ПРИНЦИП РЖАВОЙ СЕЛЕДКИ

7 июня 2000 в 00:00, просмотров: 888

Природный газ — вещество летучее. У него нет цвета и почти нет запаха. В отличие от нефти он не оставляет жирных пятен на почве и радужных разводов на поверхности воды. К тому же определить, откуда был выкачан тот или иной кубометр "голубого золота", практически невозможно. То есть, выражаясь языком любимого мультяшного героя: "газ если есть, то его сразу нет". Наверное, поэтому газ пользуется такой любовью "наперсточников" государственного масштаба. И только когда под ногами у них горит земля, они наконец начинают понимать, что игры с газом опасны не только в детстве и не только на кухне. Но чаще всего такое понимание приходит поздно, и вместо пожарных на место происшествия приезжает милиция. Тем не менее игры с летучими углеводородами в России сегодня в моде. Желающих покрутить вентили газпромовских труб сейчас едва ли не больше, чем любителей рулетки. Оно и понятно — выигрыши-то здесь покрупнее, чем в казино. К примеру — новоуренгойское ЗАО "Роспан Интернейшнл", по оценкам специалистов, в год производит как минимум на 100 миллионов долларов газового конденсата. А продает почему-то всего на десять. Так, по крайней мере, значится в его отчетности. Удивительное предприятие с удивительной судьбой. О судьбе — отдельно. ЗАО "Роспан" было образовано для разработки самых трудных новоуренгойских газоконденсатных месторождений. Пласты ачимовского типа (именно такие разрабатывает "Роспан") залегают глубоко и требуют серьезных инвестиций и больших трудозатрат на начальном периоде эксплуатации, зато быстро окупаются и начинают приносить серьезную прибыль. В самом начале 90-х на "Роспан" никто из крупных "наперсточников" не обращал внимания. Только в 1995 году "Газпром" проявил благосклонность к газовикам и, став его главным акционером, вложил в разработку месторождений 300 миллионов рублей. Помощь оказалась своевременной — газ наконец пошел. Несколько голодных и холодных лет для первопроходцев роспановского газа закончились почти триумфом — предприятие стало производить самый качественный конденсат в России, начало реально зарабатывать. Но там, где большой газ, там начинается игра. Та самая игра на деньги, которая у нас почему-то называется экономикой. На "Роспан" обращает внимание загадочная оффшорная компания "Итера", зарегистрированная в американском штате Делавар и работающая на российском рынке. Ее шеф — бывший велосипедист и торговец ширпотребом Игорь Макаров — одна из самых непонятных фигур в отечественной газовой отрасли. Дело в том, что он до середины 90-х не имел никакого отношения к ТЭК, но, несмотря на это, именно тогда — в 1995-м — "Газпром" передает в его руки почти весь экспорт своей продукции в страны Балтии и СНГ. При этом "Итера" покупает газ по цене почти на 20 процентов ниже себестоимости, а продает по мировым ценам, "наваривая" не менее 600 процентов прибыли. В чем причина такой любви газпромовских боссов к велосипедному спорту, неизвестно. Очевидно только, что она существует. Например, есть сведения, что среди учредителей "Итеры" числятся такие видные персоны, как вице-президент "Газпрома" Александр Пушкин (тоже в своем роде поэт, только в области финансов) и советник председателя правления Вячеслав Кузнецов. Есть там и другие известные и уважаемые господа. Так вот — продавать роспановский газ после перехода предприятия под крышу "Газпрома" стала именно "Итера". Она покупала его по 130 рублей за тысячу кубометров, а продавала по 60 долларов. Причем, как указано в бизнес-плане "Роспана", две трети задолженности гасила товарами народного потребления по ценам в три раза выше номинала. За период такого "взаимовыгодного" сотрудничества "Итера" купила у "Роспана" газа на 120 миллионов долларов, 80 из которых так на предприятие и не попали. "Газпром" тем временем уклонился от дальнейших инвестиций в роспановские месторождения. На предприятии начался жестокий финансовый кризис. 212 подрядных организаций давно уже работали на его объектах даром, под честное слово номинального президента "Роспана" академика Салманова. Но когда задолженность подрядчикам выросла до 360 миллионов долларов и стало понятно, что денег они не дождутся никогда, кредиторы подали в суд. Тем временем "Газпром" быстро продает свою теперь уже проблемную дочку. И кому бы вы думали? Да все той же "Итере", благодаря которой "Роспан" оказался на краю полного разорения. Причем продает свой пакет акций не по его рыночной цене приблизительно в 110 миллионов долларов, а всего за... 4 258 рублей (под просьбой о продаже предприятия двум подконтрольным "Итере" оффшоркам стоит личная подпись Рэма Вяхирева). Первое, что делает "Итера", получив "Роспан", это списывает свои долги из реестра должников, то есть, пользуясь правом хозяина, прощает сама себе долг в те самые 80 миллионов. Если учесть то, что у "Роспана" лицензия на разработку месторождений с запасами конденсата, оцениваемыми в 42 миллиарда долларов, то сделку "Газпром"—"Итера" можно с полным правом вносить в Книгу рекордов Гиннесса. "Герои", которым принадлежит честь такого сомнительного рекорда, все те же — Пушкин, Макаров и руководитель добывающего филиала "Роспана" Салтыков. Но самое удивительное это даже не цифры сделки, а то, что "рекордсменам" поверил рабочий коллектив предприятия. Людей без всякого сомнения ограбили, убедив при этом в том, что главный враг газовиков не "наперсточники" из "Итеры", а... подрядчики, целый год работавшие на "Роспан" вообще без всякой оплаты. С приходом к управлению "Роспаном" новых хозяев процесс разворовывания был поставлен на широкую ногу. Была создана система, при которой в хищении конденсата оказались заинтересованы все ключевые фигуры Нового Уренгоя — от глав силовых структур и муниципалов до воров в законе. Замглавы администрации округа Иосиф Левинзон лично неоднократно прикрывал расхитителей. Ценовая политика "Роспана" в отношении "Итеры" была окончательно закреплена долгосрочными договорами. Активы предприятия продолжали таять, а долги — расти. Почему молчал коллектив? То ли потому, что людям выплачивалась копеечная зарплата, которую они боялись потерять, то ли из-за того, что не под силу рядовым работягам разобраться в финансовых хитросплетениях, созданных неустанными трудами специалистов "Итеры". Последним надо отдать должное — они старались. Даже после начала на предприятии процесса банкротства "Итера" проводит на должность внешнего управляющего своего человека (Дмитрия Татарникова) и ускоряет стремительный процесс разграбления "Роспана". По данным правоохранительных органов, при Татарникове существовало как минимум четыре разных отчета о продаже конденсата. Один ложился на стол ему, другой президенту компании, третий фигурировал в налоговой истории, четвертый предоставлялся кредиторам. И все же к апрелю текущего года подрядчикам удалось добиться своего — кредиторы, которым компания была должна больше других, провели на пост внешнего управляющего "Роспаном" опытного производственника Михаила Рубцова. Результат не заставил себя ждать — в первый же месяц работы нового управляющего доход от продажи конденсата вырос почти вдвое, появились реальные шансы расплатиться с огромными долгами. Против прежнего руководства было возбуждено несколько уголовных дел в связи с хищениями и уклонением от уплаты налогов. Рубцов начал разбираться с документами "Роспана" и понял, что предприятие разоряли намеренно. Судите сами: в штате компании, находившейся на грани полного разорения, числились 40 поваров, 6 кондитеров, футбольная команда, несметное количество обслуживающего персонала в виде шоферов, секретарей и т.д. На разработке месторождения было занято 900 с лишним человек вместо положенных 220. Главы местных преступных группировок тоже числились в штате "Роспана". Чеченский вор в законе Салман, например, был зачислен на должность слесаря. Вывод напрашивался один — даже те скромные средства, которые доставались трудовому коллективу компании "с барского стола" "Итеры", расходовались не по назначению. Зато Владимир Салтыков — прежний директор добывающего филиала предприятия — обладал незаурядными способностями "народного трибуна". Именно благодаря этим способностям рабочие поверили в откровенно бредовую версию событий, подброшенную "Итерой", — мол, кредиторы пришли разорить и уничтожить "Роспан". 25 мая Салтыков собирает чрезвычайную конференцию трудового коллектива, на которой убеждает рабочих подписать декларацию о создании "народного предприятия", "независимого от недобросовестных дельцов и Москвы". Распоряжаться же конденсатом, согласно решению этой конференции, поручается тому же Салтыкову, его заместителю Руссу и еще паре личностей из ближайшего окружения того и другого. Указания законного управляющего Рубцова рекомендуется игнорировать, результаты более чем ста судов, выигранных кредиторами, не принимать в расчет. Подписывается бумага с требованием передать "Роспан" в собственность его трудовому коллективу. Рабочим особенно льстит последнее — ведь в пламенном открытом послании конференции президенту Путину (предложенном Салтыковым) есть не только требование "разобраться в ситуации", но и ссылка на времена, когда первопроходцы "Роспана" "в рваной спецовке" работали на износ и питались исключительно "ржавой селедкой". "Ржавая селедка" оказалась аргументом настолько эмоционально мощным, что в ее тени полностью потонули факты воровства прежнего руководства и резкого увеличения доходов предприятия при новом управляющем. Высокая поэзия победила грубую реальность, и коллектив решил сопротивляться решениям Рубцова вплоть до использования таких революционных форм протеста, как забастовка на рельсах или даже взрыв производственных мощностей. Призывая к "самоуправлению", Салтыков вел дело к самоуправству, чтобы на фоне "народного гнева" продолжать делать с предприятием то, что "Итера" с ним делала до сих пор. То есть — грабить. А конденсат снова хлынул в умело проделанные "Итерой" черные дыры. Снова вернулись к своим кормушкам коррумпированные чиновники и продажные милиционеры. Снова замелькали наперстки конденсатных цистерн и закрутились рулетки газовых вентилей. Игра продолжается, и ставки в ней по-прежнему высоки. Жертвы этого "лохотрона" не только рабочие "Роспана", по наивности не разобравшиеся в ситуации, но и все российское государство, мимо бюджета которого текут полноводные долларовые реки, управляемые тезкой великого поэта и бывшим велосипедистом. Текут куда угодно — в Делавар, Швейцарию, на Кипр, но только не в уже почти пересохшее море государственных финансов. И уж точно не в карманы новоуренгойских рабочих. Им нечего ловить в этих играх и этих реках. Разве что ту самую "ржавую селедку".



    Партнеры