ОЗВЕРЕВШАЯ СТОЛИЦА

27 июня 2000 в 00:00, просмотров: 755

Вечные сугробы и бесчисленные медведи на улицах... С легкой руки заезжих иностранцев Москва уже который век не может избавиться от такой экзотической харизмы. Главное ведь — и топтыгины-то у нас в городе давным-давно в дефиците (последнего дикого медведя на территории Москвы извели более 200 лет назад)! Однако никого этими аргументами переубедить не удается. Тем паче что помимо косолапых всякой другой "дикорастущей" фауны в Первопрестольной всегда предостаточно было. Или бывало. "Вчера на Мясницкой улице откуда-то появился волк. Волк бежал серединой улицы от Мясницких ворот к Лубянской площади. Появление волка вызвало замешательство публики и испугало многих лошадей. Городовой вместе с дворниками загнали волка в большой ящик. Через некоторое время явился егерь владельца волка, студента Н.Пахомова. По его словам, волк ручной, он сбежал из конуры. Животное возвращено владельцу под расписку". "Русское слово", 10 апреля 1914 г. Судя по этой газетной публикации, для г-на Пахомова история с беглым волчарой закончилась благополучно. А вот другому студенту — много лет спустя — общение с представителем дикой природы обошлось куда дороже. Дело было в середине 70-х, неподалеку от высотки МГУ. Компания молодежи шла по аллее после окончания лекций. Вдруг из кустов на ребят выскочил здоровенный кабанище. Уж каким ветром его занесло из подмосковных лесов в столицу, неизвестно, однако секач был в тот момент явно не в духе. Раздраженное городским шумом и суетой животное атаковало людей, оказавшихся на пути. Пришлось им уворачиваться от острых кабаньих клыков и спасаться бегством. Но одному из группы не повезло: кабан сумел его опрокинуть и даже поранил. Четвероногого хулигана вскоре после этого изловила специально вызванная егерская "группа захвата". А пострадавшего студента отправили в больницу. Там его разыскал репортер столичной газеты — взял короткое интервью и пообещал обиженному кабаном парню, что в завтрашнем же номере будут фигурировать его имя и фамилия. Впрочем, с прославлением раненого студента получилась осечка — редактор "завернул" "жареную" тему: "Случай любопытный, однако он выставляет нашу Москву в невыгодном свете. Как же так: столица первого социалистического государства — и вдруг чуть ли не в центре города кабаны бегают, на людей нападают... Из горкома нам за такую публикацию знаешь что будет?!" Но журналист оказался человеком слова. Обещал студиозусу, что о нем в газете упомянут, — и добился своего. Правда, для этого ему пришлось вновь посетить своего подопечного в больничной палате: "Раз про историю с кабаном написать не удалось, давай-ка, приятель, скажи несколько слов о том, что ты думаешь о недавно завершившемся визите Брежнева в Западную Европу, — уж это наверняка удастся протолкнуть в колонке "Отклики". Там и фамилию твою укажем". В результате несколько общих фраз во славу генсека, сказанных студентом Л., были-таки опубликованы в прессе. Кабан посодействовал! ] ] ] Еще лет двадцать назад дикие животные из подмосковных лесов были частыми гостями в городе. Иногда за день эвакуировали из "каменных джунглей" по 7—8 зверей. Причем отдельные "дикари" умудрялись забираться в самую глубь столичных кварталов. Летом 1983-го, например, пришлось отлавливать лося на Таганской площади. В 87-м какой-то нахальный кабан устроил променад по Бульварному кольцу. А годом раньше барсук притопал из леса прямехонько к перронам Киевского вокзала. Настоящему лосиному нашествию подверглись однажды обитатели микрорайона возле метро "Сокол": сохатый забрел средь бела дня во двор школы, а еще два его сородича в это же самое время вздумали попастись на территории соседнего детского садика. Однако все рекорды "проходимости" побил шустрый барсучок, пробравшийся... в подвалы храма Василия