МОНОПОЛЬНЫЕ МАНИПУЛЯЦИИ

7 июня 2000 в 00:00, просмотров: 225

Для каждого из нас очевидно, что Россия — это потенциально богатейшая страна в мире. Но еще более очевидно, что при всех своих возможностях мы невероятно бедны. Денег нет ни в казне, ни у граждан, ни у банков. Проблемы с финансами наблюдаются даже у наших монстров — естественных монополий, на которых держится бюджет. Сегодня они как никогда нуждаются в инвестициях — оборудование уже давно выработало свой ресурс и требует срочной модернизации. И на этой нужде не прочь "подзаработать" некоторые особенно предприимчивые граждане. Кто — большие деньги, кто — политическую или экономическую неприкосновенность. Монополии, которые вроде бы должны подчиняться государству, на деле давно вышли из-под его контроля. Руководство компании самостоятельно решает, как распоряжаться полученной прибылью, и откровенно игнорирует любые попытки государства контролировать этот процесс. При этом формально ни одного российского закона оно при этом не нарушает. Дело в том, что экс-хозяин, государство, не только не является их крупнейшим собственником, но даже не может заблокировать принятие невыгодных для него решений. ...С того момента, как рухнула плановая экономика, не прошло и десяти лет. Срочная приватизация превратила бывшие госкомпании в акционерные общества, которые тут же столкнулись с проблемой безденежья и срочного привлечения капиталов для восстановления доведенного до ручки производства. Во всем мире существует нормальная практика привлечения заемного капитала для развития — инвестиций. Но эти самые инвестиции внутри страны взять было негде. Оставалась одна надежда — на Запад. Здесь-то и была зарыта собака множества наших сегодняшних проблем. Дело в том, что большинство компаний, которые могли заинтересовать иностранных инвесторов, попадали в список так называемых стратегических, к которым иностранцев не подпускали на пушечный выстрел. Мировой рынок капиталов, способный решить многие проблемы российских корпораций, оказался для них закрыт. Но нет такого замка, который невозможно открыть. Таким ключиком стали новые финансовые инструменты — американские депозитарные расписки (АДР), подтверждающие право владения определенным количеством акций. Компания нанимала крупный банк, который покупал ее акции, регистрировал их на свое имя и хранил их в России. А в Америке выпускал депозитарные расписки, которые спокойно мог продавать иностранным биржевым игрокам. Такая схема работы устраивала всех. И крупные российские компании. И инвесторов, за которых банк осуществлял все связанные с акциями формальности: хранил их в России, конвертировал и передавал дивиденды, представлял на общих собраниях акционеров, голосуя по инструкциям, полученным от владельцев АДР. Некоторое расхождение законодательств никого не смущало (по российскому законодательству банк, который приобретал акции на свое имя, признавался полноправным акционером и собственником акций. По американскому — хозяином российских акций признавались владельцы этих АДР, а банк выступал в роли обычного посредника, оказывающего услуги по хранению акций). Рынок услуг по выпуску депозитарных расписок на акции российских компаний фактически монополизировал "Бэнк оф Нью-Йорк". Воспользовавшись этими расхождениями, он изобрел такую схему голосования, которая позволяла руководству компании манипулировать голосами владельцев ценных бумаг. Как уже было сказано, на собрании акционеров банк голосует не самостоятельно, а по инструкциям владельцев АДР (этим подчеркивается тот факт, что банк не принимает решений за их владельцев.) Но большинство владельцев депозитарных расписок — инвесторы не стратегические, а портфельные. Попросту говоря, спекулянты, которые делают деньги на разнице курсов. Поэтому право голоса, которое дает им владение акциями, им в принципе не нужно. Соответственно никаких инструкций банку они не дают. В этом случае, вместо того чтобы воздержаться от голосования, "Бэнк оф Нью-Йорк" выдает доверенность на голосование их акциями какому-то третьему лицу. Которое в соответствии с договором о выпуске АДР назначается... самой российской компанией. На Западе руководству компании принято доверять (если менеджер будет работать плохо, акционеры просто заменят его). Поэтому положение договора о том, что вместо них на собрании акционеров проголосуют представители компании, не вызвало у владельцев АДР возражений. Им и в голову не могло прийти, что руководство российских гигантов распорядится их голосами. Примером одной из таких манипуляций является принятие летом 1999 года поправок в устав РАО "ЕЭС России". На собрании акционеров 25 июня 1999 года были приняты изменения в устав, в соответствии с которыми назначение и досрочное освобождение от должности председателя правления изымались из компетенции совета директоров и передавались в компетенцию собрания акционеров, которое должно решить этот вопрос тремя четвертями голосов. Таким образом государство, ранее назначавшее и смещавшее руководство РАО посредством большинства своих представителей в совете директоров, после принятия изменений к уставу этой возможности лишилось. При этом лица, контролирующие в совокупности более 25% голосов, получили право блокировать решения о досрочном освобождении от должности действующего и назначении нового председателя правления. В частности, такими "лицами" являются иностранные акционеры РАО "ЕЭС", на долю которых приходится более 30% акций (в том числе более 25% акций через АДР "Бэнк оф Нью-Йорк"). И действующий председатель правления получил возможность фактически бессрочно оставаться на своем посту — его традиционно поддерживают иностранные акционеры, в руках которых оказался контроль над российской госмонополией. Кроме того, по соглашению с "Бэнк оф Нью-Йорк" о выпуске АДР этот бессменный председатель правления имеет возможность контроля над значительной частью голосов иностранных владельцев АДР... Если в ближайшее время доля иностранцев и сократится, то она вряд ли составит менее 25%, так как закон от 7 мая 1998 года закрепил возможность нахождения такого пакета акций в собственности иностранцев. На момент его принятия доля нерезидентов в РАО уже составляла более 31%. Способа законным образом сократить ее Государственная Дума так и не изобрела. В настоящее время обсуждается возможность "размыть" долю иностранцев в нашей энергетической монополии хотя бы до уровня 25% за счет дополнительной эмиссии акций. P.S. В этой истории наметился новый поворот. Сегодня иностранные инвесторы — акционеры "РАО "ЕЭС" собираются подать жалобу по ущемлению их прав. В связи с перспективой реструктуризации энергетического монополиста, которая может повлиять на курс акций, они планировали провести внеочередное собрание акционеров. И получили от ворот поворот. Им заявили, что права голоса у них нет — оно принадлежит руководству РАО. Поэтому обсуждать с ними планы развития компании никто не собирается...



Партнеры