КЛУБНИКА В ПИВЕ

24 мая 2000 в 00:00, просмотров: 713

Очень странное чувство одолевает: то ли умиротворение после продолжительных хлопот и тревог, то ли опустошение... Так, впрочем, всегда бывает, когда чего-то суперзначительного ждешь-ждешь (например, круглого дня рождения), и вот оно уже случилось — и накатывает легкая грусть: ну и чего же дальше?.. Хотя у "Мегахауса", в общем-то, дальше — самая горячая пора, наполненная суперадреналином: подготовка глобального, экстремально-юбилейного (пятого по счету) летнего праздника жизни — "Мегахаус-Party" в Лужниках 25 июня. А вот побратим наш, "Максидром-2000", рок-фестиваль, с которым последние полтора месяца только и носились-запаривались, нынче уже — день вчерашний. Отбабахал сполна субботним вечером, вызвав дикий угар, смешанный с некоторой грустью. Как ни странно, в неистовствующем зале "Олимпийского", каким-то чудом не разнесенного фанатской толпой по кирпичику (при тотальной вместимости в 15 тысяч человек спорткомплекс, по словам устроителей, сумел стать резиновым и всосал в себя аж 20 тысяч страждущих), среди резвящейся публики и нервничающих музыкантов, на "Мегахаус" неожиданно напало сугубо философское состояние души. Глядя на сцену и зрительный зал с высоты звукорежиссерской вышки, он вдруг глубоко задумался о сути происходящего... Не в силах совладать с собой, вместо схематично-эйфоричного репортажа вот предлагаем вам часть этих довольно неоднозначных думок. Наши ощущения, бесспорно, субъективны, а потому загодя просим особо экзальтированных рок-персонажей не обижаться. ДУМКА ПЕРВАЯ. О ментальных героях. На "Максидроме-2000" — задекларированном ОБЩЕНАЦИОНАЛЬНОМ рок-фестивале — выступило 15 групп. 15 разноформатных представителей отечественного и ближнезарубежного, так сказать, рока. Совершенно концептуально, намеренно, как сами же заявляют, устроители выпускали на сцену: "Танцы минус" следом за "Воскресением", Найка Борзова перед "ЧайФом", "Крематорий" рядышком с "Океаном Эльзы". Типа: все это — наш рок-н-ролл, единый в 15 ликах, будь то обросший тройным подбородком пивнушный соврок или субтильные новомодности в блестящих маечках, увешанные сэмплерами не меньше, чем гитарами. Отчасти, конечно, есть в этом некая высокая логика всеобъемлемости и всетерпимости (чуть не ляпнула: всепрощения): каждой, мол, твари в наш ковчег — по паре (по квартету, квинтету и т.д. — если выражаться точнее). С другой стороны, такие стилистические, понимаешь, эксперименты идеальны на гигантских фестивалях под открытым небом, с возможностью свободных перемещений зрительских масс: глянул, дескать, на одних, пошел погулял — на других, через пару часов воротился... В запруженном пространстве "Олимпийского", посмотрев "Мумий Тролль", волей-неволей приходилось слушать "ЧайФ". А это, извините, как после мисочки клубники со сливками обожраться селедкой, пускай и аппетитно-жирной, заломом, так сказать... Короче, запасайся потом туалетной бумагой, товарисч, ввиду такой несовместимости продуктов... Однако! В том-то и есть феномен "Максидрома": все тут съедается, просто сметается и, что характерно, без тошнотиков впоследствии. Хотя! Из 15 участников фестиваля особняком стоят три героя: "Мумий Тролль", Земфира и... "ЧайФ". Первые изящно-вдохновенно, очень эффектно, под симфонический оркестр, под скрипки и литавры, открыли "Максидром", разбрасывая по ходу выступления по залу свежую клубнику (на хит "Клубничная" в эти минуты для "МТ" снимался концертный клип). Главная вроде как хэдлайнерша Земфира, с неизменным душевным надрывом, с годичной давности "фишкой" — перьевым снегом из подушек и с нежданной самоиронией (пела свой мегахит "Почему?", пела и вдруг запела "Sing it Back" от "Moloko"; типа — да, вот так оно все в нашей модной музычке-то нынче близко и родственно, отчасти — однокоренно, лишь дуракам набитым чистый плагиат мерещится) закрыла "Максидром". "ЧайФ" же, хэдлайнером вовсе не обозначенный, нарисовался в самой середине вечера. В отличие от "Мумий Тролля", отказавшегося играть даже легонькое попурри из любимых народом хитов, концептуально исполнившего лишь репертуар-2000 в симфо-рок-обработке (ну, "Карнавала. Нет.", "Невеста?", "Без обмана", вводящую в коллапс скрипичную "Певицу"), уральские реликты концептуально пели лишь старые песни о главном. Но именно на них, на концептуальном старье, на "Ой-е", "Псах с городских окраин" и т.