ЗАГНАННЫХ МЕНТОВ ПРИСТРЕЛИВАЮТ

18 мая 2000 в 00:00, просмотров: 6920

23 марта, по пути из Чечни в Москву, министр МВД Владимир Рушайло заехал на свою родину — в Тамбов. Вслед за ним со всей Центральной России туда слетелись 135 милицейских генералов. Зачем? Это осталось за кадром. Известно только, что Рушайло провел совещание в УВД, где порадовался высокому местному уровню раскрываемости преступлений (по милицейской статистике, 90,1% тамбовских правонарушителей отправляются на скамью подсудимых). А ровно через три недели, 13 апреля, был расстрелян начальник тамбовского РОВД, полковник милиции Валерий Джураев. Связаны ли два этих события друг с другом? В Тамбове поговаривают, что встреча с Рушайло очень вдохновила руководителей областного УВД... Это уже второе за последние полгода убийство в Тамбове милицейского руководителя. 6 октября 1999 года аналогичным образом преступники расправились с заместителем начальника УВД Тамбовской области Михаилом Бирюковым. Виновных ищут до сих пор. У больничных ворот "Меня скоро убьют", — эти слова полковник Джураев произнес за неделю до гибели. Тогда же он перестал ездить с телохранителями — не хотел лишних жертв. Его расстреляли средь бела дня в самом центре Тамбова — во дворе областной больницы, на глазах у десятков людей. Убийцы ждали в неприметном зеленом "уазике", припаркованном возле "восьмерки" полковника. Как только Джураев захлопнул дверцу своей машины, прозвучали три автоматные очереди. Через полчаса обугленный остов скрывшегося "уазика" был найден неподалеку. Позже выяснилось, что зеленый "уазик" киллеры приобрели еще в феврале у местного бизнесмена. Тот похвастался перед соседями, что покупатели "обмыли" с ним покупку. А вскоре... исчез. След от автоматных очередей был ровный — словно стежок швейной машинки. Смертельно раненый Валерий Джураев умер в реанимации, так и не приходя в сознание. Полковник Джураев как раз оформлял свой переезд в Москву — должен был стать начальником одного из подразделений подмосковного уголовного розыска, все нужные бумаги уже были подписаны начальником тамбовского УВД Владимиром Пучниным. Но новый губернатор Тамбовской области Олег Бетин — после декабрьских выборов именно он сменил "краснопоясного" коммуниста Александра Рябова — неожиданно наложил вето на этот перевод. Джураев остался в Тамбове. Где добраться до него убийцам было гораздо легче. В тот день, 13 апреля, тамбовские пользователи долго не могли попасть в Интернет. Вместо нужной картинки на экране компьютеров высвечивалась траурная надпись: "Сегодня убили Валерия Джураева". "Убили последнего из ментов, который пытался остановить криминальный беспредел. Скоро прольется море крови. Предотвратить это уже невозможно", — предвещали одни. "Собаке — собачья смерть! — парировали другие. — Его уничтожили те монстры, которых он сам породил". На похороны Джураева никто из начальства — ни милицейского, ни областного — не явился. Руководство тамбовского УВД в тот день было очень занято. Оно проводило конкурс на лучшую милицейскую песню. Создатель "монстра" Рассказывают, что в начале 90-х годов лучшие милицейские аналитики предложили новый способ борьбы с организованной преступностью. Раз преступность невозможно искоренить, нужно попытаться ее возглавить — заявили они. Победить старых бандитских "авторитетов" могут только молодые и сильные "волки". Таких людей следует отобрать из бывших военных, спортсменов, проштрафившихся милиционеров. Под надзором людей в погонах они должны проникнуть во все сферы криминального бизнеса: наркоторговлю, рэкет, сутенерство. А как только старые бандюки окончательно загнутся, молодняк быстренько самоликвидируется — вот и не будет в России оргпреступности! Понятно, что эта бредовая идея нигде в России не прижилась. Похоже, что единственным исключением стал Тамбов. В