ДЛИННЫЕ РУКИ РУШАИЛО

19 мая 2000 в 00:00, просмотров: 1616

Все сегодняшние министры похожи друг на друга — у них одна задача: остаться в новом правительстве. Правда, каждый добивается этого по-своему... Однако министру внутренних дел Владимиру Рушайло портфель нужен, как, может быть, никому другому. Это для него — вопрос жизни и смерти. "Почему?" — спросите вы. Да уж не ради того, чтобы получить новый орден или четвертую звезду на погоны. У Рушайло — интерес особый. Он находится в положении Хомы Брута: стоит только покинуть очерченный мелом круг, его моментально разорвут на куски. Российские спецслужбы не первый год наблюдают за Рушайло и его людьми. Гора материалов все растет. Правда, связываться с министром внутренних дел, за спиной которого маячит грозная тень Березовского, спецслужбы не спешат. Ждут команды. И, может статься, дождутся... О том, что происходит сейчас в МВД, я пишу не в первый раз. Честно говоря, уже просто сбился со счету. Но что интересно: ни одного опровержения от официальных лиц МВД ни на одну из публикаций не последовало. Рушайло и его соратники хранят стоическое молчание. Не раз, обращаясь к Рушайло, я предлагал: подайте на меня в суд. Мне хотелось (и хочется до сих пор) перевести наши отношения из плоскости беспредела (камера, сумасшедший дом etc.) в плоскость закона. Реакции — никакой. Министру не нужна лишняя шумиха. Министр не хочет втягиваться в публичные дискуссии, опровергать очевидное. "Хинштейн — это человек, который просто собирает сплетни, облекает их в некую журналистскую форму, преимущественно такую, что если подать в суд, то, конечно, выиграю", — горделиво заявляет вместо этого Рушайло в интервью "Коммерсанту". "Так подайте", — удивляется корреспондент. "Я не собираюсь ни на кого подавать в суд. Мне противно. [...] Я занят. Я просто не читаю газету "Московский комсомолец", — звучит в ответ. Ой, кокетничаете, Владимир Борисович! Читаете. Недаром после каждой публикации, касающейся вас и вашего верного советника генерала Орлова, начинаются спешные поиски моих источников информации. Новые репрессии. Типичный тому пример — герой недавней публикации ("Орлиные крылья Рушайло", "МК" от 12 мая), сотрудник МВД Эдуард Буданцев, у которого сегодня есть все основания беспокоиться за свою жизнь. (Об этом чуть позже.) Что же касается сплетен... Что ж, если это и сплетни, то сплетни, подтвержденные документально. Сплетни, о которых знают и в МВД, и в ФСБ, и в Генпрокуратуре. Сплетни, которые вполне могут стать основанием для возбуждения уголовного дела. И — я на это надеюсь — рано или поздно станут... n n n Не только из чувства самосохранения держится Рушайло зубами за свое место. Потеря министерского портфеля означает для него потерю сумасшедших источников доходов. В спецслужбах знают, что Рушайло и его правая рука, генерал-лейтенант Александр Орлов (советник министра), поддерживают самые задушевные отношения с рядом коммерсантов, а значит, и с их структурами. Помогают чем могут. (На поверхности, правда, зачастую находится Орлов: сам Рушайло предпочитает оставаться в тени. Но это ничего не меняет: Орлов и Рушайло — это единое целое, начало которого берется еще со времен работы обоих в отделе по борьбе с групповой и организованной преступностью МУРа.) В числе друзей генералов — такие видные бизнесмены, как Александр Смоленский, Ашот Егиазарян, Виталий Малкин ("Роскредит"), Герман Хан, многие другие. И, конечно же, Березовский и Патаркацишвили. Нет, вполне возможно, дружба эта носит абсолютно бескорыстный характер. Рушайло и Орлов общаются с коммерсантами исключительно из любви к искусству. Зная этих людей, я ничему не удивлюсь. Вот только один пример такой "бескорыстной" (спонсорской) помощи: в 99-м году МВД провело акцию подавления кемеровской металлургической компании "МИКОМ". Спешно созданная оперативно-следственная группа из числа сотрудников подразделений по борьбе с экономическими преступлениями была оснащена всем необходимым. Группа (15 человек) жила в одной из лучших московских гостиниц, всю ее снабдили сотовыми телефонами (для бедного МВД — факт поразительный). Только работай! (Кстати, г-н Орлов, не припомните ли, кто выдавал соответствующие команды убэповцам?) Вообще, вовлечение милиции в разборки коммерсантов стали в МВД уже доброй традицией. Именно по такому принципу работали когда-то и в московском РУОПе, детище Рушайло: по просьбе одной стороны руоповцы выбивали долги у стороны другой. (Обходилось это примерно в 50% от суммы долга.) Конечно, по закону гражданско-правовые отношения не относятся к РУОПу никаким боком, однако птенцы Рушайло поступали хитро: отбирали заявления у кредиторов — дескать, у них вымогают выкуп, а потом с этим заявлением приезжали к должникам. Сегодня методы, бытовавшие в РУОП, перенесены на федеральную почву. А что делать? Воспитание — основа всех основ... В прежних заметках я уже называл несколько аналогичных операций, проведенных МВД "по просьбам трудящихся". Как то: операция "Циклон" на "АвтоВАЗе" в Тольятти (в интересах Березовского с предприятия были удалены славянские оргпреступные группировки, и завод перешел под контроль чеченцев); "очистка" Санкт-Петербургского морского пароходства, когда силами ГУБОП МВД из порта были вытеснены прежние "контролеры", а их место заняли структуры, подконтрольные питерским авторитетам (Константину Яковлеву по кличке Костя Могила, Михаилу Миралашвили и пр.). Есть и еще. Скажем, руководители МВД помогли приобрести одной из коммерческих структур Ангарский нефтехимический комбинат. Они же сделали все, чтобы погасить скандал вокруг компании "Славнефть" и назначить туда Михаила Гуцериева. Это было тем более не сложно, что Орлова и министра топлива Калюжного связывают самые добрые отношения. (Опять же вопрос к советнику министра: кто, интересно, пытается замять уголовное дело по хищениям крупных денежных средств в нефтепромышленности; кто "отмазывает" министра Калюжного?) Как видно, по степени размаха сегодняшнее МВД опередило уже НКВД. Это ведь только при Ежове—Берии НКВД контролировал и атомные объекты, и строительство дорог, и всякие ГЭСы и ГРЭСы. Впрочем, в те годы мотивы были совершенно иными. К свободно конвертируемой валюте и банковским счетам отношения они не имели... n n n Вечером 2 сентября 1998 года в 3-м Угрешском проезде сотрудники РОБОП Юго-Восточного округа столицы задержали 4 трейлера марки "Кенворт". В машинах находились сигареты "Родопи" на общую сумму более миллиона долларов. (Если быть точным — пять тысяч шестьсот коробок.) Вскоре выяснилось, что сигареты эти были еще летом конфискованы таможней во Владикавказе. Согласно заключению эксперта, сигареты не соответствовали ГОСТу и посему были направлены на промышленную переработку в Тверь, на СП "Тверь-Хасково-Булгартабак". Однако в августе люди, которые, как полагали в СП, являлись представителями Государственного таможенного комитета, заявили, что разрывают договор с СП. Они потребовали вернуть им сигареты обратно. Директор предприятия пыталась было протестовать — деньги-то за табак она уже перевела на счета ГТК в ОНЭКСИМбанке, — но тщетно. "Таможенники" начали угрожать ей и ее семье физической расправой. Директор сломалась. Вечером первого сентября "таможенники" приехали в Тверь. Они загрузили в четыре автопоезда 5600 коробок, заставив подписать "Тверь-Хасково" акт приема-передачи. Те подмахнули не глядя. Колонна машин взяла курс на Москву. Доехали быстро: впереди шла "Волга" с включенной "мигалкой", управлял которой человек в форме майора милиции. "Поспите, — по приезде предложили водителям, нанятым за день до того в частной фирме. — Скоро подъедет получатель груза. Он и подвезет необходимые документы". Однако разбудили водителей не получатели — сотрудники РУБОП. Сигареты были изъяты и отправлены на ответственное хранение обратно в Тверь... Понимаю, что у вас возникло много вопросов. Кто были эти таинственные таможенники? Зачем им потребовалось 5600 коробок "Родопи"? Почему их задержали? В этом уголовном деле, возбужденном 4 ноября 98-го года следственным отделом УВД Юго-Восточного округа по статье 159 УК РФ ("мошенничество"), вообще очень много странностей и непонятностей. Не подлежит сомнению лишь одно: табачные отходы на сумму в миллион долларов с лишним были оформлены как нормальные, качественные сигареты. (Соответствующие документы