д., зал просто трясло от восторга, выворачивало наизнанку и натурально вспучивало от экзальтации. Как уже писалось, такой реакции не было ни на новомодном "Мумий Тролле", ни на неистовой Земфире. "Что тут сказать-то? "ЧайФ", видно, выразитель истинной "максидромовской" ментальности. Так и напиши", — посоветовал один продвинутый зритель. Так вот и пишем, хотя и с грустью: ведь с радиолозунгом "Новая музыка для новых людей" такая ментальная, понимаешь, суконная народность чего-то вяжется не особо. ДУМКА ВТОРАЯ. Об обломавших девочках и симпатичных мальчиках. Помимо трех вышеназванных героев на "Максидроме-2000" фигурировал (правда, совершенно не осязаемо) еще и герой четвертый, про которого только и трещали, только и шушукались по закулисным углам. Объявившая давеча устами метафизически настроенной солистки о прекращении своего существования группа "Маша и Медведи" тем не менее желала поставить достойную финальную точку как раз на "Максидроме". После чего — без всяких сварливых претензий друг к другу политкорректно так разбежаться. Однако — никакой Машей в "Олимпийском" даже не запахло (девушка проигнорировала и тусование в гримерке давнишней близкой подруги — главного, так сказать, хэдлайнера; что особенно удивило многих закулисных сплетников). Вместо ожидаемой сотнями зрителей "Маши и Медведей" в развешанном по коридору графике выступлений значились два "сюрприза" (один — совсем уж, так сказать, забродивший, как давно прокисший кефир; второй — еще туда-сюда, сносно-употребимый): неожиданно трезвая (для самой, видать, себя) группа "Моральный Кодекс" и таскающаяся теперь (после модного клипца) везде в подвенечной фате восходящая рок-звездюля Юля Чичерина. Маша же и отдельно (теперь вот) взятые "медведи" переругались совершенно вдрызг, превратив планировавшуюся жирную точку в грязно расплывшуюся кляксищу. Кое-кто поспешил донести "Мегахаусу", что из-за него, собственно, вся ругань и стряслась: "медведи" углядели какую-то страшенную скабрезность в давешнем (см. "Мегахаус" за 17.05.00) интервью нам Марии Макаровой и надулись натуральными индюками (ну это вы, дорогие, тогда, видимо, уже совсем ку-ку: Машка-то больше всего в том разговоре боялась ведь вас ненароком обидеть. — К.Д.). Но — если уж начистоту — не допустили группу на сцену в результате, как ни печально, отдельные "максидромовские" устроители: Маша категорически отказалась петь обрыдлую "Любочку", зато предложила исполнить две совершенно новые свои песни под акустическую гитару. "Безбашенных экспериментов нам тут не надобно!" — сказали на сие, и Маша осталась курить на диване дома. К слову, "ту-лу-ластая" Чичерина хоть трогательной Макаровой замена и невнятная, но для новичка "Максидрома" держалась непохабно. Хоть и вылезла у служебного входа, аки Алла Борисовна, из белого лимузина, гнилой пафос прокачивать отнюдь не стала. Не испортили покамест уральскую постшкольницу прожженные столичные шоу-биз-нравы. Еще о новичках. Помнится, тотальным голосованием слушателей-читателей для "Максидрома-2000" был отобран красноволосый дебютант — Найк Борзов. Лично "Мегахаус" сей массовый вердикт тогда воспринял без особого в общем-то энтузиазма. Но после "сэта" Найка на сцене "Олимпийского" мы тоже слегонца въехали, в чем причина такого борзовского подъема в фанатских глазенках. От парня просто веет скромным, непритязательным, скептическим таким обаянием: звезд, мол, особых с неба не хватаем, но, если сильно вставит, — всем дадим прокакаться. Ну, значит, подождем, пока нью-героя вставит... А вот солиста Леву из "Би-2" так не по-детски в начале "Максидрома" вставило, что "Мегахаус" весь испереживался: уж не сорвал ли парень голосище свой приятственный? На новичках "Максидрома" "Би-2" (владеющих призом личных симпатий "Мегахауса") накрылся к ядреной фене весь хваленый "максидромовский" суперзвук. У группы полностью вырубился бас, периодически глохли радиомикрофоны — говорят, всю аппаратуру в спешке подключили неправильно. Тем не менее надрыв, с которым Лева даже при сомнительном звуке вытягивал хитового "Полковника", свидетельствует: скрытых мега-резервов у "Би-2" — немерено, так что придется скоро кое-каким рок-старам несколько подвинуться! Вторая нескрываемая симпатия "Мегахауса" — львовско-киевский "Океан Эльзы" — была выставлена почти хэдлайнером: замыкала "Максидром" аккурат перед Земфирой. Перед выходом на сцену Славик Вакарчук, гуттаперчевый солист, обмолвился: "Мы очень рады успеху украинской музыки здесь. Очень рады, что сумели этому поспособствовать. Россия—Украина — 1:1..." Зрительный зал, однако, этот успех чего-то не слишком наглядно проиллюстрировал. Вяловато реагировали на "океанов". Не первый раз, кстати, наблюдаем такую странность: если вот в клубах уже при появлении Славы вблизи сцены девушки начинают млеть и постанывать в ожидании "Сосен" и прочего, на крупных стадионных площадках неистовая вдохновенность "Океана Эльзы" трогает, конечно, массы, но умеренно (исключение составило разве что выступление на