“СВАДЬБА” ОТЛИЧИЛАСЬ

23 мая 2000 в 00:00, просмотров: 228

Фильм Павла Лунгина "Свадьба" был единственным российским фильмом, представленным в главном конкурсе 53-го Каннского международного кинофестиваля. Это интервью для читателей "МК" режиссер дал прямо в Каннах, когда жюри все еще спорило по поводу того, кому достанется "Пальмовая ветвь". — Фильм "Свадьба" резко отличается от ваших прежних картин: он оптимистичен по духу и завершается счастливо... — Оптимистом я стал поневоле, когда решил снять фильм о российской глубинке. Мы снимали на натуре — в шахтерском поселке Липки. Здесь я нашел мир, в котором человеческие ценности непоколебимы: семья — это семья, любовь — это любовь, дружба — это дружба. Рядом с этими людьми, которые преодолевают реальные житейские трудности, все мои депрессии показались мне просто пустыми. И я начал по ходу переписывать сценарий. История у меня в фильме заканчивалась трагично, а пистолет, случайно мелькнувший в кадре, должен был обязательно выстрелить. Но выстрел не прозвучал. — А как отнеслись сами жители к съемкам? — Когда узнали, что снимаем свадьбу, весь поселок наэлектризовался, будто и впрямь свадьба у них. Пели, плясали всем миром, веселились... Народ живет здесь бедно, но даже самые нищие бабульки приглашали нас к себе ужинать. Готовили пельмени, ставили самогон, как на великий праздник, — трогательно до слез. — Как вы подбирали актеров? — Мне нужны были молодые актеры, современники, типичные "герои нашего времени". У меня сыграли: Семчев (в фильме он — милиционер); замечательный Володя Симонов (новый русский); известный театралам, но совершенно не снимавшийся в кино Сальников (папа); актриса Галина Петрова из "Современника"... А главные герои — Маша Миронова и Марат Башаров — несомненно, наши будущие звезды. Вообще, все вместе мы очень хорошо ладили там, в Липках. Уезжали с грустью, вспоминая съемки как большое приключение. — Фестивальная публика приняла "Свадьбу" на ура. А что решила французская критика? — Французская "Либерасьон" просто плюнула в меня ядом. Напротив, хороший отзыв дала "Монд", а газета Лазурного берега "Нис-Матен" написала, что фильм "Свадьба" вполне мог претендовать на "Золотую пальмовую ветвь" Канн-2000. Я знаю судьбу своего фильма. Он никак не укладывается в прокрустово ложе западной концепции о том, что в нашей сегодняшней России происходит катастрофа. От меня ждали фильма тяжелого, депрессивного, но поселок Липки сделал его живым, жизнелюбивым. Поэтому для холодного западного интеллектуала фильм, наверное, будет неинтересен. В нем нечего расшифровывать — это простая житейская история, которую поймут и полюбят в России. — Вы уже семь лет во Франции. Как здесь работается российскому режиссеру? — Во Франции жить хорошо: и красиво, и вкусно, и легко, но вот чего-то все же не хватает. Я никак не могу сделать французский фильм, потому что я не чувствую, не понимаю эту французскую жизнь так, как нашу, российскую. Мне уже не раз предлагали сделать именно французский фильм с французскими актерами. Но я пока не могу принять такие предложения. А американцы, кстати, предложили мне снять "Собачье сердце"... — А собственные планы? — У меня есть один проект по книге Юлия Думова "Большая пайка". Это потрясающая книга — десять лет русского капитализма. Это будет, скорее всего, совместный фильм России и Франции и мой первый фильм, на который я найду деньги в России. — Это ваш третий Каннский кинофестиваль. Вам он дал что-нибудь новое? — Уверенность. Меня уже не беспокоило так, как прежде, получу я приз или нет, — я уже утвердился как режиссер. Поразительно, но как раз на этом фестивале повсюду слышал русскую речь. Русский язык, русские лица в самых элитарных, самых богатых, самых избранных, самых невероятных местах. Как все-таки сильна экспансия России на Запад! Они этого не ощущают, а я ощутил. Сегодня все кричат: "Катастрофа!" — но я говорю людям и своим фильмом пытаюсь доказать: да нет катастрофы, все идет на лад!



Партнеры