у перевозчиков имелись.) А значит, рано или поздно они должны были попасть в продажу, принеся их обладателям немалую прибыль: ведь вывезли их с предприятия без каких-либо необходимых бумаг. По данным, которыми мы располагаем, следствие не сумело отыскать тех, кто должен был эти сигареты забрать. Не смогли установить и место жительства человека, сопровождавшего дорогостоящий груз, — некоего Романа Листяка (которого в Твери считали представителем ГТК РФ). Возможно, эта история нас бы не заинтересовала, если бы не одно "но". Дело в том, что в записной книжке сопровождавшего груз Листяка были записаны телефоны замминистра внутренних дел Владимира Рушайло и его помощника Александра Орлова. И прямые служебные, и мобильные. Такие номера у случайных людей не оказываются. Только у особо доверенных. Не удивительно, что давать какие-либо пояснения Листяк отказался. Скажете — простое совпадение. Не знаю. Слишком много этих совпадений... И то, что следствие по этому делу было приостановлено, — тоже совпадение?.. n n n Об этих таможенных терминалах отлично осведомлены и в городском, и в областном управлениях по борьбе с экономическими преступлениями. Называют их просто — "неприкасаемыми". Здесь не проводят проверок, не устраивают "маски-шоу". И милиция, и налоговая полиция обходят эти терминалы стороной, потому что знают: лучше не связываться. Неприятностей не оберешься — ведь на каждом из таких терминалов под стеклом лежит бумажка с фамилиями высокопоставленных чинов, которым следует звонить в случае опасности. Есть там и самая главная фамилия — Орлов. Тот самый генерал-лейтенант Орлов, советник министра. И это тоже не совпадение. То, что руководители МВД в свободное от работы время обеспечивают безопасность многих таможенных терминалов, отлично знают и в самом МВД, и в других соответствующих структурах. В справках, которые готовил прикомандированный к Администрации Президента сотрудник МВД Эдуард Буданцев (об этих бумагах я рассказывал неделю назад, в материале "Орлиные крылья Рушайло"), прямо утверждается, что под контролем генералов находится ряд таможенных терминалов. Только за последние несколько лет "черная" прибыль составила около шестидесяти миллионов долларов. Да-да — шестидесяти миллионов долларов. И это еще не предел: по оценкам специалистов, ежемесячно среднестатистический терминал приносит до миллиона долларов "черного" дохода. Справедливости ради следует, правда, сказать, что отдельные "недалекие" оперативники пытались проверить неприкасаемые терминалы. В частности, склад временного хранения "Комфортторг", расположенный в Домодедовском, но приписанный к Подольскому району Московской области. Случилось это в июле прошлого года. Результат был ошеломляющим. Сотрудники областного УБЭП накрыли разом 120 фур, набитых контрабандой. Контрабанда находилась и в двух железнодорожных составах. Было все: куриные окорочка, бытовая техника, пиво, оформленное по документам как минеральная вода... В это же самое время еще 400 с лишним фур с аналогичным грузом наматывали круги по МКАДу: пунктом назначения у них был "Комфортторг". В ходе проверки оперативники вскрыли около ста фактов тяжких преступлений. Необходимо было немедля возбуждать уголовные дела, привлекать к ответственности виновных. Но не тут-то было. Через несколько дней МВД в приказном порядке отобрало у ГУВД области все материалы. Формально — для передачи в Таможенный комитет. Впрочем, истинная подоплека была очевидна для всех, ибо только законченный идиот согласится отдать свои, потом и кровью заработанные результаты (а значит, премии, поощрения и пр.) чужому дяде. В органах это не принято. А вскоре СВХ "Комфортторг" заработал по-прежнему. Вновь вереницей потянулись фуры и поезда. Правда, что в них находится, оперативники больше не пытались узнать... Вопрос на засыпку: как вы думаете, было ли возбуждено уголовное дело по факту контрабанды? Речь ведь идет не о жалкой тысяче долларов, провезенной без декларации, — о ста с лишним преступных эпизодах. Ответ, думаю, вы знаете не хуже меня. Возможно, Генеральную прокуратуру заинтересует эта история: укрывательство преступлений — это вообще-то уголовно наказуемое деяние. В таком случае назову еще несколько "неприкасаемых" терминалов. Терминал "Грит" (Люберецкий район); терминал "Ступино"; московские — "Матвеевский терминал-сервис", "Рябиновый терминал-сервис". Полагаю, сотрудники спецслужб этот список могут дополнить... Как тут не процитировать интервью председателя Государственного таможенного комитета Михаила Ванина "Комсомольской правде"? "— Вы утверждаете, что у нас "повязаны" все силовые структуры? — спрашивает его корреспондент. Ванин: — А почему вас это удивляет? Чтобы реализовать такие (имеются в виду незаконные. — А.