“ЕВРОПА ПЛЮС”: 10 ЛЕТ НА СТРАЖЕ ФОРМАТА

12 мая 2000 в 00:00, просмотров: 1314

Перед Первомаем эфир "Европы Плюс" принял весьма эксцентричную форму. Радийные ди-джеи дрожащими от радостного волнения голосами зачитывали поздравительную телеграмму от самого Путина. Таким образом, "Европа..." снова вошла в историю. Десять лет назад она стала первой коммерческой радиостанцией в стране — сейчас она стала первой коммерческой радиостанцией, которую поздравил с днем рождения президент. "ЗД" как первая полноценная музыкальная рубрика в стране присоединяется ко всем поздравлениям в адрес "Европы Плюс" и предоставляет трибуну ее бессменному программному директору Юрию Аксюте. n Г-н Аксюта, наверное, приятно почувствовать себя частью истеблишмента после президентских поздравлений? n Я думаю, дело не в истеблишменте — просто власть меняется. Получить такую телеграмму, для нас было очень приятно. n По прошествии десяти лет, наверное, можно точно определить, на какой музыке "Европа Плюс" сделала свое имя? n "Европа Плюс" крутит музыку, которая называется простым и ярким словом "попса". Формат у нас довольно широкий, но в то же время есть и свои границы. Во-первых, никакой тяжелой музыки и никакой альтернативы, и во-вторых — никакой пошлятины и никакого блатняка. А первоначально мы взяли за основу формат парижской радиостанции "Европа-2", которая по музыке была, в общем, повзрослее, чем мы сейчас. У них было много "The Beatles", "Rolling Stones", "Queen", Элтона Джона, то есть того, чего никогда не было на нашем государственном радио. Появление всего этого в официальном радиоэфире было сродни революции или эффекту открывшегося шлюза. Первые год или полтора у нас не было ни одной русской песни — только западная музыка. n Это было требованием партнеров? n Нет, наши иностранные учредители относятся очень грамотно к изучению русского рынка, и у них нет никаких принципиальных возражений по поводу русской музыки. После полугода работы только с импортной музыкой мы поняли, что нужно вводить и наше, но при этом не совсем понимали, как нужно дозировать отечественную музыку. Начали мы с двух русских песен в час, потом добавили еще две, и оказалось, что четыре русскоязычные вещи в час — это наиболее приемлемая пропорция для нашей публики. Таким образом, получается, что "Европа Плюс" — это 75% иностранной музыки и 25% нашей. n У вас на радиостанции появилась, пожалуй, первая радиозвезда в стране — Ксения Стриж. Когда она ушла, то многие чуть ли не стали хоронить саму "Европу Плюс". Тем не менее вы выжили, но с тех пор звезд маловато. Разве что Жени Шаден, тайна которой до сих пор не раскрыта... n Она и не должна быть раскрыта. Умрет тайна — умрет и Жени Шаден. Теперь что касается звезд. Они загораются нечасто. Появление Ксении Стриж стало настоящим событием. Но в то же время у нас работали Таня Годунова, Рита Набокова, Алла Волгина, то есть звезды колоссальной величины. Потом — последние ребята: Роман Олегов, Алексей Мангулов. Может быть, их меньше знают в тусовке, однако среди тех, кто слушает радио, они известны очень хорошо. Просто Ксения Стриж была явлением, а все, кого я перечислил, являются звездами радио. n Вернемся к музыке. За десять лет на "Европе Плюс" появился черный список с именами, которые ни при каких обстоятельствах не появятся в эфире? n Мы крутим не артистов — мы крутим песни. Поэтому сказать, что у нас есть черный список людей, песни которых мы никогда не поставим в ротацию, было бы абсурдом. Иногда происходят невероятные вещи. Мы, например, очень долго не крутили группу "Руки Вверх!" по причине того, что их первые записи показались нам примитивными, пошлыми, дебилообразными и напоминали "Ласковый Май" в самом плохом смысле этого слова. Но со временем мы изменили свою точку зрения. И таких примеров много. n Иосиф Кобзон может появиться в вашем эфире? n Он у нас уже был. n Видимо, речь идет о его совместном проекте с DJ Грувом. То есть, если ремикс сделает Валентина Толкунова, у нее тоже появится шанс... Без примоднений нельзя? n Нельзя. Есть такое понятие, как звук радиостанции. И при подборе музыки, конечно же, есть определенные требования к аранжировкам, звучанию голоса и т.д. n Куда будет со временем дрейфовать формат "Европы Плюс"? В сторону дальнейшего расширения или специализации на какой-то определенной публике? n Я уверен, что некоторая специализация будет происходить со всеми радиостанциями. Все будут четко определять слушателя, на которого работают, и в соответствии с этим подводить все элементы эфира под потребности данной категории населения. n Как получилось, что вы не удовлетворили потребность населения в Филиппе Киркорове и не поставили в ротацию его новую песню "Настроения Нет"? Говорят, звезда обиделась... n Нет, Филипп не обиделся: он все правильно понял и даже сказал, что "Европа Плюс" — радио настроения, а моя песня называется "Настроения Нет", поэтому она не подходит. n Чем вы ему компенсировали моральный ущерб? n Ничем. У нас такие отношения, которые не требуют компенсаций. Нас связывают нормальные человеческие симпатии и привязанности, называемые дружбой. Мы всегда поможем Филиппу, если это потребуется, и я уверен, что он, в случае необходимости, поможет нам. И вообще, что касается отношений с артистами, то они у нас всегда складывались. Жутких скандалов и разборок ни с кем не было. Обиды, конечно, были, и немало. Крики "Да ... я ваш формат!", нежелание разговаривать годами... Но потом как-то мирились. Кстати, сейчас и артисты, и их директора гораздо спокойнее воспринимают наше нежелание ставить их песни в эфир. Видимо, поняли, что их популярность — это одно, а аудитория радиостанции — совсем другое. Явный прогресс...



    Партнеры