ХОРОШИИ ГУСЬ ИЛИ ХРЕНОВАЯ ВОДКА?

6 июня 2000 в 00:00, просмотров: 1211

Откровенно говоря, не знаю: то ли с легкой руки Эдуарда Амвросиевича Шеварднадзе, то ли из любви к великому грузинскому художнику-примитивисту, но у американских президентов, посещающих Златоглавую, сложилась традиция заглядывать в ресторан "Пиросмани", что у Новодевичьего монастыря. Побывал в "Пиросмани" и Билл Клинтон в один из своих прошлых визитов в Москву. Вполне понятно, что подобный "грузинский акцент" хозяев Белого дома больно задел кудесников русской кухни. Как-никак, а саммиты все-таки не грузинско-американские, а российско-американские! И вот к нынешнему приезду Клинтона российские хлебосолы решили дать бой хлебосолам грузинским и переманить у них американского президента. Перчатку "Пиросмани" бросил клуб-ресторан "Петрович". Для того чтобы гарантировать свою победу над "Хванчкарой" и грузинской водкой — чачей, "Петрович" бросил в бой свое секретное оружие: не просто русскую водку, а русско-американскую под, мягко говоря, экзотическим названием "Хреновая водка имени Ильи Левина". Происхождение этой уникальной водочной этикетки таково. Рецепт водки принадлежит помощнику культурного атташе американского посольства в Москве Илье Левину. Настаивать водку — его хобби, к которому он пристрастился, занимаясь в докторантуре в Остине, штат Техас. Левин экспериментировал со многими ингредиентами — от лимона до ананаса. Экспериментировал и с хреном, правда, американским — horseradish, что в прямом переводе на русский язык означает "лошадиная редька". (Вот уж и впрямь хрен редки не слаще!) В интервью газете "Москоу таймс" мистер Левин сказал, что "Хреновая" помогает ему на дипломатическом поприще. Так сказать, сближает собеседников, помогает, по его словам, "растапливать лед". Секрет приготовления "Хреновой" знают только он и шеф-повар "Петровича" Александр Марков. Главное здесь — не в самих ингредиентах, а в их пропорциях. И в фантазии. Но нейтральной основой должна быть хорошая водка. "Это как хорошо загрунтованное полотно, на котором можно нарисовать все что угодно", — говорит Левин. И все-таки, по его словам, важнейший ингредиент успеха "Хреновой" — это хорошая компания. Левин снабдил "Петровича" секретом "Хреновой"; благодарный "Петрович" снабжает его дарами своей кухни. "Что у "Петровича" в меню — у меня в холодильнике", — изрек водочно-дипломатический пророк Илья. Но вопрос репортера — пригубит ли Клинтон его "Хреновую"? — Левин ответил: "Никаких комментариев". (Кстати, в самом посольстве США "Хреновую" не сервируют.) Сейчас этот вопрос уже можно прокомментировать: Клинтон левинскую "Хреновую" не продегустировал. За недостатком времени — он даже отказался от непременного джоггинга (бега трусцой) — американский президент в этот раз не посетил ни "Пиросмани", ни "Петровича" и ограничился лишь кремлевской кухней — политической, дипломатической и кулинарной. Из этих трех только последняя его удовлетворила целиком. В особенности гусь в винном соусе. Рассказал я всю эту водочно-гастрономическую историю не только потому, что она любопытна сама по себе, а потому, что в высшей степени символична. В ней как в капле воды — или водки? — отразились итоги только что закончившегося саммита Путин—Клинтон. На основе предварительного анализа уже опубликованных документов этой встречи в верхах (двадцатой между лидерами постсоветской России и США) попытаемся ответить на вопрос: как можно охарактеризовать ее — как хорошего гуся или как хреновую водку? Начнем с главного ингредиента — хорошей компании. На пресс-конференции в блестящем золотом военной славы Георгиевском зале Кремля президент Путин охарактеризовал переговоры как "и по духу, и по качеству удовлетворительные", как "откровенные и предметные". В дипломатии эта терминология означает упорный торг без результатов, носящих характер плодотворного прорыва. Но дело не только в этом. Президент России, обращаясь к президенту США, называл его "коллегой", а не другом, как это делал Ельцин. Он говорил о том, как надо "выходить с честью из кризисов" в российско-американских отношениях, "не только проявлять желание говорить, но и приходить к общим решениям". Назвав Клинтона "коллегой", Путин отрекомендовал себя как "ваш покорный слуга", то есть опять-таки не как друг. Короче, вместо ельцинской эйфории в Георгиевском зале царила путинская трезвость. Сама пресс-конференция показала — и это было приятным сюрпризом — превосходство Путина над Клинтоном. Начнем с того, что наш президент