Х.) многомиллионные в долларовом исчислении операции, нужно иметь мощное прикрытие. Для этого приходится всю нашу правоохранительную систему держать на прикорме. [...] Корр: — О каких суммах (взяток и оплаты "крыши". — А.Х.) идет речь? Ванин: — О сотнях миллионов долларов". Не доверять Ванину оснований нет. Ему-то эта кухня превосходно известна. Равно как и Рушайло с Орловым. Правда, знают они ее с разных сторон... n n n Чего больше всего боятся Рушайло и ему подобные? Закона? Нет. Закон безжалостен, но у его служителей есть сердце — сказано в известном фильме. Больше всего такие люди боятся огласки, публичности. Потому-то и расправляются с неугодными самыми жестокими средствами. (В этом я имел возможность убедиться лично. И не только я; огромное число сотрудников милиции в полной мере смогли ощутить беспредел, творимый руководителями МВД. Недаром десятки людей просто-напросто боятся рассказывать о делах Рушайло и Орлова, об их "бизнесе". "Вы хотите, чтобы нас убили?" — говорят они. И это не пустые слова.) Неделю назад я написал об истории прикомандированного к президентской администрации сотрудника МВД Эдуарда Буданцева, который осмелился открыто выступить против произвола Рушайло и Орлова. После чего был немедленно отозван обратно в МВД. Надежные люди предупредили Буданцева, что против него готовятся инициировать уголовное дело. Офицеру ничего не оставалось делать, как скрыться из поля зрения генералов вместе с семьей. После появления материала ненависть к Буданцеву окрепла еще сильнее. Генералы посчитали, что именно Буданцев был инициатором публикации. А посему по возвращении ему обещаны самые страшные кары — официально он числится то ли в отпуске, то ли на больничном. Буквально на днях Рушайло расправился и с другим "инакомыслящим" — бывшим начальником Управления собственной безопасности МВД генерал-лейтенантом Святославом Голицыным. После увольнения из органов Голицын устроился в ресторан "Прага" — зам. директора по безопасности. Теперь с работы ему пришлось уйти: "Прагу" и другие структуры, принадлежащие владельцу ресторана, замучили постоянными проверками, "наездами". Было сказано открыто: пока у вас работает Голицын, спокойной жизни не ждите. Рушайло и Орлов — люди незлопамятные. Просто долго помнят зло. Это именно подчиненные Голицына, по указанию тогдашнего министра Куликова, вскрыли массовые преступления в столичном РУОПе, после чего Рушайло был вынужден оставить столь "хлебное" место (а вместе с ним и Орлов). Именно по материалам Голицына было возбуждено несколько уголовных дел в отношении РУОПа. Именно в эпоху Голицына на Рушайло было заведено оперативное дело: искали его счета за рубежом, недвижимость, интересовались связями с организованной преступностью. Наконец, именно Голицын и его сотрудники пытались всеми силами противостоять возвращению Рушайло в МВД, тщетно доказывая, что этого человека нельзя подпускать и на пушечный выстрел. Ну как такое забыть?.. Иногда я просто поражаюсь какой-то звериной злопамятности Рушайло и Орлова. Годами они таили в себе обиды, дожидаясь удачного момента, чтобы рассчитаться с теми, кто когда-то стоял у них на пути. Скажем, во время работы в РУОП у Орлова не сложились отношения с одним из начальников отделов, Иваном Волошенко. Было это лет шесть назад. И стоило только Рушайло вернуться в МВД, как руководству ГТК, куда успел перейти Волошенко, было "настоятельно порекомендовано" его уволить. К счастью, безрезультатно. Зато другим сотрудникам РУОП, ушедшим в таможню, повезло меньше: враги Рушайло—Орлова Николай Цыпленков и Николай Щегольков были