ТРЕТЬЯ ХОДКА САДЫРИНА

5 июня 2000 в 00:00, просмотров: 200

Считается, что в одну и ту же воду нельзя войти дважды. А вот в ЦСКА — можно... И даже большее число раз. Можно войти, поплавать, погрузиться с головой, тонуть и в конце концов оказаться выброшенным на берег. И потом, через некоторое время, повторить ритуал. В первый раз Павел Садырин ушел из футбольного ЦСКА на волне чемпионского успеха — работать освобожденным тренером сборной. Затем, в 98-м, его отправили в отставку за провальный первый круг. Он попробовал себя в клубе невысокого полета, а последним пунктом карьерного движения Павла Федоровича стал Узбекистан, где он недолго возглавлял национальную команду. В субботу Садырин оказался в Москве, променяв плов на армейскую пищу. Его тут же представили игрокам, и он провел первую тренировку. Слово "представили" не совсем уместно, ведь многих Садырин очень хорошо знает, а некоторых даже сам привел — чуть ли не за ручку. Пока Павел Федорович интервью давать отказывается. — Только прилетел. Надо осмотреться, чтобы говорить предметно. А так, через некоторое время, конечно, отвечу на все вопросы. — А контракт на сколько лет подписали? — Пока не подписал. Я же говорю — только что прилетел. Но подпишем, подпишем. Павел Федорович изначально поставил себя в сложное положение. Команда толком не играет, в последнее время находится в эпицентре всяческих скандалов. С момента его ухода прошло всего два года. Наверное, в ЦСКА еще есть люди, к которым у Садырина есть претензии: и человеческие, и профессиональные. Как сложатся их отношения? Садырина можно пожалеть, можно ему посочувствовать. Он наверняка не примет подобных проявлений дружеского участия. Ведь Павел Федорович похож на казака, который, крича "ура" и размахивая шашкой, бросается на штурм населенного пункта, при этом не проведя предварительной разведки, не уточнив, кто же ему там противостоит, пошли за ним основные силы или по трусости где-то остались. И зачастую уже в бою Садырин выясняет, что за ним — никого, что соперников слишком много, и они своим мощным напором вытесняют одиночку за пределы укрепленного лагеря. Кто-то посмеется над этой аллегорией, равно как и над непрагматичным Павлом Федоровичем. Но его нонконформизм в эпоху приспособленчества и подхалимства выглядит вполне симпатично. Говорят, смелость города берет. При поддержке армейских людей города брать сподручнее.



Партнеры