ЖЕРТВА ТАБАКОВА?

10 июня 2000 в 00:00, просмотров: 353

Вчера в 11 утра во МХАТе им. Чехова был аншлаг. Большой сбор из народных и заслуженных артистов, студентов, билетеров, гримеров, администраторов и прочих работников театра, а также заинтересованной общественности, случился отнюдь не по поводу последнего прогона премьерного спектакля. Вчера труппе МХАТа официально был представлен новый руководитель театра — Олег Табаков. По словам министра культуры Михаила Швыдкого, выбор кандидатуры Табакова — не только его личная симпатия, а мнение всей театральной общественности: "Олег Павлович знает не понаслышке о развитии и проблемах МХАТа". Сам виновник торжества скромно сидел в конце первого ряда, внимая министру. Однако когда его позвали к микрофону, в добром, милом ОП заговорил строгий руководитель. — К сожалению, сначала надо решить вопросы презренной прозы, — сказал Табаков. — Во-первых, нужно привести в порядок закулисное хозяйство. Далее — дисциплина. Предупреждаю сразу: нарушители в театре работать не будут. И самое главное: во МХАТ должен вернуться зритель. Ведь самое страшное для артиста — играть в полупустом зале. Что касается репертуара, то, по его словам, спектакли, которые не способствуют славе и памяти Олега Ефремова, должны быть сняты с афиши. Табаков намерен привлекать молодую режиссуру, в частности — учеников Петра Фоменко, самого Фоменко. И, разумеется, будет обновлять труппу. — Невостребованные актеры — это контейнер с радиоактивными отходами. Актер должен играть, а зритель — его любить и лелеять. Многие наблюдатели считают, что с появлением в Художественном нового лидера все только начинается. Какие первые шаги после резких заявлений предпримет Табаков — неизвестно: у него пока нет конкретной программы. Но однозначно — в Камергерском грядут кадровые перестановки, и уже известно, что альма-матер, то есть Школу-студию, Табаков намерен передать известному критику Анатолию Смелянскому. Следует ожидать перемен и в дирекции, что вполне естественно: новому командиру требуется новая или по крайней мере обновленная команда. Как бы там ни было, но театральный мир разбился на два лагеря — оптимистов и пессимистов. Последние утверждают, что даже такому крутому мужику, как Табаков, вряд ли что удастся изменить на объекте национального достояния. И его, Табакова, жалеют. Оптимисты же предлагают резать по живому: менять труппу, на ключевые должности сажать своих людей и даже брать в свои руки тот МХАТ, что у Дорониной, — словом, "мы наш, мы новый..." Знаем, проходили... Застывшее ожидание — вот какое определение скорее всего подходит нынешнему состоянию Художественного театра и тому что вокруг него.



Партнеры