Блаженного! Подземелья эти — зона особо режимная: как-никак над ними находится уникальный собор-музей с ценнейшими экспонатами, совсем рядом — Кремль, на территорию которого ведут трассы подземных коммуникаций. Естественно, везде — решетки, двери, замки... Естественно, на всех дверях и решетках установлены чуткие датчики сигнализации... Вдруг ночью на пульт к дежурному поступает сигнал, извещающий о попытке проникнуть в "запретку", следом — еще один, уже из глубины подземелий. Кто-то ходит по подвалам! Подняли по тревоге подразделения кремлевской охраны, оцепили храм, тщательно обследовали подвальные помещения — никого... На следующую ночь тревога повторилась, и вновь поиски гипотетического диверсанта не дали никаких результатов... Как утверждают, эта "заморочка" длилась трое суток — КГБ с ног сбился! Хорошо, что нашелся среди особистов любитель-охотник: он-то и заприметил на пыльном полу в одном из подземных закоулков следы барсучьих лап. Только тогда сообразили, какой такой нарушитель всем покоя не дает. Поставили в подвалах ловушки — и вскоре барсук угодил в плен. Злостного нарушителя приговорили к отправке в Пензенский зоопарк. ] ] ] Совсем в другое время и совсем в другой ситуации "городской" зверь невольно стал причиной еще более острых переживаний. Дело вполне могло кончиться летальным исходом. А начиналось все вполне безобидно. Как-то под вечер 7 апреля, на Благовещение, возвращалась с гулянки развеселая компания купеческих сынков. Хоть и были господа "под мухой", но один из них вспомнил-таки, что по случаю этого праздника полагается обязательно выпускать на волю птиц. Как назло, торговля пернатыми (которых специально привозили для такого случая на московские рынки) уже закончилась, весь живой товар птицеловы распродали. Однако купчикам приспичило непременно освободить из неволи хоть кого-нибудь! Тут им и подвернулся на улице бродячий актер с дрессированной обезьянкой в клетке. "Во! Давайте заместо синицы эту макаку выпустим!" Тщетно отказывался хозяин обезьяны. Гуляки ему всучили несколько крупных купюр и забрали клетку с мартышкой. Проехав еще пару кварталов, приступили к процедуре освобождения. Упирающуюся зверюшку все-таки вытряхнули из ее решетчатого домика и — чтобы она поскорее отправилась на вольную прогулку — как следует шуганули. Перепуганное животное бросилось прочь, одним махом забралось на дерево, прыгнуло с него на соседнее... "Вот и отпустили!" Удовлетворившись произведенным в честь праздника действом, купцы-молодцы отбыли восвояси. А несчастная макака сидела на дереве до тех пор, пока окончательно не замерзла. В поисках тепла она забралась через открытую форточку в комнату ближайшего дома. Хозяин жилплощади мирно почивал после употребления изрядной доли спиртного. Под утро он очнулся от тяжких снов, глянул вокруг мутным взором и увидел на спинке стула... "Черт! Черт пришел! За мной пришел!" А вы бы на месте этого аборигена что подумали, увидев с похмелья в своей комнатушке какое-то волосатое и лупоглазое существо?.. Обезьянка, в очередной раз напуганная, пулей выскочила обратно в форточку, а у мужичка случился сердечный приступ. К счастью, все обошлось. Однако, как утверждали московские бытописатели, раскопавшие эту историю, "визит дьявола" так запал в душу трудяге-алконавту, что он с тех пор зарекся "отхлебывать лишнего". ] ] ] От кабанов, барсуков и обезьян перейдем к иным представителям фауны, которые тоже оставили — и оставляют до сих пор! — свой след в городской жизни. И хоть размером они поменьше, зато берут численностью: чуть ли не по штуке на каждого москвича. Догадались, о ком идет речь? О них самых, о сереньких да хвостатеньких. О крысах с мышами. На протяжении веков эти твари были сущим наказанием для горожан. Причем страдали от нашествия зубастой мелюзги даже высшие слои общества. Сколько мебели и