отправлены в отставку. А история бывшего начальника РУБОП Московской области полковника Александра Короткова, "вычищенного" в ходе проверки областного ГУВД? В МВД показалось мало, что Коротков ушел; опасаясь, что он, человек прямой и жесткий, решится на какие-то резкие действия — расскажет, например, пару эпизодов из своего прошлого, — полковника попытались дискредитировать. У него дома должен был быть проведен обыск — надо полагать, с заранее известным результатом. Нашлись и основания для обыска: спешно было подготовлено агентурное сообщение о том, что Коротков якобы знал, где незаконно хранилось какое-то оружие. (Вообще, надо сказать, при желании обыск можно провести у любого гражданина. Пара "соответствующих" агентурных сообщений — и порядок.) Короткову пришлось обращаться в прокуратуру: его вовремя предупредили о готовящейся провокации. Подобных примеров привести можно еще множество. Беззаконие стало нормой для сегодняшнего МВД. Впрочем, я не хочу огульно охаивать всех сотрудников министерства: абсолютное большинство его сотрудников честно выполняют свой долг. Они не виноваты, что им достался такой министр. А мы?.. n n n "На успешное выполнение задач, стоящих не только перед Следственным комитетом, но и перед МВД в целом, несомненно оказывает свое влияние тот факт, что во главе министерства стоит профессионал, человек, прошедший путь от "опера" до министра". Столь пафосное заявление сделал недавно первый зам. министра внутренних дел, начальник Следственного комитета генерал-полковник Николай Соловьев (кстати, в прошлом — помощник Ерина, уволенный Куликовым). Иными словами, всеми своими заслугами и победами МВД обязано Рушайло. А поражениями и провалами? Или министр у нас отвечает только за "плюсы" — "минусы" его не касаются? Этакий положительно заряженный элемент в генеральских погонах... Иногда мне начинает казаться, что министр Рушайло чувствует себя абсолютно неприкасаемым. Любой другой на его месте давно бы уже был с позором отправлен в отставку. Рушайло даже не шевелит бровью. Все показатели работы МВД падают. Реакции — ноль. В Чечне, по вине генералов, одна за другой гибнут милицейские колонны. Реакции — ноль. Весь мир возмущен скандалом с Бабицким, которого обвиняют сегодня в использовании поддельного паспорта, тогда как паспорт этот был изготовлен в МВД. Реакции — ноль. Спецслужбы докладывают наверх кипы компромата на Рушайло и Орлова. Реакции — ноль. Экс-министр Куликов и бывший генпрокурор Скуратов рассказывают, что собирались арестовать Рушайло. Реакции — ноль. В последнее время, правда, Рушайло немного задергался. "Коллеги" из других спецслужб начали проявлять повышенное внимание к его соратнику Орлову. (Оснований тому более чем достаточно.) Не исключено, что министр попытается спихнуть все грехи на своего помощника: сам он, дескать, ничего не знает, все происходило за его спиной. По сему поводу генерал-лейтенант Орлов впал в меланхолию. В приватных разговорах с друзьями, преимущественно дома, он жалуется на то, что его предают, делают "козлом отпущения". Почерк знакомый. Рушайло не любит платить по счетам. Он ведь пришел в МВД не для того, чтобы складывать и умножать, — чтобы вычитать и делить. Уж в чем в чем, а в незнании арифметики ни самого министра, ни его покровителя Березовского упрекнуть никто не может... n n n В 93-м первого зам. министра внутренних дел Дунаева сняли только за то, что его жена прибарахлилась на деньги швейцарского бизнесмена. В 95-м министр Ерин написал рапорт после того, как грянул Буденновск, объявленный журналистами "национальным позором". Такое чувство, будто это было в другой жизни, в другой стране: ведь и дунаевские шубы, и Буденновск в сравнении с тем, что творится сегодня, — чепуха на постном масле. Господи, ну зачем мы разоблачали и хулили этих людей! И чего нам не жилось... Прошу считать эту публикацию официальным обращением в Генеральную прокуратуру РФ и основанием для проведения проверки изложенных в ней сведений. Р.S. Когда материал уже готовился к печати, стало известно, что все силовые министры остаются на своих постах. В том числе — министр внутренних дел Владимир Борисович Рушайло...



    Партнеры