СТОЛИЧНЫЕ ПРИБАМБАСЫ

17 мая 2000 в 00:00, просмотров: 657

ИМЕНА ИЗ ПОДПОЛЬЯ "Пешков-стрит", "Сладкая улица", "Бродвей", "Брод" — это все о ней, о нынешней Тверской. Знаменитая московская магистраль еще в бытность свою улицей Горького получила от жителей города много всяких прозвищ. Однако и некоторые другие объекты, отмеченные на карте столицы, не избежали подобной участи. Москвичи разных поколений с удовольствием упражнялись в остроумии, придумывая "подпольные" названия городским достопримечательностям. Большинство таких перлов народного фольклора со временем забылось. Однако некоторые из популярных в прошлые годы прозвищ, относящихся к московской географии, сохранились в памяти старожилов. Район жилых домов, построенных около метро "Аэропорт" для представителей так называемой творческой интеллигенции, называли ХЛАМ, что имело такую расшифровку: Художники, Литераторы, Артисты, Музыканты. Кварталы не менее престижных элитных многоэтажек на Рублевском шоссе, между улицами Бобруйской и Ярцевской, окрестили в просторечье "Лимонией". Смотровая площадка на Воробьевых (Ленинских) горах, посещение которой новобрачными уже давным-давно стало свадебным ритуалом, удостоилась нарицательного имени "Фата" или "Площадь невест". Ростокинский акведук, построенный для самого первого московского водопровода во времена правления Екатерины Великой, жители Москвы звали иногда ласковым именем "Катя". Супердом на ул. Серафимовича (тот, который известен еще как "Дом на набережной") в 40-е — 50-е годы остряки наградили мрачноватым именем "Братская могила" (прозрачный намек на большое количество его жильцов, сгинувших в застенках НКВД). Кстати, главное "энкавэдэшное" здание, нависшее своим фасадом над Лубянской площадью, москвичи без затей называли "Домик на горке". А находящийся напротив наземный вестибюль станции метро "Дзержинская" с двумя характерными полукруглыми арками входов получил кличку "Уши" (или, более пространно, "Уши Железного Феликса"). Экспериментальный 25-этажный дом неподалеку от ВДНХ, поднятый на тонких бетонных ногах-опорах, получил "псевдоним" "Избушка на курьих ножках". Пивная на ул. Дружбы, пользовавшаяся большой популярностью у местных жителей, была награждена прозвищем "Тайвань" — с учетом того, что неподалеку находилось китайское посольство. Построенную когда-то на Преображенском валу "кафешку" ее завсегдатаи называли между собой "Черепок": старожилы хорошо помнили, что это заведение Общепита построено прямо на краю уничтоженного старого кладбища. А еще в столице были "Хива", "Аквариум", "Зверинец", "Шашлык", "Сугроб"... — фантазии народной нет предела. ОТДАЙТЕ МИЛЛИОН! У москвички Л., наследницы крупного промышленника, несколько лет тому назад имелись серьезные шансы стать настоящей миллионершей. Еще в начале века дед ее, убоявшись грозных ветров первой русской революции, продал большую часть своих владений и всю вырученную сумму — около 4 миллионов рублей золотом — отнес в московский филиал американской страховой компании. После 1917 года фирма эта каким-то образом смогла благополучно вывезти капиталы из Страны Советов за океан. И вот почти семь десятилетий спустя гражданка СССР сумела-таки доискаться (не без помощи соответствующих "органов", конечно), где же находятся деньги ее дедушки, право на получение которых подтверждается сохранившимися у Л. документами. В пересчете на теперешние "баксы" сумма американского "должка" получилась оч-чень внушительная — 65 миллионов! Продолжение этой "золотой" истории доподлинно разузнать не удалось. Якобы "товарищи в штатском" предложили наследнице добиться возврата денег американской компанией при условии, что "комиссионные" в пользу государства за такие посреднические услуги составят половину всей суммы. Хотя потенциальная миллионерша и согласилась, но "сверху" по каким-то политическим соображениям этой финансовой операции дали "отбой". Так что денежки купеческие остались за океаном, и проценты на них все растут, растут... ОТ ХАМОВНИКОВ ДО САМОГО ВИЛЬНЮСА По числу железнодорожных вокзалов Москва является чемпионом России. Однако мало кто знает, что незадолго до революции к девяти существующим "пассажирским дворцам" в Белокаменной предполагали добавить еще и десятый. Вероятнее всего, он получил бы название Вилейский или Вильнюсский. Осуществлению этого замысла помешала начавшаяся Первая мировая война и последовавшие вслед за ней социальные бури. В 1910—1912 годах успели подготовить лишь эскизный проект новой стальной магистрали. Она должна была связать Первопрестольную с нынешней столицей Литвы. Для сооружения вокзала Вилейской железной дороги наметили несколько мест — на Ходынском поле; в Дорогомилове, рядом с уже построенным Брянским (Киевским) вокзалом; на Пресне у Ваганьковского кладбища (ох, и страдали бы тогда сотрудники редакции "МК" от такого беспокойного соседства!)... А наиболее привлекательной показалась проектировщикам территория в районе Хамовнической набережной, неподалеку от Крымского моста. Из центра города рельсы новой магистрали должны были устремляться на запад. Для перехода через Москву-реку собирались построить красавец мост, повторяющий в общих чертах мосты окружной "железки" (те, которые сейчас стало модно перевозить на новые места и превращать из железнодорожных в пешеходные). По предварительным разработкам инженеров, рельсовую колею предполагалось тянуть напрямик через Поклонную гору, прорезав ее глубокой выемкой. Кроме того, Московско-Вилейская дорога прошла бы через нынешние "заповедники элитного жилья": Крылатское, Усово, Уборы... Грохотом проходящих поездов огласились бы старинные подмосковные городки Звенигород и Руза... Так, может быть, оно и к лучшему, что начавшиеся военные действия помешали превратить этот проект в реальность? Хватит Москве-матушке и ее существующих девяти вокзалов.




Партнеры