тамбовском УВД как раз создавали свой 6-й отдел — прообраз Управления по борьбе с организованной преступностью. Его возглавил майор Валерий Джураев. Он и стал воплощать в жизнь странную идею эмвэдэшных аналитиков. Незаурядный организатор и отличный психолог, Джураев быстро вычислил тех, кто лучше всего подходил на роли новых криминальными лидеров. По одному его звонку из тамбовских "кутузок" выпускались рэкетиры, кидалы, наперсточники. В благодарность те исправно поставляли Джураеву ценную оперативную информацию, делились с милицией своими доходами. Джураев верил, что делает правое дело — борется с преступностью ее же "руками". Воспитанники Джураева пополнили ряды "тамбовских" в Питере, уехали в Москву. К середине 90-х в Тамбове осталось лишь несколько лидеров — хотя и подконтрольных Джураеву, но не слишком послушных. Они упорно продолжали делить сферы влияния. А главной мишенью их разборок был богатейший тамбовский рынок: кто владел им, тот владел городом. И тогда Валерий Джураев задумал "вылепить" нового криминального "монстра" — самого крутого из всех. Чтобы он смог расправиться с конкурентами и завладеть рынком. Бывшего сержанта милиции, деревенского парнишку из Новой Ляды (село под Тамбовом. — ред.) Андрея Попова в детстве сильно дразнили одноклассники. Для самозащиты он стал заниматься восточными единоборствами. Сколотил небольшую "бригаду" из односельчан. Единственно, чего не хватало Попу (так его звали все) для полного счастья, так это хорошей милицейской "крыши". Тут его и подобрал классный опер Валерий Джураев. Личный враг Чубайса В 1996 году Поп создал на рынке частное охранное предприятие. Его "контролеры" обложили данью всех, кто там торговал. Миллионы рублей потекли мимо бюджета в карман официальных рэкетиров. В борьбу с набиравшим силу Попом и его милицейскими покровителями вступил тогдашний мэр Тамбова Валерий Коваль. Он тоже хотел править на рынке. Начался первый этап войны за власть между милицейской и государственной "крышами". Из досье "МК". Валерий Коваль — первый мэр Тамбова. Крепкий хозяйственник, пользовался покровительством Анатолия Чубайса. Тот предлагал ему перебраться в Москву, но Коваль остался в Тамбове. Интересно, что тамбовцы, ярые приверженцы коммунистических традиций, несколько раз выбирали на должность своего градоначальника демократа Коваля, а не его соперника-коммуниста. При поддержке Чубайса мэр Коваль попытался снять с поста генерала Владимира Пучнина, начальника тамбовского УВД, который поддерживал рыночных "контролеров" Попа. Но тогдашний глава МВД Куликов отстоял своего человека. Пожертвовать решили Джураевым, в то время уже начальником тамбовского Управления по борьбе с оргпреступностью — отдали его мэру "на растерзание". Ведь Джураев попытался посадить за решетку единственного сына мэра Коваля, баловавшегося наркотой. На опального Джураева быстренько свалили все грехи: и низкую раскрываемость преступлений, и вообще плохую работу его подразделения. — Меня несколько раз вызывали в МВД "на ковер". Как-то один из заместителей министра прямо поинтересовался: почему рабочий день Чубайса начинается и заканчивается фамилией Джураев? Мол, каждый день звонят из Тамбова и жалуются: мешает работать на благо демократии, — смеясь, рассказывал журналистам Валерий Джураев. Его перевели на более чем скромную должность главы сельского РОВД Тамбовского района. Вскоре с ним перестали считаться и "любимец" Поп, и милицейские коллеги. Но Джураев был слишком опытным противником, чтобы позволить себя так просто растоптать. Он принялся дотошно собирать досье на своих бывших милицейских друзей и, главное, на их столичных покровителей. А возможностей у него было предостаточно: благодарные "питомцы" из других регионов продолжали регулярно поставлять информацию. Джураев откровенно мешал властям, путался под