говорил "без бумажки" и держался естественно и уверенно. А вот Клинтон держался в непривычной для него напряженной манере, словно давал показания по делу о Монике Левински. Он зачитал заранее заготовленный текст, где со скрупулезностью часовщика были обработаны все "необходимые мотивы", включая положение с демократическими правами в России. Создавалось впечатление, что адресатом этого заявления был республиканский Конгресс США, а целью его — попытка не навредить демократическому кандидату в президенты Альберту Гору. Да, хреново быть "хромой уткой", а не хорошим гусем! Прямо из Кремля Клинтон отправился на радиостанцию "Эхо Москвы" — формально для "общения" с нашим народом, а по существу — чтобы поддержать свободу слова и печати в России, над которыми то и дело нависают люди в масках, хотя их лица хорошо известны всей стране. Клинтон — великолепный экспонат свободы печати. Как он и сам признался в радиодиалоге с россиянами, ни один американский президент не подвергался такой критике, а то и просто травле в СМИ, как он. А были эти критика, травля и даже ложные наветы много страшнее чисто "кукольных". Ведь речь шла не об игрушках, а об импичменте! Но свобода печати — основа основ американской демократии. Недаром еще Авраам Линкольн говорил, что предпочитает страну, в которой печать без правительства, чем страну с правительством без печати. Демонстративная поездка Клинтона на "Эхо Москвы", транслировавшаяся и по НТВ, а также состоявшийся несколько раньше визит государственного секретаря США Мадлен Олбрайт на московский корпункт радиостанции "Свобода", где она беседовала в числе прочих и с Бабицким, конечно же, пришлись не по вкусу официальной принимающей стороне. Но из песни слова не выкинешь. Мы сами накликали на свои головы эти визиты Клинтона и Олбрайт. По сути дела, их "пригласили" на "Эхо Москвы" и "Свободу" именно люди в масках. С другой стороны, Клинтон и Олбрайт не могли поступить иначе: они боятся своих масс-медиа куда больше, чем российских властей. И эти их визиты еще раз продемонстрировали силу и влияние свободы печати в США. Запоминающийся урок! А теперь вернемся в Георгиевский зал Кремля. Президенты России и США подписали два документа и "выпустили", как говорится в официозе, еще два. Подписаны были Совместное заявление о принципах стратегической стабильности и Меморандум о договоренности между РФ и США о создании совместного центра обмена данными от систем раннего предупреждения и уведомлениями о пусках ракет. "Выпущены" были Совместное заявление об обращении с плутонием, "не являющимся более необходимым для целей обороны", его утилизации и о сотрудничестве в этой области, а также Совместное заявление о сотрудничестве в области борьбы с глобальным потеплением. Так выглядело меню последнего российско-американского саммита, который никакого реального, а тем более глобального потепления в отношениях между нашими странами не принес. Как и следовало ожидать, основное место в переговорах президентов занял Договор по ПРО. ПРО профилировало. Совместное заявление по этой проблеме составлено по принципу "и нашим, и вашим". С одной стороны, Договор по ПРО объявляется "краеугольным камнем стратегической стабильности". Это — "нашим", то есть — российской стороне, не желающей никакой ревизии Договора. С другой стороны, в документе говорится, что "перед лицом опасной и растущей угрозы распространения оружия массового уничтожения и средств его доставки" возможно использование "новых международных правовых механизмов" и "рассмотрение возможных изменений"... Это уже из области "вашим", то есть американцам, желающим ревизовать Договор по ПРО путем создания "ограниченного оборонительного зонта". Все 16 пунктов Совместного заявления — чередование "и нашим, и вашим". В результате — патовое состояние. Оно и понятно. Ни Вашингтон, ни Москва еще не нашли консенсуса по этой проблеме. А Клинтон к тому же стреножен положением "хромой утки". Помните слова создателя "Хреновой водки" Левина о том, что у него в холодильнике то, что у "Петровича" в меню? Так вот, в отличие от Левина Клинтон этим похвастать не может. Его "холодильник" — Белый дом — уже не принадлежит ему, а "меню" заказывают Буш, Гор и Конгресс. Президент России без особой деликатности намекнул на это обстоятельство, сказав на пресс-конференции, что он знаком с программами обоих кандидатов в президенты США и они "устраивают" его. Ну а что касается ПРО, точнее, его ревизии, то "лекарство не должно быть хуже болезни". То есть хреновым. Несколько слов о создании совместного Центра обмена данными (ЦОД). Он будет находиться в Москве по весьма подходящему адресу: улица Тайнинская, дом 16, корпус 3. Его территория займет 0,95 гектара. 