ТАЙНА В РЕШЕТЕ

6 июня 2000 в 00:00, просмотров: 145

В Концепции национальной безопасности РФ, утвержденной Владимиром Путиным еще в начале 2000 года, сказано, что борьба с организованной преступностью и коррупцией (ОПиК) должна иметь не только правовой, но и политический характер. В чем, собственно, проявляется этот характер, президент уточнять не стал: видимо, кому нужно — тот поймет... Может быть, Владимир Владимирович имел в виду то, что эта проблема лежит целиком на совести политического руководства государства? Ибо, согласитесь, правоохранительные органы, обвиняемые в бессилии и пассивности, есть лишь инструмент в руках существующей власти. В конце прошлой недели бывший директор ФСБ, а ныне депутат Госдумы Николай Ковалев стал главой Комитета по борьбе с коррупцией. В Законе о ФСБ сказано, что борьба с коррупцией является одним из приоритетных направлений в работе этой организации. Почему не пресекли, не защитили? Об этом я и спросил Николая Дмитриевича Ковалева (в органах — с 1974 года), бывшего директора Федеральной службы безопасности РФ, а ныне — председателя думского Комитета по борьбе с коррупцией. — А нас же разоружили, — усмехнулся в ответ Ковалев. — Все реформенное законодательство только способствовало утечке капиталов из страны и гибели отечественного производства... ФСБ по фактам все той же приватизации не раз писала докладные записки президенту и правительству. Например, такого содержания: "...за один месяц текущего года, в результате приватизации, Госкомимуществом... нанесен ущерб в 30 млн. долларов". И документ возвращался с высочайшей отпиской: "Нет нарушения действующего законодательства". Здорово, правда? Ущерб есть — а нарушения нет. И такое случалось неоднократно. Характерно было и то, что собственниками российских заводов, производящих ту или иную продукцию, становились иностранные фирмы-конкуренты. В результате новые хозяева доводили предприятие до полной остановки, а товар, который оно производило, мы начинали покупать за границей... Или — собралось наше правительство реанимировать отечественную золотопромышленность. Было принято оригинальное решение: выделить для этого золото, десятки тонн. С тем, что, когда предприятия заработают, они золотом же и отдадут. Получилось — как всегда (кстати, постановление об этом подписывал Черномырдин): золото "съели", отдачи — никакой, и никакого нарушения законов... Законодатель так и не дал нам ни одного "положения", чтобы ФСБ могла продуктивно работать. У нас не было закона прямого действия... Например, в известном президентском Указе "О борьбе с коррупцией" после многочисленных перечислений того, что запрещается делать должностному лицу, была просто поставлена точка. Т.е. этот документ даже не предусматривал ни одной меры контроля и наказания по всем этим "запрещается". Указ был чистейшей декларацией, мыльным пузырем... — Это — указ. Но депутаты готовили свой Закон "О борьбе с коррупцией"... — И каждый раз президент накладывал на него... вето. Как и на другой важный закон — "О борьбе с легализацией незаконных доходов". А ведь только приняв его, наша страна получит право подписать Страсбургскую конвенцию "Об отмывании, выявлении, изъятии и конфискации доходов от преступной деятельности". Для чего это нужно? В этом случае сотрудники наших правоохранительных органов получают доступ к файлам своих коллег из стран ЕС. Т.е. мы сможем отслеживать как минимум денежные потоки — тем более что, по нашим данным, за рубежом "крутится" более 200 млрд. долларов, нелегально вывезенных из России. Но до сегодняшнего дня вся наша государственная экономическая политика по отношению к Западу идет в одностороннем порядке: мы предоставляем ему делать у нас что угодно и как угодно. Скажем, практикуется "возрождение" отечественного производства с помощью так называемых связанных кредитов. Поясню на одном примере: под гарантии российского правительства берется кредит во Франции (под 16% годовых). Чтобы построить некую технологическую линию по обработке информации для налоговой полиции РФ. При этом, по условиям кредита, мы обязаны закупать оборудование только у французской фирмы. Нанимать наладчиков — тоже у нее. Иностранные специалисты требуют зарплату от 5 до 20 тысяч долларов в месяц, и мы платим им! Теперь спрашивается: зачем нам связываться с подобным кредитом, если можно просто закупить все комплектующие, и за зарплату в 300 долларов наши инженеры все смонтируют? И другой вопрос: почему линия, дающая доступ к серьезнейшим государственным сведениям, монтируется иностранцами? Впрочем, последнее кажется уже не столь существенным — после того, как десятки оборонных предприятий перешли в собственность к западным "инвесторам"... — Что вы собираетесь делать в новой должности? — Самым сильным чувством, которое меня охватывало, когда я руководил ФСБ, было чувство бессилия. Наши сотрудники могли пройти по цепочке любой аферы, но для того, чтобы привлечь аферистов к ответственности по закону, нужны подлинники финансовых документов. Да кто ж их нам предоставит?.. А потом, как я уже говорил, с началом реформ наше ведомство перетряхивалось столько раз, что само превратилось в решето. Какую ж в нем выдержишь тайну? Ведь только для того, чтобы внедрить в преступное сообщество своего агента, порой требуются годы! Даже тогда, когда ФСБ удавалось возбудить уголовное дело, по существовавшему законодательству мы обязаны были передать его либо в прокуратуру, либо в органы местного МВД. Таким образом расширялся круг посвященных лиц, дела затягивались, глохли, рассыпались... Рассыпались в том числе потому, что свидетели со временем начинали дружно отказываться от своих показаний. Ведь в каждое дело вписывается адрес и свидетеля, и потерпевшего. А с делом может ознакомиться любой адвокат... Сколько раз я говорил о том, что в уголовном деле должна быть "закрытая часть" со всеми установочными данными, а в "открытой" следует писать: "свидетель номер такой-то"! Так делается в демократических странах Запада. Кстати, там успешно проводится и профилактическая работа по предотвращению коррупционных преступлений. Например, в США в 90-е годы состоялась операция "Шейх", когда работники финорганов под видом богатеньких арабских шейхов "искушали" чиновников из госдепартамента США (просьбами посодействовать, организовать и т.д.). Эта провокация удалась на славу: за две недели было уволено около 200 высокопоставленных американских госслужащих. Подобная акция "Чистые руки" проводилась в Италии. И нам бы очень сгодилась такая "зачистка"... Я много раз пытался скорректировать полномочия наших спецслужб, но — по закону министр федерального уровня не имеет права выходить с законодательной инициативой. Абсурд! Это все равно что мастеру не давать нужный ему для работы инструмент. Возможно, теперь мне удастся осуществить это во главе думского комитета... По данным МВД РФ, "значительное распространение в последние годы приобрели нарушения законодательства со стороны должностных лиц органов государственной власти, выражающиеся в стремлении чиновников совмещать работу в органах власти с предпринимательством". Вид коррупции Экономический ущерб Правительственные чиновники Рост стоимости товара на 3—10% выдают лицензии за взятки Преступные группировки контролируют Надбавка к цене товара в и устанавливают цены на рынке размере 15—20% при попустительстве местных властей Налоговые инспектора Бюджет недосчитывается до за определенную мзду позволяют 50% поступлений скрыть часть доходов Чиновники за вознаграждение Цены на товары и заказывают дорогостоящее оборудование услуги повышаются или завышают стоимость общественных работ на 20—100%. Источник — Мировой банк



Партнеры