ГУД БАИ, ЭЛИАН!

1 июля 2000 в 00:00, просмотров: 472

Семь месяцев прошло с тех пор, как в День благодарения мальчик Элиан Гонзалес, чудом спасшись, оказался на американской земле. И вот в канун Дня независимости он покинул ее. Все эти дни были заполнены человеческой драмой, политическими играми и судебной казуистикой. Шло "перетягивание каната", хотя "канатом" был ребенок, только что потерявший мать, которая погибла на его глазах во время безрассудного побега с Кубы. После того как Апелляционный суд США отказался пересмотреть дело Элиана Гонзалеса, поднятое его майамскими родственниками с целью воспрепятствовать возвращению ребенка на Кубу вместе с прибывшим за ним отцом — Мигелем Гонзалесом, судебный запрет мог остановить их вылет в Гавану лишь до 4 часов дня (по вашингтонскому времени) в среду, 28 июня. Майамские родственники Элиана, кубинские эмигранты-антикастровцы предприняли последнее отчаянное усилие — обратились в Верховный суд США. Но верховный судья Энтони Кеннеди, который рассматривал эту жалобу, отклонил просьбу о рассмотрении в суде дела о предоставлении Элиану убежища и о продлении срока запрета на выезд из страны. Свое решение Верховный суд вынес быстро — в первой половине дня, — и семейство Гонзалесов немедленно двинулось в путь. В аэропорту их поджидали два небольших реактивных самолета, зафрахтованных специально для них. В один самолет сели Элиан, его отец, приемная мать и его семимесячный братик. Во втором самолете разместились школьные друзья Элиана и его учительница, которые прилетели с Кубы после того, как Элиан был передан под опеку отца. Перед отлетом Мигель Гонзалес сделал небольшое заявление на испанском языке. Он сказал, что искренне благодарит "красивых и умных американцев" за сочувствие и помощь, которые они оказали ему в усилиях вернуть сына. Бросок с аэропорта имени Даллеса до гаванского — имени Марти длился ровно 3 часа 4 минуты. Американские обозреватели гадали: прибудет ли Фидель Кастро в аэропорт встречать самого знаменитого кубинского мальчика или нет? Кастро не прибыл. Хитрый политик, он якобы заявил, что не хочет политизировать факт возвращения Элиана на Кубу и не намерен "злорадствовать" по поводу поражения кубинских эмигрантов и американских консерваторов. Итак, Элиан оказался в объятиях не Фиделя, а своих бабушек, дедушек, дядь, теть и единственной прабабушки, которая боялась, что умрет, так никогда не увидев его. Ее страхам не суждено было сбыться. Правнук вернулся. Он улыбался ей беззубым ртом. За время пребывания в США у Элиана выпали два верхних молочных зуба, но от этого его знаменитая улыбка стала еще более обворожительной. Пионеры в синих галстуках приветствовали Элиана. Никаких речей в аэропорту имени Марти произнесено не было. Гонзалеса погрузили в новенькие белые "Жигули" и, сопровождаемые несколькими автобусами, набитыми родственниками и друзьями, двинулись в "промежуточный пункт", там они должны отдохнуть перед поездкой в город Карденас, где проживает семейство Гонзалесов. Как сообщают, после двухнедельного отдыха за Элиана всерьез примутся учителя, чтобы он нагнал упущенное в школе. Американцы — народ практичный. Уже в день отлета Элиана Гонзалеса на Кубу было подсчитано, что его пребывание в США обошлось налогоплательщикам в 1,8 миллиона долларов. Из них большинство расходов — около одного миллиона долларов — пришлось на оплату услуг федеральных маршалов-полицейских, охранявших Элиана и его отца после их воссоединения. Здравомыслящие американцы считают, что эти деньги были потрачены не зря. Правда, не удалось соблазнить Гонзалесов молочными реками и кисельными берегами и заставить их "выбрать свободу", на что здесь многие откровенно надеялись, но зато пришло определенное отрезвление в отношении слепой ненависти к Кубе, и не только кастровской. Мальчику Элиану удалось то, что не смогли сделать целые орды политиков и дипломатов.



    Партнеры