ПЛЕННИКИ ДЖУНГЛЕЙ

3 июня 2000 в 00:00, просмотров: 304

Короткий путь до здания аэровокзала — именной "борт" МЧС "Михаил Громов" из Анголы подрулил прямо к VIP-терминалу "Домодедово" — они шли сами. Они — это пятеро отпущенных группировкой УНИТА российских летчиков, чьи самолеты были сбиты над Анголой почти год назад. За плечами остался плен и 600-километровый пеший переход через джунгли. Москва встречала их — исхудавших, одетых не по погоде в легкие рубашки и одинаковые сандалии — без особой помпы. Двоих поддерживали под руки встретившие их у трапа после года разлуки родственники. Родные летчиков появились в VIP-зале за час до прибытия рейса. Общаться с прессой они отказывались наотрез: "Нам бы сначала встретиться, увидеть их глазами", — говорил мужчина с растерянным лицом, скрывая волнение. Рядом с ним хрупкая женщина с хрустящим целлофаном букетом — жена одного из летчиков, Александра Зайцева, украдкой смахивала слезы. — Нас не покидала надежда, — срывающимся голосом говорила в углу Галина Чеснокова, супруга другого летчика. — Но все получилось так неожиданно, что мы не успели толком ничего приготовить к встрече. Я ждала и мужа, и сына — сын служил срочную в Реутове. Дома остались только я и дочка... Им повезло. За последние годы в Анголе бесследно исчезли пять экипажей российских воздушных судов, работавших там по контракту, всего в безбрежных джунглях затерялись 20 наших летчиков. О судьбе тринадцати из них к настоящему моменту ничего не известно. 2 сентября 1998 года оппозиционной правительству группировкой УНИТА был сбит российский "Ан-26". Экипаж пропал без вести. После чего Федеральная авиационная служба России наложила запрет на полеты наших самолетов в Анголе. Но запрету не вняли. В результате 25 октября того же года пропал еще один "борт" — "Ан-12", принадлежавший летно-испытательному институту им. Громова в Жуковском. Позже стало известно, что унитовцы захватили его экипаж. В декабре в джунглях вместе с пилотами канул "Ан-12" из Саратова. 12 мая 1999-го унитовцы сбили наш "Ан-26", месяц спустя — "Ан-12" из Ростова-на-Дону. Экипажи обоих попали в руки к боевикам, и как раз тех из них, кто сумел выжить, — Александра Юдова, Сергея Чеснокова, Александра Зайцева, Максима Яценко и Виталия Гмызина — и доставил вчера в Москву эмчеэсовский "Ил-62". Это стало результатом совместных усилий МИДа, Комиссии при Президенте России по делам интернированных и пропавших без вести и правительств Португалии и Анголы. Как получилось, что рядовой рейс обернулся годом плена, рассказал один из "отважной пятерки", Александр Юдов. — Нас сбила ракета. На высоте 6000 метров у самолета загорелось крыло, потом первый двигатель. Сели в общем нормально, экипаж опытный. Правда, при посадке заклинило люки, и нам пришлось выбираться через форточки. Через два часа после приземления нас захватили вооруженные люди. Уцелевшие члены экипажей двух сбитых самолетов встретились в унитовском лагере. По словам летчиков, обращались с ними неплохо: построили для них соломенную хижину и до очередной военной кампании неплохо кормили — рис, тушенка, фрукты. Свободу передвижений контролировали, но тоже особо не ограничивали. Тяготила неопределенность. И вот 8 февраля командир группы, в плену которой они находились, официально объявил пленникам, что они свободны. Но для троих — Сергея Захарова, Александра Роговца и Владимира Кашина — эта весть пришла слишком поздно. Все они умерли в плену от малярии. Их память оставшиеся в живых почтили минутой молчания уже в Москве... Начавшийся сезон дождей задержал наших ребят в лагере. Только 19 марта они в сопровождении унитовцев тронулись к границе Замбии. Перед границей пилотам выдали декларацию об освобождении и проинструктировали, куда идти дальше. Последний переход занял ночь, в течение которой летчики, стараясь не шуметь, шли мимо спящих туземных деревень. Утром они добрались до обмотанного по периметру колючей проволокой лагеря правительственных войск и сдались замбийским властям. Все это не прошло для них даром. О том, в каком состоянии были наши пилоты, корреспонденту "МК" рассказал врач Центра проведения спасательных операций особого риска МЧС России Андрей Куртажов, летавший "забирать" их в Анголу: — Ребята безучастно сидели в номере нашего посольства и смотрели ОРТ. Они ни о чем не спрашивали. Два года они жили в условиях информационного вакуума, не знали, что у нас новый президент. Но политика их не интересовала. Они оживлялись, только когда речь заходила о здоровье. В тот момент и им, и нам нужно было, чтобы они могли выдержать перелет. Во время хождения по джунглям каждый из них потерял в среднем 20 килограммов веса. Парадоксально, но это их спасло. Будь они полными, ребята неминуемо бы погибли: это огромная нагрузка — таскать лишний вес. Сейчас пилоты немного отошли, у них состояние возбуждения. Последние двое суток, к примеру, они почти не спали — ждали, когда прилетят домой. Но это просто эмоциональный подъем, в дальнейшем проблемы со здоровьем неизбежны. Кстати, сразу после 15-минутной пресс-конференции летчиков увезли в 1-ю Градскую больницу. Вернутся ли они к своей профессии — покажет время. Но вот в Африку — уже никогда. Как пояснил Зайцев, помимо психологических трудностей есть юридические: один из пунктов декларации об освобождении (сегодня звучит как насмешка) — запрет на въезд в границы Черного континента.



Партнеры