МУСОРНЫЙ ВЕТЕР

24 мая 2000 в 00:00, просмотров: 339

Ранним утром на мусорных свалках гулко каркают стаи ворон — птицы копаются в кучах, дерутся, защищая свой кусок территории, дающей им хорошую пищу. Почти так же ведут себя местные бомжи, застолбив участки, на которых они находят порой вполне пригодные к употреблению продукты, одежду и даже неплохо сохранившуюся мебель. Подъезжающие машины сваливают новые порции отходов и мусора — продуктов жизнедеятельности большого города — значит, у птиц и поселившихся здесь людей, не боящихся грязи и вони, будет новый день и новая пища. Стоит, однако, добавить, что теперь мусор, который тоннами свозится на свалки, стал ареной борьбы не только птиц и бомжей, но и предпринимателей, понявших выгоду мусорного бизнеса. На наших свалках лежат миллионы Есть такие счастливые отрасли бизнеса, которых никогда не коснется костлявая рука кризиса. Действительно, что бы ни творилось вокруг, люди всегда будут есть, стричься... и мусорить. А раз так, значит, кто-то должен этот мусор убирать. И средства на это находят всегда, этот вид услуг привлекателен для бизнеса во все времена в любых странах. Утилизация бытовых отходов во всем мире считается одним из наиболее доходных видов бизнеса. По некоторым подсчетам, его рентабельность составляет около 40 процентов, а капитальные вложения окупаются за три года. В мире уже немало миллионеров, сколотивших свои состояния на уборке и утилизации отходов. Одному из мусорных "королей" США надоело заниматься бытовыми отходами на Земле, и он даже хотел профинансировать работу нашей орбитальной станции "Мир", видимо, чтобы заняться сбором космического мусора. В России мусорный бизнес находится еще в самом зачаточном состоянии. Те, кто им занимается, предпочитают так называемые короткие деньги. Это когда пусть немного, но быстро. О крупных инвестициях, требующихся для внедрения передовых технологий переработки отходов, с большинством из тех, кто работает в мусорной отрасли, говорить бесполезно. А между тем современный уровень утилизации позволит не только сжигать меньше мусора, что оздоровит экологическую обстановку, но и удешевить многие виды продукции. Около 70 процентов отходов можно использовать как вторичное сырье. До 40 процентов отходов составляют бумага и картон, около 3 процентов — черные металлы, полпроцента цветных металлов, около 5 процентов текстиля, 4 — стекла и 5 — полимерных материалов. Все это можно использовать в качестве вторсырья. Но, во-первых, перерабатывающих предприятий раз-два и обчелся, а во-вторых, для того чтобы сразу везти отходы на переработку, нужно либо организовать систему раздельного сбора мусора, либо обеспечить его сортировку на свалке. И то, и другое, естественно, требует затрат. Незаинтересованность отечественных мусорщиков в том, чтобы догнать мировой уровень, отчасти объясняется нестабильностью российской экономики, когда инвесторы попросту боятся за сохранность вложенных денег. Отчасти тем, что у крупных финансовых структур до мусора пока руки не дошли, а у кого дошли, у тех кошелек худоват. Есть и более житейская причина: даже на самом примитивном уровне от мусора можно неплохо кормиться. Вывез машину отходов — получил деньги. В среднем 58 рублей за тонну. При этом от перевозчика не требуется никаких затрат на обеспечение экологической безопасности региона. Вывозить, сжигать и закапывать — дальше этого работа с отходами пока практически не продвигается. Фонды себя не оправдали Несколько лет назад московские городские власти решили всерьез взяться за сбор и утилизацию отходов. Благо этого добра в столице хватает: одно лишь население производит 3 миллиона тонн мусора ежегодно, а есть еще предприятия, заводы и фабрики. Однако ни инвестиций, ни собственных средств на решение этой проблемы у столичного правительства не было. Решили привлечь деловых людей. Мосгордума разрешила столичным предприятиям направлять налоги не в бюджет города, а непосредственно на те проекты, которые входят в экологическую программу. Да еще и приняла систему льгот для таких предприятий. — Однако ожидаемого результата эта мера не дала, — говорит депутат Мосгордумы, председатель комиссии по экологической политике Владимир Катушенок. — Средства привлекались, но процесс этот шел недостаточно эффективно. В частности, не до конца была продумана организация финансовых потоков для решения экологических проблем. Было создано несколько организаций, в частности: Московский городской экологический фонд, Фонд экологических программ и фонд "Мосэкотранс", которые получили право аккумулировать средства городских предприятий под конкретные проекты. Однако получилось, что фонды оказались экономически не заинтересованы в скорейшем налаживании работ по утилизации отходов. А заинтересованными они оказались в том, чтобы как можно дольше строить свои объекты, потому что завершение строительства автоматически приводило бы к окончанию их участия в проекте. А значит, и к окончанию финансирования. Хозяева мусора, в свою очередь, не были заинтересованы в том, чтобы направлять свои отходы именно на то мусороперерабатывающее предприятие, которое строилось на деньги, собранные фондами. В Москве система вывоза мусора худо-бедно, но отлажена. И для того чтобы изменить ее, пусть даже в лучшую сторону, необходимо преодолеть сопротивление работающих там структур, убежденных, что лучшее — это враг хорошего. Или экономически их заинтересовать. В итоге широкомасштабный экологический проект, в который удалось привлечь, по разным оценкам, от 3 до 4 миллиардов рублей, благополучно увял. Разумеется, не все деньги ушли в бесконечное строительство малоперспективных объектов. Удалось, например, организовать установку на муниципальном автотранспорте нейтрализаторов выхлопных газов. Какие-то работы были сделаны по сбору автомобильных масел. Организована система инструментального контроля автомобильного транспорта. Однако того, на что надеялись городские власти — создать эффективную систему утилизации отходов, — явно не получилось. Мусорный бизнес — в одни руки Сейчас для того чтобы узнать, куда ушли собранные деньги, в рамках Мосгордумы организована специальная комиссия, которая к концу года огласит свои выводы. Но какими бы они ни были, уже сейчас специалистам ясно, что недостатком существовавшей системы было слишком большое количество промежуточных звеньев между теми, кто вносит средства, и теми, кто, собственно, выполняет окончательную задачу — перерабатывает мусор. Наличие фондов, в чью задачу входил только сбор денег у столичных предпринимателей, себя не оправдало. Собирать средства с не меньшим успехом могли бы и предприятия, непосредственно связанные с переработкой мусора. У них и мотивация была бы выше, поскольку в отличие от фондов сбор денег для них не самоцель, а средство для получения прибыли. Если бы льготы давались тем, кто непосредственно занимался бы сбором и переработкой отходов, средства расходовались бы эффективнее. Задним умом это теперь понимают многие городские руководители. Понимают и то, что, если бы сбор средств, переработка отходов и реализация полученных материалов находились в одних руках, городу легче было бы проконтролировать, насколько эффективно пользуется предприятие льготами. При существующей же схеме, как только деньги покидают экологический фонд, проследить их дальнейшую судьбу невозможно, говорит Владимир Катушенок... Столичным властям можно посочувствовать — население им досталось какое-то некультурное. Нет чтобы самостоятельно бумагу складывать в один мешок, объедки — в другой, а разбитые тарелки — в третий, оно норовит все свалить в одно ведро, а оттуда — в один мусоропровод. Впрочем, власти уже смирились с тем, что перевоспитать нас в ближайшие 20—30 лет невозможно. Поэтому, собственно, в крупных городах решили строить специальные станции по сортировке мусора. В Москве уже есть несколько таких станций, однако говорить о том, что создана система сбора и переработки мусора, пока рановато. Сейчас разрабатывается городская экологическая программа, в которой в качестве отдельного раздела будет предусмотрена санитарная очистка города. Подключиться к ее разработке могут все заинтересованные организации и предпринимательские структуры, говорит Владимир Катушенок — он является