“ЕВРОВИДЕНИЕ-2000”: ПОБЕДИЛА ПОЛИТКОРРЕКТНОСТЬ

16 мая 2000 в 00:00, просмотров: 1071

В несмолкаемых возгласах радости по поводу неожиданного второго места России на конкурсе "Евровидение-2000" легко затеряться голосу разума и здравого анализа. Не собираясь умалять всех значений и впрямь выдающегося для нашей участницы достижения (155 баллов при возможном максимуме 276), сегодня нелишне будет подумать и о том, почему победы и поражения на последнем "Евровидении" распределились именно так, а не иначе. Я вовсе не кривил душой, когда ровно два месяца назад желал для Алсу победы на "Евровидении", резонно указывая на тот факт, что наша певица вполне соответствует неписаным стандартам конкурса: юная, целиком и полностью сконструированная менеджерами и продюсерами и поющая при этом по-английски. И ведь искренне желал победы, пока... не услышал (и в особенности — не увидел) номер Алсу "Solo". И сразу же вспомнилось, что "Евровидение" — конкурс не только исполнителей, но и песен: он даже официально называется Eurovision Song Contest! Схалтурили, явно схалтурили некогда именитые англо-американские авторы и аранжировщики — композицию-то для столь ответственного мероприятия можно было бы и в мажоре написать, и куда оригинальнее, нежели нечто среднеарифметическое от любой песни популярных некогда Ace Of Base и полузабытого сольного номера покойного лидера Thin Lizzy Филипа Лайнотта "Solo In Soho". И хваленое английское произношение Алсу ("она в совершенстве владеет английским!" — гордо заявили наши комментаторы) вовсе таковым не являлось. Возможно, кто-то и владеет языком в совершенстве, да вот только петь на нем не умеет: лично я в тексте номера не разобрал ничего, кроме того, что кто-то — наверное, главная героиня песни — "gone solo". И вдобавок ко всему — кошмарный плясовой мужской садо-мазо-дуэт в штанах с лампасами! Словом, бедняжка Алсу выглядела на сцене как потерявшийся и попавший в дурную компанию плюшевый глазастый медвежонок-панда. И тем не менее — второе место! Самое время задать вопрос — почему? А ведь не только потому, что после успеха Бритни Спирс и Кристины Агилеры велик спрос на нежных дебютанток, но и поскольку Ее Величество Политкорректность в Европе ныне весьма популярна: принцип "всем сестрам по серьгам" торжествует за западными границами нашей Родины во всей его неприглядной красе. И самой молодой участнице конкурса, да к тому же из малопонятной по нынешним временам России — почет и слава. Встречный вопрос: а почему первое место досталось датским полудедам Olsen Brothers? Потому что они олицетворяли собой разумный и опять же политкорректный компромисс — исполнители, известные у себя в стране уж два с лишним десятка лет, и песня вполне приятная — мелодичная гитарная бренчалка в стиле Джеймса Тэйлора. Всякому, казалось бы, ясно, что задорно-агрессивный исландский дуэт August & Telma с попсовым типично северным рок-н-роллом "Tell Me!" куда более соответствовал призовым стандартам "Евровидения" — однако всего 92 балла и шестое место: сидите, ребята, и не рыпайтесь. Вершиной же политкорректности "Евровидения-2000" стало присуждение аж 10 баллов... малопочтенному турецкому коллективу. И очень похоже на то, что третье место Латвии (136 баллов) и четвертое — Эстонии (98) вызвано вовсе не отменным материалом и исполнением группы Brainstorm и юной певицы Инес, а опять же околополитической конъюнктурой текущего момента. Кстати, эстонцы и латыши с блеском доказали свою принадлежность к семье северных народов — как-никак именно скандинавам лучше всего удаются классические песни "Евровидения". В отношении Алсу тоже была проявлена своеобразная политкорректность — интересно, что высший балл (12) поставили национальные жюри крепко связанных с нами туристическими узами Кипра, Хорватии и Мальты, а также отчего-то Румынии. Великобритания и Эстония даровали нашей певице еще по 10 баллов. Зато мы не получили ни одного балла от Латвии (что легко объяснимо) и Турции (а как же туризм?!). Своим победоносным выступлением на "Евровидении" Алсу ясно продемонстрировала, что сменяемость поколений на родной эстраде — не миф. Ведь когда в начале весны стало известно о грядущем выступлении Алсу на "Евровидении", иные эксперты зашлись в смехачестве по поводу данных певицы и ее конкурсной композиции. Неправда ваша, господа! Можно сколько угодно говорить, что за деньги, вложенные в Алсу ее отцом, вице-президентом "Лукойла" Ралифом Сафиным, можно купить все что угодно — хоть даже отдельные национальные жюри. Сомневаюсь насчет отдельных жюри, но более чем уверен, что должные вложения в грамотную раскрутку певицы и в утилизацию талантов западных композиторов, текстовиков и аранжировщиков окупились более чем удачно. И если мы будем занимать призовые места с профессионально сделанным материалом хотя бы на европейских конкурсах, то отношение и к отечественному шоу-бизнесу, и к России в целом изменится в гораздо лучшую сторону. Но нельзя не привести и мнение одного из музэкспертов, впервые не попавшего в наше национальное жюри: А.К.Троицкий считает, что Алсу не могла быть победительницей просто потому, что тогда следующее "Евровидение" пришлось бы проводить в Москве, а это требовало бы многомиллионных государственных расходов. У нас же, увы, "Евровидение" до сих пор считается глупым попсовым конкурсом... И на сей раз это было заметно не только по детсадовскому уровню наших комментаторов в Стокгольме, но и по составу родного национального жюри под предводительством А.В.Макаревича, в которое были собраны персонажи, отловленные, видимо, по телефону в последний час перед началом трансляции "Евровидения". Какое отношение к современной составляющей музыкального шоу-бизнеса имеют фигуристка Ирина Слуцкая, актриса Елена Яковлева (ладно, в клипе Алсу снималась...) и балетный человек Андрис Лиепа? Да и участница "Евровидения'94" Маша Кац, неучастница Валерия и известный лишь в узком кругу рэппер Михей — тоже эксперты ох уж как сомнительные... А уж от комментариев гг. Михея и Макаревича об "отсутствии эксперимента в песнях "Евровидения" мне стало просто смешно — неужели можно подумать, что общеевропейским хитом способно стать некое джаз-роковое или кислотное творение? Но не будем о грустном — близость к вершине искупает все. Что-то принесет нам Копенгаген-2001?




Партнеры