УРОДЫ НА ЗАЩИТЕ ПРИРОДЫ

3 июля 2000 в 00:00, просмотров: 675

— Нужно проделать в боках собаки отверстия на расстоянии 3 см друг от друга. Оставить на некоторое время, чтобы вытекло как можно больше крови. Затем отбить тушу так, чтобы раздробились все ребра. И только после этого отчленить голову. Главное в приготовлении этого блюда — сделать все быстро. Если промедлить, мясо приобретет специфический привкус. — Так что же, все это время собака находится в сознании? — Да. А какая разница?.. Из диалога с шеф-поваром ресторана китайской кухни. Когда мы видим бездомную собаку или кота, чаще всего отводим взгляд и ускоряем шаг. Не тащить же домой всех встреченных на улице неприкаянных четвероногих созданий. Однако в последние годы "бесхозные" псы и коты стали встречаться на московских улицах слишком часто. Как будто сотрудники служб, призванных заниматься их отловом и стерилизацией, разом ушли в длительный отпуск. Впрочем, как выяснилось, это предположение не далеко от истины. Расследование корреспондентов "МК" убедило: бесперебойно в нашем городе функционируют лишь "старые добрые" живодерни... На ловца и зверь бежит Бродячих собак ловить трудно. Но желающие тем не менее не переводятся. Каждый год между московскими живодерами проходит тендер на отлов. Восемь лучших организаций получают доступ к собачьим телам и бюджетным деньгам. Причем доступ абсолютно бесконтрольный. В статье городского бюджета есть строка: "Отлов и стерилизация бездомных животных". Если с первой частью (т.е. отловом) все в порядке, то вторая — стерилизация — существует только на бумаге. — Бюджетная строка подразумевает отлов не для убийства, а для последующей стерилизации, — говорит начальник отдела городской фауны Татьяна Павлова. — Но в штате организаций — только ловцы. Ловцы, заметим, по призванию. Наследники Шарикова убивают животных с удвоенной энергией, поскольку им теперь нет необходимости "душить-душить". С животными расправляются на месте: парализуют духовыми ружьями и кидают в машину. А пока везут на утилизацию, собаки медленно умирают от удушья. Ловцы трудятся, конечно, не только за идею. Работа приносит им недурственные барыши. Мы с вами, когда смотрим на собаку или кошку, видим ушки, носик, глазки. Ловец — деньги. Поэтому хватает все что попадается под руку. Например, есть заявка от жильцов, запуганных неким черным кобелем. Ловцы приезжают по этому адресу — и видят вместо черного кобеля белую суку. Машину прогнали? Прогнали. Время затратили? Затратили. Значит, метем эту суку (которая может быть вообще домашней). Хотя должностная инструкция гласит: отлавливать по заявке можно только бездомное животное, угрожающее жизни людей. В отчетах московские ловцы пишут, сколько голов поймали и сколько килограммов трупов сдали. Одна собака оценивается в 250 рублей. Ее мифическое содержание в пункте передержки — еще в 150. За отлов сверх плана ставки увеличиваются. Столичный бюджет по отношению к живодерам на редкость щедр. Но помимо основной работы шариковы еще и ходят "налево". Во дворах больниц, автокомбинатов, стоянок они принимают заказы на убийство животных всего-то за 100 рублей. Расчет наличными. Генерал — собачьи уши "МК" уже писал об отстреле собак возле школы, на глазах у детей. После этого мы получили множество писем, где говорится о подобных преступлениях. Представители РЭПов руками уполномоченных фирм травят собак и кошек ядом, душат, отстреливают. Иногда действия властей предержащих не объяснимы никакой логикой. ...В военном городке Одинцово-10 заскучал как-то начальник гарнизона генерал-майор А.Г.Субботин. И от скуки в феврале нынешнего года решил устроить себе и себе подобным сафари — дал подчиненным приказ на отстрел гарнизонных собак. После генеральского приказа в городке две недели не смолкали выстрелы. Детей родители старались на улицу не выпускать — мало ли куда отрикошетит. Жертвами нашей доблестной армии пали в основном домашние ручные псы (бродячие, завидев "человека с ружьем", немедленно убегали). Военнослужащим гарнизона для отчета перед начальством требовалось представить... отрезанные собачьи уши. Об этом корреспондентам "МК" рассказал военный пенсионер В.А.Крот. Когда прострелили спину его собаке, отставник добился аудиенции у генерала и попросил отменить приказ. "Стреляли и будем стрелять!" — ответил несгибаемый воин. Тогда Крот обратился к военному прокурору гарнизона с просьбой привлечь Субботина к уголовной ответственности по статье 245 УК РФ "Жестокое обращение с животными". На что ему ответили, что в действиях генерал-майора нет состава преступления. Кстати, интересная эта статья, 245-я: по ней не было заведено в стране ни одного (!) уголовного дела. Так и просится в Книгу рекордов Гиннесса. А вот еще немного статистики. Сейчас в Москве, по различным оценкам, от 20 до 30 тысяч бездомных собак и еще больше кошек. