НОЛЬ ЧАСОВ

28 июня 2000 в 00:00, просмотров: 295

Известный писатель Михаил Веллер написал новый роман "Ноль часов, или Крейсер плывет..." с литературными аллюзиями, с элементами самопародии, с трансформацией всей советской истории. К тому же — приключенческий, сатирический, с юмором на уровне антиутопии. При всем при том произведение явно претендует стать бестселлером, где политика — лишь повод для слезы смеха и надежды. Неожиданным образом действующими лицами сочинения становятся те, кто вершит сегодня судьбу России: Путин, Березовский, Лужков и другие известные лица. Естественно, все предстают совершенно в неожиданном ракурсе — плывет переоборудованная "Аврора", чтобы стать напротив Кремля и пальнуть... Еще в 93-м году Веллер был представлен читателям "МК" одним рассказом. За это время его книги переиздавались на английском, датском, французском, голландском, немецком и даже один роман — "Приключения майора Звягина" — вышел в Китае. Согласно последним ученым исследованиям, сексуальные фантазии посещают мужчину от двух раз в сутки до трех раз в минуту, как сознательно, так и бессознательно. Поистине стоит писать диссертации, чтобы с научной достоверностью установить, что рядовой Иванов при взгляде на кирпич думает о бабе, потому что он думает об этом всегда, как и утверждает старый анекдот... ...Если матрос не всегда говорит о бабах, это еще не значит, что он не всегда о них думает. Главные мысли никуда не исчезают, просто они присутствуют молча, как воспитанные собеседники не перебивают говорливых гостей, у которых срочное дело. Они знают, что важное дело спешным не бывает, ибо нужда его постоянна... Судовой комитет, уеденный грубым обломом братания с коммунистами, которых, может, не очень и хотелось, но, с другой стороны, свобода поступка была ущемлена, — реввоенсовет пил чай и говорил о бабах. Возбужденная коммунистами психика требовала чего-то. А может, наоборот, — возбужденная воздержанием психика потому и кинулась на коммунистов. На фига коммунизм тому, кому и так хорошо. Самые осведомленные по части окружающей местности люди — это, естественно, штурмана, а после них — рулевые. Матрос Габисония побежал в рубку, сунулся в атлас и принес весть, что скоро будет город Углич... ...В командирской каюте сидел, естественно, командир Ольховский и, перечитывая поданный на подпись расход продуктов, в данный момент подавлял в себе, что также вполне естественно, аналогичные фантазии. Конечно, сорок три года — это не двадцать, однако отнюдь еще не старость. Даже самые ревностные и верные традициям брахманы в этом возрасте еще не уходят в отшельники, исправно исполняя свои мужские обязанности. При виде вестника несчастья Ольховский застонал. Эротические фантазии испарились, уступив место иллюстрациям из "Истории смертной казни в России". — Песец на мою лысую голову, — сказал он печально. — Опять? Шурка с сомнением взглянул на темно-русый пробор. — Петр Ильич, да ничего такого, — успокоил он. — Да? Чудо. Ты прелесть. А не такого? — Петр Ильич, как вы относитесь к женщинам? Ответ был лаконичен, циничен и преувеличен... — Петр Ильич... Ну всего-то: пустить ребят на несколько часов в увольнение. Ну проведут время с девушками. — Читать умеешь? Читай. Неси и читай всем вслух. — Ну и денег немного выдать. Сами понимаете... — Матросы денег не берут! — Ольховский подумал, что пошлость ответа на уровне пошлости ситуации. — Крошка сын к отцу пришел: папа, дай денег на бордель. Шурка принес революционерам несколько вариантов командирского решения проблемы... ...Реввоенсовет принял удар, утер плевок, поднял перчатку и постановил: на коммунистов плевать, но баб не уступим. Или к чертовой матери стопорим машины, съезжаем на берег и сдаемся в ближайшую комендатуру — или играем заход в Углич и получаем полста баксов на рыло и четыре часа увольнения всем желающим... — Вот и бунт, — въехал в перспективу Ольховский. — А чего еще ждать от демократии при единоначалии? Старпом Колчин по кличке Колчак отнесся к народным волнениям на удивление трезво. — Зачем брызгать против ветра, если есть благоустроенные гальюны? — рассудил он. — Чтобы тебе подчинялись в главном, надо знать меру и идти навстречу в мелочах. Мы сейчас в положении пиратского корабля, где офицеры должны ладить с командой и оставаться единомышленниками. — Ты представляешь, что такое отпустить их сейчас на берег к блядям? В лучшем случае они разнесут город. — Да уж... есть такая морская традиция. В хороших портах это всегда знали. — В хороших портах есть бордели и вышибалы. — С борделями проблем нет, а вот вышибал наши мальчики сами вышибут теперь. — Что ты предлагаешь? — Принять девок на борт. Лицо Ольховского уподобилось роялю с открытой крышкой, где музыка застряла меж бессмысленно белеющих клавиш... ...Судя по количеству объявлений, Углич был центром секс-туризма и мог бы конкурировать с Бангкоком и Тенерифом. Учитывая отсутствие урбанистического размаха в скромном пейзаже, половина его женского населения должна была работать на холдинг "Мамона и Афродита". Выбрали самые краткие и неброские объявления: у тех, кто экономит на рекламе, и цены могут быть пониже. — Алло! — начал переговоры лейтенант: он чувствовал приятную раскованность, оттого что звонит в столь интимный адрес по сугубо казенной надобности. До сих пор бедность и молодость сводили его только с бесплатной любовью. — Вы оказываете интимные услуги? — Что вас интересует? — прошелестел приятный женский голос... — И... сколько стоит... это? — Два часа — пятьдесят долларов. Один час — тридцать пять. Если на всю ночь — это будет сто. Вы делаете заказ? — Да. — Ваш адрес? — Так. Хорошо. Сколько у вас есть девушек? — У вас компания? — Да. — И сколько девушек вам нужно?.. — Тридцать восемь, — сказал Ольховский и отдал трубку. — Что вы сказали? — терпеливо повторил голос в ней. — У нас корабль, — сказал лейтенант. — В порту стоим. — Понятно. Нет, столько у нас нету. Мы можем прислать вам четверых. Где вы будете встречать? Какой корабль?.. Во втором месте нашлись пятеро, в третьем телефон не отвечал, в четвертом извинились, что как раз сегодня свободных девушек нет. — Русский вариант бардака, — саркастически сказал Колчак. — Даже бардак наладить не могут. ...Есть такой один из бесконечных американских телесериалов под названием "Корабль любви". Там все ходят по шикарному белому лайнеру в шикарных белых тропических костюмах, пьют цветные коктейли, падают в голубые бассейны и с трогательным юмором крутят романы с изящно эстетизированной эротикой. Ну так в железных и плохо освещенных закоулках крейсера все было не совсем так или даже вовсе не так. Хотя, если бы шкодный бес, наскучив толканием в ребро и охромев от усилий, приподнял в этот час палубу крейсера, он мог бы обнаружить и сцены примечательные... ... Из последствий праздника любви на корабле можно перечислить лишь такие мелочи, как обращения к доктору по поводу вывиха колена, ушиба локтя, потертости на копчике и один случай разрыва уздечки. Проклятая проза!



    Партнеры