ВОЗВРАЩЕНИЕ СТАРОЙ КРЫШИ

19 мая 2000 в 00:00, просмотров: 190

Нынче на коне питерцы и гэбэшники. Им — почет, уважение и зеленая улица. Новые песни придумала жизнь, поэтому "звезды" кремлевской администрации, сиявшие во времена позднего Ельцина, уходят нынче в тень по причине неудачного происхождения. Хотя, конечно, им этого не хочется. Да и не слишком разумно, с государственной точки зрения, отказываться от людей, имеющих за спиной опыт удачной работы на благо Отечества. К примеру, такая яркая личность, как бывший начальник Государственно-правового управления и бывший зам главы администрации Президента Руслан Орехов. Он, правда, не питерский, родом из Казахстана, но стоит вспомнить, как успешно он действовал на высоком посту. Переехав из Алма-Аты в Москву в самую преддемократическую смуту, он делал карьеру в органах советской власти — сначала на районном уровне, а потом в аппарате Верховного Совета. Познакомился там с Сергеем Шахраем и, как рассказывают наблюдатели, с его помощью попал в поле зрения Ельцина. Чуть позже Орехов сыграл одну из ключевых ролей в подготовке важнейшего в политической судьбе президента Указа №1400, позволившего уничтожить оппозиционный Верховный Совет. Этим он надолго обеспечил себе прямой выход на главу государства и карт-бланш на реализацию своего видения важнейших государственных документов. Новые возможности позволили Орехову начать оказывать реальную помощь родному Казахстану. Первый шаг был сделан в момент угрозы краха казахского финансового рынка, совпавшего с переходом противостояния Ельцина и Верховного Совета в кульминационную стадию. Пробить кредит ЦБ Казахстана через осторожного Геращенко не удалось. Приток живой валюты в размере одного миллиона долларов на малую родину Орехову пришлось обеспечивать нестандартным путем. Кредит был организован через коммерческий банк для фирмы "БАТТ", возглавляемой родным дядей Руслана Т.Куанышевым. Ему и было доверено провести наличность через границу. Предусмотрительно было организовано подписание российско-казахского протокола об отмене таможенного контроля для граждан Казахстана. Но перевозчики почему-то предпочли везти деньги контрабандой. Их задержали. Тогда Орехов вызвал в Кремль зампреда ГТК Драганова и начальника отдела дознания Управления по борьбе с контрабандой Остапенко. Пытался убедить их закрыть дело, объяснив прямым текстом положение вещей и ссылаясь на просьбу помощника президента Назарбаева. В дальнейшем масштабы "конструктивного сотрудничества" Р.Орехова с Казахстаном претерпевали значительный пересмотр в сторону увеличения. Виза ведомства Орехова стояла на крайне невыгодном для России соглашении об аренде космодрома Байконур. По этому договору Россия обязана платить свыше ста миллионов долларов в год — сумасшедшие деньги! Замечательна роль Орехова как чиновника-патриота в истории подписания "Соглашения о разграничении дна Каспийского моря в целях осуществления суверенных прав на недропользование", прямым следствием которого явилась фактическая потеря Россией месторождений нефти и газа с запасами в миллиарды долларов. Ключевой вопрос — о статусе Каспия — решен был не в пользу Кремля, и геополитические последствия этого невозможно оценить в долларах. Логично было бы предположить, что в ответ на столь значительные уступки Казахстан пересмотрел бы невыгодные для России планы своего участия в строительстве нефтегазопровода в обход российской территории (по дну Каспия в Азербайджан, далее — на Турцию с ответвлением на грузинское побережье Черного моря). Однако до сих пор Алма-Ата хранит по этому поводу молчание. Договор по Каспию рассматривается исключительно как успех казахской дипломатии с подачи "российских советников", знающих, как воспользоваться склонностью Ельцина к спонтанным "широким дружественным жестам" на личных встречах с первыми лицами государств. Якобы договор стал полной неожиданностью для российской стороны, и не оставалось ничего другого, как его подписать. Однако есть тут маленькая деталь — готовился этот документ министром юстиции Казахстана Константином Колпаковым, однокашником Орехова, всегда поддерживавшим с ним дружественные связи. В 95-м году Орехов даже хлопотал перед Черномырдиным о назначении Колпакова заместителем министра юстиции России. Доподлинно неизвестно, по чьим "казахским связям" утекли в Алма-Ату секретные документы о целях подготовки межправительственного соглашения по взаимному открытию консульств. Речь шла о механизме серьезного влияния на крайне тяжелую ситуацию с защитой прав русскоязычного населения в Казахстане. Карты оказались открытыми раньше времени, что позволило казахской стороне завести переговоры в тупик. Именно после этой утечки в Кремле стали поговаривать о скорой отставке шефа ГГПУ Руслана Орехова. А что сейчас? Сейчас Руслан Орехов — патриот России и, разумеется, соратник Германа Грефа. И жаждет снова послужить стране, принести ей пользу своими идеями — возможно, даже более дерзновенными, чем прежние, учитывавшие одну только казахстанскую специфику.



    Партнеры