ногами. И тогда его "заказали". В первый раз — в конце 1997 года — знаменитому киллеру Ферганцу, главарю банды братьев Челышевых. Известно, что аванс за убийство Джураева Ферганцу передавал известный тамбовский аферист по кличке Моня. О дружбе Мони с руководством тамбовского УВД в городе давно ходили анекдоты. "Карманные генералы" Из досье "МК". Банда Челышевых "работала" на всей территории России с 1993 по 1998 год. Ее подозревают в причастности ко многим громким заказным убийствам последних лет. Киллеры, прошедшие военную подготовку в элитных подразделениях спецназа, приглашались в "усадьбу" в Тамбовской области и жили там до тех пор, пока контракт на убийство не приобретал конкретные очертания. Затем оговаривалась стоимость "заказа", начиналась пристрелка оружия. Помимо исполнителей у "челышевцев" были свои поставщики оружия и машин, диспетчеры. За киллерами охотились сотрудники практически всех российских силовых структур. Зимой 1998 года след привел московских оперов в Тамбов. Об операции по ликвидации банды в областном УВД знали единицы. Однако кто-то вовремя предупредил Ферганца и его подельников: они скрылись, не успев расправиться с Джураевым. — Меня вызвали в Москву, в Генпрокуратуру, и сообщили, что я "заказан", — рассказывал Валерий Джураев. — Спросили, не нуждаюсь ли в помощи. Я доложил обо всем начальству тамбовского УВД. Мне сказали: ничего страшного — "заказывают" сейчас всех ментов... Той же зимой 1998 года мэр Тамбова и главный противник Джураева 45-летний Валерий Коваль неожиданно скончался. Его болезнь была быстротечна и загадочна. Новый мэр сумел подружиться и с милицейским руководством, и с рыночными "охранниками" Попа. Таким образом, разросшаяся под опекой милиции бригада Попа стала контролировать уже не только рынок, но и весь город. Поп "пас" нефтяной и банковский бизнес, энергетику, сбыт и переработку сельхозпродукции, продовольственные и вещевые рынки области, охранное дело; само собой, пытался обуздать СМИ. Группировка имела строгую иерархию, спецсвязь, доступ к оперативной информации УВД. Даже кадровые перемещения в УВД стали согласовываться с лучшим "учеником" опера Джураева. Подошла предвыборная кампания. Тамбовские бабульки утирались слезами умиления, когда бритоголовый кандидат в депутаты лично одаривал каждую из них роскошной розой и пакетиком сахара. В 1998 году Поп стал депутатом областной Думы. Незаметно Андрей Попов и его милицейская "крыша" поменялись местами. Теперь Поп командовал своими "карманными генералами". Лучших сыщиков Тамбова отправили в отставку. На их место взяли угодливых дилетантов из бывших военных. С тех пор в области было совершено полтора десятка заказных убийств. Ни одно из них не раскрыто. Все улики — уничтожены. Рабовладельцы и насильники По Тамбову поползли жуткие слухи: люди в милицейской форме затаскивают в патрульные машины симпатичных женщин и насилуют. Жертвы долго отказывались идти в милицию с заявлениями: боялись встретиться там со своими обидчиками. Наконец суд над милиционерами-насильниками состоялся. Однако никто из руководителей, до последнего покрывавших подчиненных, не был наказан. Сотрудники батальона патрульно-постовой службы Тамбова промышляли кражами в гаражных кооперативах. Вышестоящие офицеры прятали награбленное сержантами добро. Тамбовские менты отлавливали людей на улицах и, придравшись к документам, вывозили их в качестве рабов на строительство милицейских дач. Бедолаги трудились по 15 часов в сутки. К ним относились как к скоту, кормили тюремной баландой. В тамбовские рестораны врывались люди в масках и с милицейскими дубинками. Избивали посетителей. Они действовали под прикрытием оперативных групп УВД. Тем не менее за два года в Тамбовской области возбудили всего около 20 уголовных дел против сотрудников милиции. Люди пробовали обращаться