Президента, которая координировала всю подготовку. Дело в том, что инаугурация 96-го года просто не могла являться примером для подобных церемоний. Борис Ельцин был сразу после пятого инфаркта, и ему была просто не под силу любая серьезная нагрузка. Путин находится в прекрасной физической форме, и поэтому его коронацию можно было обставить всеми необходимыми "торжественностями" и "красивостями". Между тем окончательный сценарий был готов всего за три дня. А бесконечные поправки, улучшения вносились буквально до последнего момента. Так, например, появление Геннадия Селезнева и Егора Строева за президентской трибуной в момент принесения присяги было внесено Александром Волошиным поздним вечером в субботу. Александр Стальевич заметил, что невозможно произносить присягу только в присутствии представителей судебной ветви власти (Марата Баглая из Конституционного Суда). И Селезнев, и Строев получили возможность встать за спиной Путина в самый торжественный момент. Всего в подготовке к инаугурации были задействованы тысячи человек. Гости делились по залам чрезвычайно хитрым образом. Люди, казалось бы, имеющие один ранг, были весьма искусно разведены в пространстве явно из политических соображений. Некоторые губернаторы, например, оказались поближе "к трону", некоторые — подальше. Борис Березовский был в самом дальнем, Георгиевском зале. А его исторический противник Анатолий Чубайс — наоборот, в самом близком, Александровском. (Чубайс прилетел из отпуска ровно на инаугурацию. В восемь был в Москве, в три уже улетел обратно.) Кто окончательно утверждал списки расстановки гостей — точно сказать невозможно. Но можно не сомневаться, что тоже не обошлось без главы Администрации. Прокол, пожалуй, был лишь один. В "промтер" — специальный суфлер, представляющий собой два прозрачных экрана на ножке, слева и справа от президента, — завели текст речи Ельцина обычным шрифтом. А Б.Н. давно привык читать без очков только очень крупные буквы. К тому же речь Бориса Николаевича была аж на восьми страницах: его спичрайтеры хотели подвести итог десятилетия обязательно на этом торжестве. Поэтому Ельцин, который плохо разбирал текст на суфлере, говорил по сути по памяти, но, естественно, сбился пару раз. Это был единственный напряженный момент за всю инаугурацию. Путин выучил президентскую присягу наизусть, да и практически наизусть знал свою речь. Дело в том, что он сам писал ее вместе со спичрайтерами. Вообще, было чуть ли не восемь вариантов этой речи. И последний был готов к половине второго ночи с субботы на воскресенье. Последняя фраза этой речи — "У нас одна страна, один народ, одно общее будущее" — не очень нравилась некоторым помощникам президента. Они говорили, что по структуре она напоминает другую фразу: "Одна страна, один народ, один фюрер". Но Путин настоял на этой фразе, и, слава Богу, она прозвучала совсем не воинственно и вполне уместно. Знающие люди обратили внимание, что из Петербурга приехало человек двадцать, просто когда-то работавших и пересекавшихся с Путиным. Это значит, что нашелся человек (конечно, не сам президент), который составил такой список по просьбе руководства Администрации. То есть по отношению к новому шефу кремлевские обитатели продемонстрировали редкую предупредительность почти на грани возможного. Вечером на приеме обращала на себя внимание так называемая сибнефтевская группа. Абрамович, Юмашев, Мамут, Дерипаска и даже 20-летняя дочь Юмашева держались одной командой. Что интересно, все тот же Борис Березовский был как бы отдельно от них. Новый президент в течение нескольких часов терпеливо отвечал на все поздравления. Но когда его просили подписать какое-нибудь поздравительное письмо или еще что-нибудь в этом роде, он ловко отказывался. Судя по тому, что огромное количество людей шли поздравлять и Александра Волошина, можно предположить, что он сохранит свои позиции на ближайшее время. Его замы, подавшие в отставку накануне инаугурации, тоже не казались расстроенными. В целом колоссальные торжества прошли без помарок. В императорской России была примета: как прошла коронация, таким будет и царствование. Если она верна, то царствование Владимира Путина пройдет без потрясений.



Партнеры