одним из ее разработчиков. Снова предприятиям обещают льготы, в частности по налогу на прибыль, однако это коснется только тех предприятий, которые будут непосредственно работать с мусором. Программа предполагает строительство мусоросортировочных комплексов как минимум в каждой префектуре. Кроме того — различные перерабатывающие производства, которые расположатся как в Москве, так и за ее пределами. Следующее направление — переработка конкретных видов отходов: полимерных материалов, битого стекла, утилизация отработанных формовочных смесей для литейного производства. Отмечается и необходимость создания сортировочно-перерабатывающих комплексов, как, например, на Кучинском полигоне, где на одном предприятии производится сортировка мусора, его переработка и получение готовой продукции. Отходы сбрасывают "налево" Система функционирования мусорной отрасли в Москве уже устоялась, рынок вывоза отходов за пределы города поделен. Значительная часть мусора свозится на три принадлежащих фирме "Экотехпром" подмосковных полигона — Дмитровский, Хметьевский и Икшинский. Плюс еще десятка полтора крупных и средних полигонов. В этой системе все участники знают свои роли и свою выгоду — городские власти, префектуры, ДЭЗы, полигоны, коммерческие предприятия... Если появится новый игрок, то он съест чей-то кусок мусорного пирога. Вряд ли это кому-нибудь понравится. Сложившуюся систему решено менять. Но для того чтобы не сталкивать бизнесменов лбами, разрабатывается закон города Москвы, который позволит на конкурсной и гласной основе входить в этот бизнес любой фирме, если она даст достойное предложение. Причем не просто по вывозу отходов, это в общем-то достаточно примитивная часть мусорного бизнеса. Главное — наладить эффективную утилизацию. Каждый москвич ежемесячно платит за мусор 3 рубля 20 копеек. Набегает вполне приличная сумма. Под эти деньги ДЭЗы заключают договоры с крупными организациями, которые берутся вывозить мусор и хоронить его на специальных полигонах или отдавать на переработку. Примерно 35 процентов мусора, идущего на захоронение, проходит через крупнейшую московскую организацию по сбору отходов "Экотехпром". Остальное достается другим фирмам, помельче. Мелкие фирмы, надо сказать, теснят могучего конкурента. Пять лет назад "Экотехпром", например, контролировал более половины рынка бытовых отходов. Примерно миллион тонн мусора в год, а это треть всех бытовых отходов и около десятой части всего накапливающегося в городе мусора, до полигона не доходит, он исчезает в никуда. Однако закон сохранения материи подсказывает, что просто так мусор испариться не может, — значит, его попросту сваливают где-нибудь в лесу или чистом поле, чтобы даром бензин не жечь и не платить за пользование официальной свалкой. Эта "экономия" не только серьезно нарушает экологическую обстановку в городе, но и создает те самые "левые" деньги, на которых, собственно, и зиждется предпринимательский интерес. Поэтому если придут легальные индустриалы и за 2—3 года развернут свой проект с 37-процентной рентабельностью, включающий вывоз, сортировку, переработку и продажу произведенной из отходов продукции, то те деятели, которые сбрасывают мусор в ближайшем лесочке и получают за это неплохие деньги, вынуждены будут подать в отставку. Кто-то так и сделает, кто-то пойдет на работу к более разворотливым конкурентам. Не исключено, что найдутся и те, кто начнет агрессивно лоббировать собственные интересы, а самое активное лоббирование — это когда пускают пулю в лоб конкуренту. — Стратегически я вижу решение проблемы бытового мусора во внедрении системы сортировки отходов с последующей вторичной переработкой, — говорит Владимир Катушенок. — Но резко ломать сложившуюся систему нельзя. Поэтому для начала финансы необходимо направить на сортировку мусора. Это, кстати, снизит и расходы на санитарную очистку города. Кроме того, некоторые отходы, например бумагу, можно будет продавать перерабатывающим предприятиям в виде сырья, а деньги направлять на развитие экологических программ. Мусорные "короли" из Кучина Наиболее наглядный пример новых мусорных "королей" можно