за помощью к тогдашнему представителю Президента РФ Олегу Бетину. Но тот "сдавал" жалобщиков в областное УВД — первому заместителю начальника Валентину Пронину. Дальше — тишина. В криминальном бизнесе милицейские чины имели свою верную долю. Как писали местные газеты, знаменитая табачная фабрика в Моршанске "пахала" на начальника УГРО Михаила Бирюкова, нелегальная торговля нефтепродуктами кормила заместителя начальника УВД Валентина Пронина. Люди в погонах контролировали баснословно доходный транзит "паленой" водки из Осетии и Чечни в Москву через Тамбовщину. Никто не позволил бы им так беспардонно наживаться, если бы... Если бы значительная часть криминальных денег не отправлялась затем в столицу. Кто "заказал" Бирюкова? Тихо возглавляя сельскую милицию, опальный Валерий Джураев только и ждал удобного случая, чтобы "выстрелить" своим компроматом. В надежде дать материалам законный ход он обращался к Владимиру Рушайло. — Я затронул высокопоставленных коррупционеров, ниточки потянулись в Москву, — объяснял Валерий Джураев. — Разбираться приезжали спецбригады из МВД, ФСБ, Генпрокуратуры, из Администрации Президента. И никакого результата. Против московской "крыши" и колоссальных денег не пошел никто. Летом 1999 года в Тамбов приехала очередная грозная комиссия МВД РФ. Джураев отдал в комиссию часть своих материалов, касающихся пока только тамбовской коррупции. Но предупредил, что главные герои его "досье" живут в Москве. Из закрытого письма и.о. Генерального прокурора Юрия Чайки министру МВД Владимиру Рушайло: "В производстве Генеральной прокуратуры РФ находится уголовное дело о серии заказных убийств бандой Челышевых... В ходе следствия получены данные о злоупотреблении Прониным В.Н. (заместитель начальника УВД. — А.Б.) своим служебным положением в интересах местных преступных группировок... Ряд должностных лиц органов внутренних дел области причастны к незаконному обороту алкогольной продукции. Имеются данные о причастности... первого заместителя начальника УВД Пронина В.Н. Выявлено четыре факта фальсификации уголовных дел работниками ОБЭП УВД области... К уголовной ответственности... привлечено 134 сотрудника (УВД. — А.Б.), осуждено — 42. Сообщается в порядке информации для принятия соответствующих мер". Меры были приняты. Валерия Джураева выгнали даже из богом забытого сельского РОВД — определили простым опером. Пытались обвинить в получении крупной взятки, но дело не "сшилось". Зато городская газета опубликовала откровения одного из тамбовских "авторитетов", обвиняющего Джураева в том, что тот сажал безвинных бандитов в тюрьму. Зверски убили его лучшего друга. Дом Джураева атаковал тамбовский спецназ — до смерти испугали маленького внука, беременную невестку. У "налетчиков" был конкретный приказ: найти бумаги, которые прячет Джураев. Когда же и это не удалось, полковника решили объявить заказчиком убийства. И подходящую кандидатуру на роль жертвы нашли: ею оказался руководитель тамбовского УГРО, заместитель начальника УВД Михаил Бирюков, тесно связанный с бандитскими группировками и составлявший серьезную конкуренцию коллегам из УВД. Киллеры расстреляли Бирюкова около его подъезда 6 октября 1999 года, в 7 утра. За день до убийства по приказу руководства УВД у дома Бирюкова снесли милицейский "стакан", который стоял там много лет. Рядом с погибшим валялся пейджер одного из близких знакомых Джураева — очень своевременная улика. Сам знакомый исчез. Гроб с телом Бирюкова доверили нести самым крутым братанам. "Мы знаем имя заказчика, и он среди нас", — откровенничал в прессе первый заместитель начальника УВД Валентин Пронин. — Могу заявить от имени родственников и друзей, что брата "заказал" Джураев, — заявил по местному ТВ бизнесмен Владимир Бирюков, родной брат Михаила. Но серьезных доказательств причастности Валерия