ЕВГЕНИЙ КИНДИНОВ: “Я ГОЛОСУЮ ЗА ДАТСКОГО ПРИНЦА!”

19 мая 2000 в 00:00, просмотров: 164

В те чудные исторические времена, когда не краснея можно было назначить девушке свидание на Тверской, когда профессия инженера считалась престижной, медицинское обслуживание было бесплатным, школьники мечтали покорять космические просторы, а в кинотеатрах существовали сеансы "Детям до шестнадцати вход воспрещен", в России умели снимать доброе и трогательное кино... Именно тогда мы по-настоящему любили и уважали своих актеров. Нас не интересовал размер их банковского счета, жизненные амбиции и марки автомобилей. Мы жили с нашими кумирами в одной стране, писали им благодарственные письма и улыбались, случайно столкнувшись с ними в городской толчее. Народный артист России Евгений Киндинов — один из немногих, кто характеризует ту, навсегда ушедшую эпоху. Сегодня Евгений Арсеньевич играет во МХАТе, не снимается в кино, возит дочку Дашу на занятия в музыкальную школу и готовится отпраздновать 55-летний юбилей... — Евгений Арсеньевич, вы, наверное, по такому случаю шумное гулянье устроите? — Я не люблю большие компании и посещаю их редко. В последний раз, например, я так ходил на юбилей к своему бывшему однокурснику Николаю Петровичу Караченцову. — Но со своими близкими вы соберетесь за одним столом? — В день рождения я всегда стремлюсь встретиться с братом и сестрой, хотя брат живет в Зеленограде, а сестра — на другом краю Москвы. Вы не подумайте, что я сильно замкнутый человек, просто мой день рождения выпадает на то время, когда сложно кого-то собрать. В школе и в театральном училище это был конец учебного года, в театре обычно заканчивается очередной сезон, и начинается работа в кино — съемочное сватовство и пробы. Сумасшедшее время, должен вам сказать! — Расскажите о ваших родителях... — Они у меня из Рязанской области, деревенские. Образования как такового у отца не было. Он мне сам рассказывал, что мальчишкой "крутил хвосты коровам". То есть работал подпаском. Ходить в школу отец мог только зимой, кода коровы оставались в стойлах. Когда родители перебрались в Москву, отец выучился на фотографа и потом стал работать ретушером. Работал он хорошо и благодаря этому смог меня, брата и сестру поставить на ноги. А мама у меня не работала, вела хозяйство. Мы жили в коммуналке в Проточном переулке, где не было горячей воды. Но, несмотря на все неудобства, семья была очень дружной. — То есть свое детство вы можете назвать счастливым? — Несомненно! У нас был очень замечательный двор в том смысле, что очень хорошая компания подобралась. Нас было пять-шесть человек одного примерно возраста, и практически все время мы проводили вместе. Дрались с ребятами из соседних дворов, камнями кидались. Я курносый был, а после одной стычки на носу появилась горбинка... В принципе я своей карьерой обязан именно своему детству. После одной разборки родители решили меня отдать на перевоспитание в Киевский районный Дом пионеров, где уже занималась моя сестра. Родители ей поручили устроить меня в театральный кружок... — Сколько времени вы провели в театральной студии? — Около шести лет. У меня были роскошные роли. Я играл Гвидона в пушкинской сказке про царя Салтана, потом был замечательный спектакль "Снежная королева" по Шварцу и спектакль "Свои люди — сочтемся" по Островскому, где я играл Тишку. — Я знаю, что многие из ваших друзей стали знаменитыми актерами... — В нашем кружке когда-то занимался Олег Николаевич Ефремов. Однажды, уже будучи главным режиссерам "Современника", он неожиданно приехал к нам в гости. Никогда не забуду тот шухер, который поднялся по случаю его приезда! Только представьте себе: по коридору идет Ефремов, а у всех мысли: "А вдруг заметит? А вдруг оценит? А вдруг возьмет к себе в театр?.." P.S. Подробное интервью с Евгением Киндиновым читайте в цветном воскресном выпуске "МК".



    Партнеры