увидеть на Кучинском полигоне, расположенном в 6 км от кольцевой автодороги. Это крупнейший полигон в Московской области, он может принять до 470 тысяч тонн отходов в год. Столица выбрасывает сюда 390 тысяч тонн, или примерно 30 процентов своего мусора. Когда-то на полигон пришли молодые энергичные ребята, договорились с местными властями и довольно быстро организовали вполне современное предприятие — в одном комплексе сортировка и переработка мусора. И народ в Кучино потянулся. Мусороперевозчики стали возить машины, потому что полигон расположен рядом с Москвой, а за сброс отходов кучинские брали по-божески. Работа на свалке — разговор особый. Принято считать, что трудятся здесь старатели, золотые украшения на килограммы меряют, а по вечерам, когда искать уже темно, на "Лексусах" по Подмосковью рассекают. Действительность несколько уступает легендам, но промышляющие на свалке бомжи свое место просто так не отдадут и ни на какую бутылку не сменяют. Всегда одеты, обуты, сыты, причем такими деликатесами, как копченая осетринка или слабосоленая семга, их, конечно, обрадуешь, но не удивишь. Спят тоже не абы как, приличной тахтой на свалке разжиться — дело вполне реальное. Кучинским тоже есть что рассказать. Кто-то нашел новенькое зеркало от "Мерседеса" (минимум 50 баксов в магазине), другой — компьютер. Что любопытно, великолепно работающий. А самая знаменитая здесь находка — диван, битком набитый деньгами. Но дореформенными. Впрочем, и настоящие деньги на свалке не редкость, но об этом чуть позже. Все эти находки — дело случая, и не за ними ходит на свалку местное население. Ходят они сюда на абсолютно законную работу — вручную сортируют мусор. Картон, банки, батарейки — раскладывают все это по отдельности, и — на весы. Сдал, что насортировал, и тут же получил деньги. Хочешь — дальше работай, хочешь — домой иди. Зарабатывают на сортировке прилично: в среднем 3—4 тысячи рублей в месяц. Да плюс бесплатный обед. А обеды там просто шикарные, столовая — столичный общепит отдыхает. И что интересно, на свалке всегда запах стоит специфический, а в столовой его нет вовсе. Работают здесь и квалифицированные бригады, там высшим образованием не удивишь. Этому народу доверяют разборку телевизоров, холодильников, стиральных машин и другой сложной техники. Ну а высший пилотаж — сортировка драгоценных металлов и содержащих их деталей. Сюда без ученой степени могут и не взять... Теперь — о деньгах. Банки совершенно официально вывозят на мусорные полигоны для уничтожения тонны денег — это ветхие, испорченные купюры. С ними целая морока. Ни сжечь их, потому что плохо горят, да еще и выделяют вредные пары, ни в землю зарыть — слишком токсичные, оказывается. Кучинских ребят деньгами не смутишь. Они их измельчают и делают из этой массы линолеум, которым застелили у себя на предприятии полы. "Деньги у вас под ногами", — с серьезным видом говорят они приезжающим. Но кучинский пример по существу единственный, когда на полигоне перерабатывают отходы и превращают в нужные в хозяйстве изделия. В основном же у нас мусор жгут и закапывают, а о сортировке и переработке пока речи не идет, хотя выгодно это было бы всем. И все же — реально ли сделать на отходах большие деньги? Абсолютно реально. Однако в России время больших денег в этом своеобразном секторе рынка еще не наступило, мы пока еще только в начале его промышленного освоения. Когда же возникнут современные производства по переработке и большие деньги станут не прогнозом, а реальностью, тогда можно будет ожидать серьезного передела капитала в этой области. Не исключают специалисты и возникновения "мусорных" войн, наподобие "бензиновых" и "алюминиевых". С другой стороны, обнадеживает московский городской закон "О городском заказе", в котором на обязательной основе предусматривается конкурсность и прозрачность при распределении выгодных для инвесторов и важных для города проектов. Он поможет отобрать лучших, более подготовленных и профессиональных участников мусорного бизнеса. А пока им еще учиться и учиться у мусорщиков Европы и США. Время мусорных "королей" в России еще впереди.



Партнеры