прошлогоднем "Мегахаус-Party" в Лужниках — тогда 40 тысяч зрителей, казалось, разом затараторили на иностранной мове, подпевая Славику). Такое впечатление, что Вакарчук слегка запугивает толпу уж очень чувственной, изысканной мужской сексуальностью. Кого этим уж точно не запугаешь — так это новую подругу "океанов" Земфиру. Девушка выскочила петь со Славой дуэтом тщательно разученный хит "Той день". В свою очередь Вакарчук подпевал звезде в финале — на ее "Ариведерчи". Кстати, это был первый случай, когда солист "океанов" прибег на сцене к пению по-русски! ДУМКА ТРЕТЬЯ. О двусмысленностях. Помимо собственно пения и музицирования ряд персонажей периодически разражался на "Максидроме-2000" разного рода словесными тирадами. Некоторые подчас звучали очень двусмысленно в атмосфере тотального общенационального, так сказать, рок-угара и разноформатной всетерпимости. Что еще больше сгущало периодически наваливающийся философский настрой. Например, лидер "ВВ" Олег Скрипка вдруг болезненно прошелся по понятию "стильность": — Стиль — это то, чего никогда не было в совдепе. И то, что совершенно нетипично для славян. Славяне — это нестильные люди. Мы же попадаем в новое международное капиталистическое пространство, и нам надо отстаивать стиль. Только в направлении собственного стиля надо сейчас работать. Очень концептуально звучит: особенно после очередного соврокового триумфа "чайфов". Также перед выступлением "Танцев минус" "максимумовским" ди-джеем Костюшманом Михайловым была процитирована со сцены фраза Славы Петкуна о своей же группе, оброненная давеча в интервью: — В этой стране хорошую музыку никто не играет. Мы играем плохую музыку, а те люди, кто ее слушает, — реально обмануты нами. Поколение российских музыкантов, которое выйдет со своими песнями на Запад, сейчас только еще в школу ходит. Очень честно и пронзительно смело, но уж чересчур рискованно за две-то секунды до выхода на сцену перед тысячами тех самых "обманутых". Земфира тоже говорила много и разнообразно. Неожиданно по-доброму — о "Мумий Тролле": — Мы всей группой целенаправленно приехали к началу послушать "МТ". Мы их очень любим, даже больше, чем любим, — уважаем. Они очень хорошие музыканты, очень отзывчивые, искренние люди. Очень разумно говорила — о собственной жизни: — Есть ощущение того, что сейчас все слегка нереально. Как у Айзека Азимова — все слишком быстро. С одной стороны — это плюс, с другой — минус. Надо в ближайшее время со всем этим разобраться. В микрофон же со сцены, уже сливаясь в финале в дружеском, понимаешь, экстазе с Вакарчуком, Земфира бросила очень странную фразу: — Башкирия! Украина! Молдова! Россия??? Чего хотела сказать этим — может, и сама-то не поняла. Но все подумали: эка, возвышает рок-достижения СНГшных народов (сама, "ВВ", "Океан Эльзы", "Zdob Si Zdub") и ставит под сомнение собственно рок российский? Впрочем, помните эфир Земфиры в бронебойной программе С.Доренко? Тогда говорили, что товарищ ведущий специально использовал нью-звезду, чтобы с ее помощью отхлестать по щекам башкирского президента Рахимова, отключавшего во время выборов ОРТшный сигнал, потому как очень противно принимать его было. Вот и провоцировал Доренко девушку на всякие нелицеприятные высказывания про родную Уфу и т.д. А нынче типа — до Земфиры вся мерзотная интрига эта доперла, и она взбесилась — теперь за родную Башкирию всем пасть порвет. Недаром завернула на "Максидроме" своего басиста в башкирский республиканский флаг, как в нательную рубаху. Кроме двусмысленных высказываний Земфира разразилась на "максидромовской" сцене и вполне однозначным, хоть и отчасти эпатажным действом, окончательно срывающим личину с сексуальных колоров ее, понимаешь, творчества. Для разбрасывания "снега" — перьев из подушки (см. выше) — звезда пригласила двух девиц-фанаток, которые, вовсю тряся перьями, еще и успевали довольно чувственно, взасос, целоваться друг с другом. "Максидромовская" публика прямо притихла, прифигев от таких нюансов не на шутку. Ну теперь мысль последняя, подытоживающая. Об ошибке все-таки. При всем уважении, преклонении даже (в чем-то) "Мегахауса" перед последовательной героической Земфирой совершенно очевидно, что замыкать "Максидром-2000" должен был восхитительный "Мумий Тролль" с восхитительным же симфоническим оркестром. Ну не сумела едва набившаяся в зал, не раскочегарившаяся еще публика всецело оценить всю степень гармонии и красоты этого новоявленного "мумийсимфонизма". Да и сам Лагутенко с Ко, открыв "Максидром", при всей своей самодостаточности не полностью раскрылся. А какой бы мог получиться финал! Ошеломительно-клубнично-симфонический! Впрочем, все еще все-таки впереди.





Партнеры