дорогих обоев было погрызено, сколько нарядных шалей и платьев испорчено в сундуках! Война с грызунами шла не на жизнь, а на смерть. К ней присоединился даже сам генерал-губернатор: его канцелярия в середине прошлого века выпустила распоряжение о том, чтобы каждый московский торговец, продававший "устройства от мелких зверьков домашних" (то есть, проще говоря, мышеловки), ежемесячно поставлял по пять таких "устройств" в генерал-губернаторскую резиденцию на Тверской — для защиты Его Высокопревосходительства от расплодившихся тварей. Насколько преуспел столичный руководитель, уничтожая крыс и мышей в своих апартаментах, неизвестно. Зато в те же годы некий московский рационализатор умудрился опробовать весьма оригинальный метод массового истребления грызунов, обитавших в районе Крымского моста, у Провиантских складов. Само это название уже объясняет сложившуюся ситуацию: на богатых армейских харчах жировало великое множество крыс. "Серое воинство" после сытной трапезы регулярно отправлялось к соседней Москве-реке — утолить жажду. По рассказам современников, зрелище было внушительное: порою грызуны бежали широкой сплошной лентой! (Даже часовой у Провиантских складов прятался от такого нашествия в нишу стены.) Способ дератизации был предложен простой, как дважды два. На традиционных маршрутах крысиных шествий разлили керосин и во время очередного выхода на водопой подожгли его. Образовавшиеся огненные змейки тут же настигли хвостатых обжор, и сотни зверьков вспыхнули маленькими факелами... Одного не учли организаторы этого "крематория": крысы-то в свои предсмертные секунды успели разбежаться по окрестным щелям, подвалам. И заполыхали пожары у Крымского моста!.. ] ] ] Еще одна многочисленная популяция в Москве — вороны. Их, конечно, куда меньше, чем крыс и мышей, но счет тоже идет на десятки, сотни тысяч. В начале 1980-х "вороний вопрос" особенно обострился в самом центре города. Комендатура Московского Кремля никак не могла справиться с распоясавшимися каркушами. Около 4 тысяч этих птиц облюбовали местом своего пребывания кремлевские твердыни. Мрачноватая, конечно, картина: кружащиеся над правительственной резиденцией черные стаи воронья... Кроме того, бесцеремонные птицы устраивали шумные перебранки прямо под окнами генсека, выклевывали цветы на клумбах, повадились кататься на хвостах с луковиц соборов, обдирая при этом тонкую позолоту... Не говоря уж о том, что вся территория Кремля оказалась "простреливаемой" сверху. Едкий птичий помет портил кровли и купола, оставлял отметины на полированных крышах "членовозов", а порою крылатые "снайперы" попадали и в руководителей партии и правительства. Как бороться с такой напастью? Стрелять? Но ружейная канонада над Кремлем вовсе неуместна. Ловить сетями? Очень много волынки и мало эффекта. И вот тогда было предложено эксклюзивное "ноу-хау": ворон попробовали угостить приманкой со снотворным (мол, когда заснут, мы их подберем и вывезем прочь без лишнего шума). Однако пернатые спутали все стратегические планы. Поклевав на кремлевских лужайках корм с подмешанным в него лекарством, они вдруг поднялись и улетели в соседние кварталы города. Сон сморил часть стаи как раз во время отдыха на территории одного из иностранных посольств. Дипломаты были в панике, когда на их резиденцию начали валиться с деревьев недвижимые птицы. Газовая атака? Экологическая катастрофа? Диверсия?.. Скандал получился изрядный: поди докажи, что на представителей ведущей державы мира никто и не думал покушаться! Естественно, после такого конфуза о применении химии в борьбе с воронами уже не могло быть и речи. Вместо этого призвали на подмогу специально натренированных охотничьих птиц — ястребов и соколов. Результат превзошел все ожидания: с вороньим террором в правительственной резиденции страны было покончено...





Партнеры