ОТ “ЗВОНКА” ДО ТУБЕРКУЛЕЗА

29 июня 2000 в 00:00, просмотров: 200

Неправда, что пресса вспомнила о российских зэках только после ареста Гусинского. Все газеты — и "МК" в первых рядах — из года в год долбили ГУИН и прокуратуры: так жить нельзя! посмотрите, что в тюрьмах делают с людьми! измените ситуацию, пока не дошло до большой беды! Тысячи писем приходят к нам из мест лишения свободы, десятки материалов написаны по ним за последние годы. И что же? Прокуроры всегда отвечали стандартно: "Факты, изложенные в статье, не подтвердились". Никто просто не хотел нас слышать — а уж зэкам из-за решеток и подавно невозможно достучаться до властей... И вот передо мной лежит любопытный документ: "Справка по результатам проверки законности содержания в СИЗО лиц, заключенных под стражу". Его составили в конце мая не дилетанты, а самые что ни на есть профи — Управление по надзору за законностью исполнения уголовных наказаний Генпрокуратуры РФ. Цифры и факты, приведенные в справке, потрясают. Спорить с ними бессмысленно: уж если "недостатки" (точнее будет сказать, преступления) заметила наконец высшая надзорная инстанция страны, значит, на самом деле все еще хуже. А чтобы эти данные не остались "для служебного пользования", мы решили их опубликовать. Сначала — факт известный и, слава Богу, признанный официально: следственные изоляторы переполнены по всей стране и до европейской нормы в 4 кв. м на человека ну никак не дотягивают. Но насколько наши "нормы" отличаются от международных? Оказывается, "средняя наполняемость СИЗО по стране превышает их лимит в 2,3 раза. В Чувашской республике, г. Санкт-Петербурге, Тверской и Тульской областях изоляторы переполнены в 3,2—3,8 раза, а в Ханты-Мансийском автономном округе в 4,3 раза". Московские изоляторы в списке самых "тяжелых" почему-то не значатся. Хотя и Бутырскую тюрьму, и "Матросскую Тишину" бывшие арестанты вспоминают как настоящий ад, по сравнению с которым любая зона — Канарские острова... Свободным людям просто невозможно представить себе, что стоит за сухими цифрами. Ведь если в 40-местную камеру набить 120 зэков, они не только будут спать в три смены. Они круглые сутки сидят на полу, прижавшись друг к другу, как в автобусе в час пик. Не день сидят, не два — месяцы, а то и годы! Многие курят, тут же рядом параша — дышать нечем. Туберкулез, чесотка, вши — все известные медицине болезни распространяются мгновенно. А еще в воздухе витает всеобщая озлобленность, мгновенно приводящая к дракам. Вот почему правозащитники считают такие условия натуральной пыткой. Каково же вынести все это человеку, которого позже суд признает невиновным? Кто и чем компенсирует ему все эти унижения, издевательства сокамерников, подорванное здоровье, материальный ущерб от неосуществленных проектов? Как следует из справки, "в 1999 г. и I квартале с.г. органами следствия и судами прекращены уголовные дела в отношении, соответственно, 2333 и 5144 содержавшихся под стражей лиц... Удовлетворены 11050 жалоб на необоснованные арест либо продление срока содержания под стражей". Вдумайтесь! Свыше 18 тысяч наших сограждан сидели в тюрьмах вообще зря либо гораздо больше, чем того требовали интересы дела! Это целый город — райцентр, который по чьей-то вздорной прихоти или преступной лени лишился своих жителей. Там остановились заводы, закрылись магазины, вымерли улицы... И все потому, что оперативники разучились раскрывать преступления, а следователи — доказывать вину без того, чтобы не сломить подозреваемого неволей. В каталажку сейчас волокут за все: за подтертую строчку и мелкую кражонку, по навету соседа и за косой взгляд. "Каждый седьмой из числящихся за органами следствия и дознания арестован за преступления небольшой и средней тяжести... 11,2 тыс. следственно-арестованных составляют женщины и несовершеннолетние... Свыше 41% арестованы по ч. 2 ст. 158 УК РФ за кражи, ущерб от которых во многих случаях весьма незначителен". Между прочим, в УПК помимо заключения под стражу есть еще такие меры пресечения, как подписка о невыезде и денежный залог. Ну куда сбежит от следователя мать двоих детей, попавшаяся, например, на взятке? А если человек или его друзья готовы внести залог за причиненный кому-то материальный (не физический!) ущерб, и сумма этого залога сполна перекроет украденное, — то и скатертью дорога. Деньги-то вернутся к потерпевшему. Только за одну неделю, с 8 по 14 декабря 1999 г., проверяющие освободили из изоляторов 972 обвиняемых. И были абсолютно правы, потому что позже "в отношении 51 из них уголовные дела были прекращены, причем в отношении 18 лиц — по реабилитирующим основаниям. 285 человек осуждены условно или к мерам наказания, не связанным с лишением свободы". Так стоило ли огород городить? Кстати, еще один интересный факт. "Несмотря на то что многие освобожденные не имели постоянного места жительства или работы, ранее судимы, обвинялись в совершении тяжких и даже особо тяжких преступлений, изменение им меры пресечения не повлекло серьезных негативных последствий для отправления правосудия. От следствия и суда скрылись 5,6% освобожденных". Значит, можем, если захотим?.. Ладно, у следствия есть хоть какие-то сроки. Пусть они продлеваются, но больше года дела расследуются все-таки в исключительных обстоятельствах. А потом передаются в суд. Вот тут-то и начинается самый кошмар. Суд вообще может забыть о том, что какой-то ничтожный червяк ждет не дождется, когда справедливый дядя судья решит его судьбу. А дядя заболел, ушел в отпуск, решает квартирную проблему, подменяет товарища, выстраивая очередь из дел... По 5 лет проходит от ареста до приговора! "По данным Минюста России, на 01.04.2000 за судами 1-й инстанции от 1 года до 2 лет числились 3626 человек (из них 151 женщина и 687 несовершеннолетних), от 2 до 3 лет — около 400 человек (в т.