Джураева к убийству Бирюкова так и не нашли. Суд восстановил Джураева в прежней должности начальника сельской милиции. Но полковнику уже не хотелось мстить тамбовским беспредельщикам. Он собирался переезжать работать в Подмосковье, поближе к столице: именно там, как ему казалось, он мог наконец обнародовать свой компромат на московскую "крышу" тамбовской мафии. Смерть Джураева для многих сняла кучу проблем. Бандитское кольцо После декабрьских выборов новым хозяином Тамбовщины стал лучший друг Попа и местной милиции, бывший представитель Президента РФ и ставленник Кремля Олег Бетин. Тот самый, который не пустил Джураева в Москву. Прежнего губернатора Александра Рябова — слабого политика, но порядочного человека — облили потоками грязи. В ход пошел безотказный "вариант Лебедя". Спешно раскрутили еще одного кандидата, который мог бы отдать Олегу Бетину свои голоса после первого тура. "Подсадной уткой" стал екатеринбуржец Андрей Франц. Тамбовская область "отдалась" герою без сопротивления: он легко получил 14% голосов и занял среди всех кандидатов почетное третье место. Франц лично пообещал выплачивать бабулькам пенсии — до самой их смерти. В знак благодарности за отданные голоса Андрей Франц получил от победителя Бетина пост первого вице-губернатора области. И, как говорят, сразу же потребовал отдать ему... злосчастный рынок. Говорят, что Андрей Франц имеет прямое отношение к легендарной "уралмашевской" мафии. И нищая Тамбовщина интересовала екатеринбуржцев только как плацдарм, на котором они успешно опробовали свою выборную технологию. "Чисто конкретная" цель "уралмашевцев" — создать вокруг Москвы кольцо из бандитских областей. Посадить в местные администрации своих людей, скупить еще не разорившиеся предприятия. То есть превратить "красный пояс" в бандитский. Увы, оказалось, что в планы "уралмашевцев" совсем не входило делиться с "тамбовскими". Начальник УВД генерал Пучнин уже собирается в отставку. Новым милицейским руководителем, скорее всего, станет его заместитель Валентин Пронин. Губернатор Бетин наотрез отказывается представлять вице-губернатора Франца областной Думе и не платит ему зарплату. Подручные Попа готовятся к большой войне. Впрочем, война эта уже идет, и начало ей положило именно убийство Джураева. Сегодня в Тамбове в полном разгаре передел собственности, зон влияния. И главное — передел власти. Новая команда чиновников, пришедшая на смену прежней, быстренько избавляется от балласта лишних людей. Мы не знаем, кто убил Джураева, — версий может быть множество. Но то, что мертвый Джураев был намного предпочтительнее для власти, чем Джураев живой, — очевидно. Да и не только для власти. — Джураев до конца оставался очень наивным человеком, — вздыхают друзья погибшего полковника. — Он, например, верил в силу прессы. Верил, что когда-нибудь в Тамбов приедет "великая" комиссия, которая всех преступников пересадит из их теплых кресел на скамьи подсудимых. Однако большинство проверяющих, выйдя из здания УВД, пересаживались в "поповские" джипы и ехали пить с ним водку... Полковник Джураев был камикадзе, сжегшим все мосты и воюющим сразу на всех фронтах. Команда нового губернатора Бетина, генералы из УВД, криминальные "авторитеты" — чуть ли не каждый из этих людей считал полковника своим личным врагом. Отпускать его работать в Москву было для них равносильно самоубийству. Рискнем предположить, что расчет был сделан именно на демонстративность убийства. О борьбе Джураева знала вся Тамбовщина. А значит, вся Тамбовщина должна была осознать, что пришли иные времена и иные — серьезные — люди. Настолько серьезные, что не остановятся ни перед чем. Едва вернувшись в Москву, Владимир Рушайло прислал в тамбовское УВД телеграмму, в которой поблагодарил милицейских начальников за их отличную работу. Отдел расследований.



Партнеры