СМЕНА ВЕХ

24 мая 2000 в 00:00, просмотров: 215

Будем называть вещи своими именами: с Владимиром Путиным будет связано наше ближайшее и неближайшее будущее. Каждый видит эту фигуру по-своему. Хочу высказать личную точку зрения, хотя с ней солидарен широкий круг моих единомышленников — предпринимателей, чиновников, военных, деятелей культуры, спорта. Ведь "Русское золото", которое я возглавляю, не просто крупная коммерческая компания — это целый мир связей, дружеских контактов, социальных проектов, спонсорских программ. На мой взгляд, главным в фигуре Путина является факт его принадлежности к военному сословию. Путин — солдат, офицер, воин. Это и есть его исчерпывающая характеристика, самая предсказуемая и надежная сторона его личности. Выходец из спецслужб, посвятивший работе в них большую часть своей жизни, Путин не мог не впитать корпоративный дух военной иерархии. В этом, кстати, он сам охотно признается, не собираясь отказываться. Понятие "честь офицера" для него не пустые слова. Именно этим военным духом определяется патриотическое, государственническое начало в Путине. Оно в полной мере проявилось в его позиции по Чечне, в его упорном следовании принципу сохранения территориальной целостности государства, в его безжалостной борьбе против ваххабитских сепаратистов. Для многих (но не для меня) в России была неожиданностью та массивная, огромная поддержка, которую получила жесткая позиция Путина. Поворот к государственности, к обретению национальной идеи назрел давно. И после бомбежек Югославии и взрывов домов в России всплеск попранного самосознания нашего народа уже не удержать никому, никакой власти. Путин и не стал удерживать, отбросил двусмысленности и высокопарные расплывчатые фразы. Он открыто взял на себя ответственность за страну. Он очень рисковал. И выиграл. Путин поступил в политической ситуации как военный, который вначале бьется с наступающим врагом, а потом осмысляет новые политические и юридические условия, сложившиеся после того, как исход битвы решен. Логично предположить, что Путин останется военным и в дальнейшем, т.е. в наиболее очевидных вопросах державности, когда народу и стране грозит прямая опасность, он будет поступать решительно и жестко, не обращая внимания на издержки. Я ожидаю от него сохранения верности своему воспитанию и патриотическому духу. В этом характере Путина есть много плюсов, но есть и опасности. Вспомним древний закон политики: у каждого короля Артура (воина-князя) должен быть свой Мерлин (жрец, умудренный советник). Воинская компетенция сводится к силовой административной сфере, к защите государства и народа, к утверждению Справедливости. Но ценностной системы воины никогда не создают. Ее создают мерлины, говоря современным языком, аналитики и политологи. И здесь мы сталкиваемся с действительно совершенно не известной стороной Владимира Путина: кто будет его Мерлином? Какие ценностные и мировоззренческие системы он изберет? Вожди не создавали ценностных систем, но они их либо принимали, либо отвергали. И от этого зависела судьба человечества. Переводя эти понятия на современный язык, можно сказать, что отмечаемая многими неопределенность Путина в вопросах экономики, формул международной политики и т. д. есть следствие того, что окончательный профиль его "мозгового треста" не определен или пока скрыт. А еще точнее: между несколькими группами современных "жрецов" ведется невидимая война за место Мерлина при новом российском короле Артуре. Россия снова, как много раз в истории, сегодня на перепутье. Никто не может утверждать, что весь народ или хотя бы его большинство имеет строгое и ясное представление о своем коллективном "я", составляющее дух нации. От этой неопределенности фигура нового президента приобретает особое значение. Нельзя не считаться с тем, что "либералы" достались Путину в наследство от прежней власти. Вместе с обязательствами перед добровольно и вовремя отошедшей в тень "семьей" первого президента, вместе с разрушенной страной, измученным народом. Но во всем этом довольно тяжелом и ответственном наследстве именно эти "либералы" являются самым опасным элементом. Самая простая логика подсказывает, что для исправления ситуации менее всего подходят те, кто ее создал. Как крупный российский предприниматель, я по природе вещей не могу желать простого возврата к старому, дореформенному казарменно-социалистическому порядку. К тому же мне он представляется попросту невозможным. Убежден, что упование на реставрацию советской системы безответственно. Мы должны идти вперед, но только своим путем. Вся русская история — социальная, культурная, экономическая и политическая — и есть наш собственный путь, третий путь между Востоком и Западом. В этом ось русской истории, из этого создано наше государство, на этом зиждется наша национальная психология. Мы — великая евразийская держава, со своей ценностной системой, со своими осями координат. Я взялся писать эту статью не для критики. А потому что давно понял: мой бизнес, его развитие и устойчивость не могут быть независимыми от основных политических решений. По этой причине "Русское золото" в течение последних лет выступало главным спонсором санкт-петербургского экономического форума. Мой хозяйственный и экономический опыт, изучение основных тенденций цивилизационного развития необратимо убедили меня, что единственное спасение для России — это отстаивание своей исторической, экономической и социальной уникальности. Только в этом направлении мы сможем поднять страну. Да, у общества должны быть моральные ценности. Да, они должны быть утверждены и поставлены в центре общественной жизни. Но они должны быть органичны, их следует черпать из реальной истории, из нашей традиции. Такими ценностями, с моей точки зрения, являются: православная вера и русская интеллигенция, всегда ставящая принципы правды и справедливости выше выгоды и комфорта. Эти русские моральные ценности должны быть духом солидарности и сострадания, а не абстрактными и холодными схемами "открытого общества". Евразийский, русский путь не абстракция, не благопожелание. Отталкиваясь от него, можно не только выдвинуть систему органичных моральных ценностей, но и наметить прагматические, конкретные, реальные методы решения насущных проблем. Вкратце перечислю основные пункты: 1. Доктрина государственного строительства Российской Федерации должна исходить из императива сохранения за Россией статуса великой державы, обладающей безусловным стратегическим суверенитетом. 2. Экономическая система России не должна интегрироваться в мировую экономику с помощью радикальных шоковых мер. Сама мировая экономика сегодня далеко не однородна. Нам гораздо выгоднее расширять партнерство с развитыми странами Европы и Азии напрямик, минуя экономического и политического арбитра в лице США. За счет наших ресурсов мы способны обеспечить беспрецедентное развитие промышленности Европы и Азии, но получаемые в ответ средства должны не разворовываться, но инвестироваться в развитие высоких технологий, модернизацию отечественного производства, информатику. Наше хозяйство сегодня не выдержит новой изоляции, но столь же губительна и полная либеральная открытость (она, как показывает экономическая теория) всегда обогащает богатых, а бедные страны делает еще беднее. 3. Экономический сектор должен быть сконцентрирован в области реальных инвестиций. Это означает, что не финансовый, а реальный производственный сектор должен быть приоритетным. 4. Государство должно быть социальным, т. е. ориентированным на поддержку экономически незащищенных слоев населения. Сильный позаботится о себе сам. В поддержке нуждаются слабые, беззащитные, пожилые или, наоборот, слишком молодые. Средства на образование, науку, здравоохранение и культуру должны изыскиваться сразу же, как только будут бюджетно обеспечены стратегические интересы (т.е. силовые ведомства, без которых народ и государство не могут чувствовать себя свободными и защищенными). Я неоднократно выступал с конкретными предложениями о том, как переложить часть бремени за социальную сферу с плеч государства на крупный национальный капитал. По своей инициативе моя компания выплачивает Героям Советского Союза пенсии в 5.000 рублей ежемесячно. Мы помогаем дому инвалидов, детским приютам. Но чтобы привить социальную ответственность предпринимателям как классу, необходима специальная программа государства, четко сформулированная воля и прагматически продуманная и исключающая злоупотребления система льгот. 5. О коррупции. Лозунг о тотальном уничтожении коррупции — пустые слова. Тот, кто знает реалии жизни, не может не отдавать себе отчета в ее гигантских размерах. Покончить разом с этим злом немыслимо. Как и всякий порядочный человек, я против коррупции. Но реалистичным и прагматически верным считаю такой подход: необходимо вычленить те зоны коррупции, которые наносят максимальный вред стратегическому суверенитету государства и именно по ним нанести первый сокрушительный удар. Это не значит, что стратегически "нейтральные" коррупционеры будут полностью реабилитированы и заведомо обелены. Это значит лишь расставление системы приоритетов, особое распределение сил и направлений действия правоохранительных органов. Убежден, что смена президента должна стать очередной (и, надеюсь, на сей раз спасительной) сменой вех русской истории. Нетрудно распознать за менторским стилем идеологов "либерализма" их горячее стремление сохранить свои позиции в обществе, просочиться в новую эпоху российской политической истории. Для Владимира Путина они мировоззренческая мина, подложенная под его кресло. Для страны и народа все это чревато новой драмой.



    Партнеры