ч. 13 женщин и 5 несовершеннолетних), свыше 3 лет — 41 человек". Теперь понятно, почему СИЗО никак не могут разместить по-человечески всех подследственных. Дело уже давно завершено, следователи шлют новых арестантов, а старые все сидят и сидят, маясь беспросветной неизвестностью... "Из общего количества содержавшихся на 01.04.2000 под стражей лиц за судами 1-й и 2-й инстанций числилось 55,3% (156235 человек). В Республике Коми, г. Москве, Астраханской, Воронежской, Ростовской, Свердловской областях и некоторых других регионах удельный вес данной категории превышал 60% от фактического наполнения изоляторов, а в Тульской области достигал 83%". А потом, уже после приговора, осужденных некому и не на чем развозить по зонам. А еще в стране не хватает колоний особого режима, и "пожизненники" продолжают сидеть в общих камерах изоляторов, развращая тех же мелких воришек. И до сих пор, несмотря на многолетнюю говорильню и строгие предупреждения ВОЗ, невозможно "отселить" всех туберкулезников от здоровых, и нет ни одного специализированного учреждения для больных СПИДом... "В результате почти 400 ВИЧ-инфицированных и свыше 500 больных туберкулезом осужденных незаконно отбывают наказание в следственных изоляторах". Строки, которые я хочу привести далее, не из прокурорской справки. Они — из письма зэка, которое тот сумел обходными путями передать в редакцию. Но они великолепно иллюстрируют казенные фразы. "В 1996 г. за совершенное преступление я был водворен в СИЗО 48/1, знаменитую "Матросскую Тишину", — абсолютно здоровым человеком. В 1998 г. я заболел, и меня перевели в больницу СИЗО. Там мне делали уколы и брали кровь на анализ. Все это шприцами многоразового использования. И я был инфицирован ВИЧ. Сами врачи говорят, что мне осталось не более 7 лет жизни. Но администрация СИЗО не хочет признавать свою вину. После того как анализы подтвердили мое заболевание, меня стали уговаривать, чтобы я написал заявление о том, что являюсь наркоманом и длительное время употреблял наркотики. Хотя за 37 лет наркотиков я ни разу не пробовал. Меня как человека, которого по преступной халатности заразили смертельной болезнью, должны были бы направить для лечения в специализированную больницу. А меня хотят убрать в лагерь, чтобы я умер там за колючей проволокой. В СИЗО я не один такой. Никакой медицинской помощи нам тут не оказывают. Мы просто медленно умираем! Илья Веряскин". Но вернемся к нашей справке. Справедливости ради следует отметить, что проверяющие из Генпрокуратуры не щадят в ней и своих коллег, местных прокуроров. А те чудят как могут. Не только не проверяют изоляторы — все ли там в порядке, нет ли жалоб, — но и сами влегкую нарушают законы. Нагло врут начальникам СИЗО о сроках расследований, покрывают преступников-контролеров. Дошло до того, что в Красноярском крае стали по телефону сообщать сотрудникам изоляторов, кого из зэков отпустить, а кого отправить в суд. Бумаги у них не хватает, что ли... Собрать все вместе — картина выходит жуткая. И никакой "хороший начальник" не спасет. Всего сейчас заперто в изоляторах примерно 270 тыс. человек. Даже если выпустить всех, кто сидит вопреки закону и здравому смыслу, останется еще предостаточно. И преступность что-то пока не собирается идти на спад. Очевидно, что без строительства новых тюрем и реконструкции существующих не обойтись. Соответствующая федеральная программа есть — утверждена еще в 1994 году. Но выполнена эта программа всего на 12%. Нет денег. Если нет денег и искреннего желания в корне переломить ситуацию, остается ждать большой беды. Озверевшие зэки — не дети в песочнице, которые покапризничают да и успокоятся. Их бунт будет действительно кровавым и беспощадным. "РАСКРУТКА" СВИДЕТЕЛЕЙ ОТМЕНЯЕТСЯ На днях Конституционный суд принял революционное для правоохранительной практики решение. Он подтвердил, что отныне не только подозреваемый, но и свидетель в уголовном деле имеет право на защиту. Это положение сильно осложнит работу недобросовестным следователям. Ведь десятилетиями они придерживались простой схемы. Вызывали человека на допрос в качестве свидетеля (а свидетель не вправе отказаться от дачи показаний) и "раскручивали" его с глазу на глаз по полной программе. А под занавес объявляли его подозреваемым. Но у подозреваемого-то совсем другие права! Во-первых, он может молчать как рыба. Во-вторых, ему уж точно положен адвокат. Теперь подобной практике должен прийти конец. Свидетели будут являться к следователям со своими адвокатами, которые с ходу отметут все "лишние" вопросы. Например, даже будучи свидетелем, человек — опять же в соответствии с Конституцией — не обязан давать показаний против себя и своих близких. Отдел расследований.



Партнеры