ТИХАЯ РУССКАЯ РЕВОЛЮЦИЯ

19 мая 2000 в 00:00, просмотров: 566

Как и предполагал "МК", путинский указ о представителях президента на местах — в семи "мега-губерниях" — стал только первым шагом большой реформы исполнительной власти в регионах, да и власти законодательной — Совета Федерации. Владимир Владимирович в кои-то веки лично прокомментировал готовящиеся изменения. Это стало первым "реформаторским" обращением президента к народу после выборов. Внесенный в Думу пакет законопроектов — о двух концах. С одной стороны, пресловутую "вертикаль власти" давно пора было укрепить. Ведь в эпоху Ельцина многие губернаторы превратились в эдаких феодалов, которым сам черт, тем более президент, не брат. С другой — если все пойдет по путинскому плану, то Кремль получит полный контроль над всем парламентом. Дума и так послушна — теперь абсолютно управляемым может стать и Совет Федерации. А ведь до сих пор он был единственным противовесом Кремлю и позволял себе "иметь собственное мнение" по многим вопросам... В путинских проектах есть два принципиальных момента. Первый: местного главу можно будет отозвать, а Законодательное собрание — распустить. Если они "принимают акты, идущие вразрез с федеральными законами". Второй: Совет Федерации должен формироваться не из "первых лиц" регионов. От каждой "провинции" одного представителя будет назначать местный глава, другого — местное Законодательное собрание. Работать в верхней палате эти люди станут на постоянной основе. Как депутаты в Думе. Вопрос о снятии губернаторов с должности назревал давно. Федеральные чиновники не один год ломали себе голову: как можно воздействовать на зарвавшегося, строптивого главу региона? Главы регионов, а особо — президенты, между тем принимали собственные Конституции, вводили параллельный государственный язык, запрещали вывозить российскую продукцию в другие российские же регионы, как Краснодар, уводили бюджетные средства через оффшорную зону в загранбанки, как Калмыкия. Или, как Татарстан и Башкортостан, отказывались получать российские паспорта. Мер воздействия при этом не было предусмотрено никаких. Избранные главы — как священные коровы. Повлиять на них можно было только через трансферты. То есть за проказы губернатора должны были отвечать учителя, врачи, пенсионеры, не получающие денег... Однако вопрос, какой именно будет процедура отстранения местного главы от должности и за какие нарушения — прошлые или будущие — ждать кары, пока открыт (например, Кирсана Илюмжинова хоть сейчас отстраняй: в его республике Конституция была нарушена многократно). Не зря именно этот момент вызвал беспокойство Егора Строева: он заявил, что в законопроектах еще много неясностей. В целом поддержав президентские инициативы, спикер СФ договорился с Путиным о создании совместной комиссии, которая должна обсудить все детали. По нашей информации, со стороны сенаторов ее будет курировать чувашский глава Федоров. Интересно: как поведут себя в этой ситуации "нарушители"? Бросятся пересматривать уже принятые в их вотчинах законы, идущие вразрез с федеральными? Или, затаившись, будут демонстрировать полную лояльность Кремлю?.. Новшество с формированием Совета Федерации не менее — если не более — значимо. Верхняя палата парламента, "оплот стабильности", доживает последние месяцы. Собранию колоритных, харизматических губернаторов и председателей Законодательных собраний идет на смену серенькая палата из рядовых представителей регионов. "Они все равно будут лоббировать наши интересы", — хорохорятся сенаторы. Будут. Но с каким успехом? Представитель — это не само лицо, а лишь его отражение. Одно дело, когда свое мнение высказывают Наздратенко, Лебедь, Россель, Аушев, Руцкой, Строев... Другое — когда некий икс-представитель от региона. А если к тому же его начальство ходит у Кремля на коротком поводке... Впрочем, у нас был уже невнятный СФ "первого созыва", который стоял на страже Кремля как верный пес. К жизни российских регионов все это имело мало отношения, и крепкая прежде Федерация начала рассыпаться, как старый паровоз. Для того-то и создали верхнюю палату из губернаторов и глав Законодательных собраний, чтобы они осознали свою сопричастность и ответственность. Сначала все так и было. "Сопричастные" сенаторы проникались нуждами Кремля, стояли заслоном на пути всяких думских изысков типа "денонсации Беловежских соглашений", вопросов "о статусе Красной площади" и неимоверного повышения пенсий и зарплат. Но потом сенаторы взяли себе много воли. За последний год верхней палатой было преодолено больше десятка вето президента. Бюджет все сложнее проходил верхнюю палату. Всякий раз требовалось создать согласительные трехсторонние комиссии. А уж с отставкой генпрокурора СФ и вовсе вывел кремлевскую администрацию из себя. Три раза "прокатить" президента — это уже перебор! Еще тогда начали поговаривать, что верхней палате в нынешнем виде недолго осталось жить. Но ждали "реконструкции" от прежнего шефа Кремля, а дождались — от нынешнего... Совет Федерации после разных обсуждений-согласований путинские законопроекты наверняка одобрит. Сейчас против этих инициатив выступили единицы: никто не хочет ссориться с президентом, ведь пока есть шанс в обмен на полную лояльность сохранить свои места. Воспротивишься — и шанса точно не будет. Если преобразования, задуманные в Кремле, состоятся, то президент получит беспрецедентную власть над страной. Только вот как он ею распорядится?.. Законопроекты, предложенные Путиным, вчера комментировали региональные главы. Егор СТРОЕВ, спикер СФ: — Я думаю, от этого мы только выиграем. Не будет такой сумятицы в сборе членов Совета Федерации, в практике решения проблем и вопросов. Не все в предложенном законопроекте прописано, не все сегодня ясно... Но надо, чтобы сохранялся принцип: работающие здесь должны отвечать за свой регион и избираться регионом. Мы договорились о создании совместной комиссии вместе с аппаратом президента, Государственной думой. Я поручил Комитету по конституционному законодательству, чтобы он изучил внимательно все 3—4 предложения, которые внесены по совершенствованию системы власти. Этот документ будет сложный, но его надо принимать в интересах собственного народа. Александр СУРИКОВ, губернатор Алтайского края: — Я изначально был за выборность верхней палаты на постоянной основе. Сегодня законами занимается аппарат Совета Федерации, будет — депутат. Но я как человек разумный все же вспомнил бы недавнюю историю. Совет Федерации формировался в свое время как баланс оппозиционному тогда Съезду народных депутатов. Сейчас тоже его основная цель — быть балансом. И здесь возникает вопрос, который я вчера задал Путину: "А есть гарантии, что Дума следующего созыва будет такой же безоппозиционной, и снова не потребуется создавать авторитетный баланс из губернаторов?". Он не ответил. Руслан АУШЕВ, глава Республики Ингушетия: — Попытки снять с должности президентов национальных республик могут создать большие проблемы. По сути это будет означать недоверие всему народу, который избрал своего президента. Никто не вправе снимать президента, кроме избравшего его народа.



    Партнеры