81 сотрудник ЦОД — россияне, 16 — американцы. Этот дисбаланс вызван тем, что охрану ЦОД, "персонал кухни, уборщиков и садовников" (цитирую по официальному документу), предоставляет российская сторона. Но и в этом "меню" имеется закавыка. В Меморандуме о создании ЦОД говорится: "Выполнение любых финансовых обязательств Российской Федерацией или Соединенными Штатами Америки зависит от наличия средств для этой цели". Дальше — больше. Выполнение этих самых "любых финансовых обязательств"... подлежит, когда это необходимо, разрешению "Правительства Российской Федерации или Конгресса Соединенных Штатов Америки, соответственно". Чувствуете разницу? У нас — не Дума, а правительство, а у них — Конгресс, а не администрация. А Конгресс может и не раскошелиться на ЦОД в Москве на Тайнинской улице. Получается любопытная ситуация. Мы можем раскошелиться, но денег у нас нет. У них деньги есть, но они могут не раскошелиться. Помимо финансов ЦОД становится заложником Конгресса США и в области передачи технологий, без которых ЦОД станет пустым местом. А это было бы весьма прискорбно. Я бы посоветовал антирусски настроенному Конгрессу США ознакомиться с данными космической разведки Пентагона, в которых говорится, что в минувшем феврале Москва потеряла контроль над последним из находившихся на геостационарной орбите спутников слежения за запусками американских ракет наземного базирования. Из девяти аппаратов наблюдения за пусками с американских подлодок на высокостационарных орбитах у нас работают сейчас только четыре. Короче, положение хреновое, причем для обеих сторон. Наша прогрессирующая "слепота" опасна и для Вашингтона, ибо поступки и телодвижения слепца непредсказуемы. Поэтому ЦОД нужен обоим нашим государствам. Не его кухня, охрана и садовники, а его технологическое оснащение и деньги под это. То же самое можно сказать и о Соглашении по обращению с оружейным плутонием. Оно будет вскоре подписано премьер-министром России М.Касьяновым и вице-президентом США А.Гором. Нам нужны доллары за наш плутоний, им — наш плутоний, чтобы мы не делали из него ядерное оружие и не передавали его "государствам-изгоям". Но и здесь казна — в руках Конгресса США. Таковы в общих чертах итоги июньского саммита Путин—Клинтон. Они — и не хороший гусь, и не хреновая водка. Речь идет о том, что у нас раньше называлось "комплексным обедом". Он достаточно калориен, но недостаточно аппетитен. Сейчас в российско-американских отношениях не до жиру — быть бы живу. Необходимо выдержать вынужденную паузу, пока не определится новый хозяин Белого дома, который получит полномочия не только составлять меню, но и набивать холодильник. В том числе и наш. P.S. Утром в понедельник, 5 июня, президент Клинтон выступил перед объединенным конклавом Государственной Думы и разгоняемого Путиным Совета Федерации. Это было первое в истории выступление президента США в парламенте России. Первым — да, но, по-видимому, все-таки недостаточно историческим. Ни один российский канал не транслировал в живом эфире речь Клинтона. У них были куда более серьезные заботы. По ОРТ показывали "мелодраматическую комедию" (так она обозначена в программа ТВ) "Если можешь, прости". По РТР шел аргентинский сериал "Цыганка". По НТВ шел американский сериал "Любовь и тайны Сансет-Бич". По ТВ-6 показывали фильм "Скольжение". Канал ТВЦ был вообще отключен по "профилактическим причинам". Вот так-то! Что можно сказать по этому поводу? Каковы причины подобной "профилактики"? Не знаю. Возможно, речь Клинтона была скользкой больше, чем кинофильм "Скольжение". Возможно, бродяга-президент оказался менее привлекательным, чем аргентинская цыганка. Возможно, любовь и тайны Сансет-Бич гипнотизируют нас куда сильнее, чем любовь Клинтона и Моники и тайны Вашингтон-Бич. Но в любом случае наше телевидение: и березовское, и гусинское, и лужковское — короче, любое — должно сказать президенту Клинтону и своим зрителям: "Если можешь, прости". А пока что дело ограничилось дежурным "спасибо", которое выразил американскому президенту-капиталисту российский спикер-коммунист. Хреново! ...Лишь надежная тягловая информационная лошадка Си-эн-эн транслировала речь Клинтона в Думе "живьем". Не для нас. Для них. Но нужна ли была им эта лебединая песня "хромой утки", глядящейся хорошим гусем?..



Партнеры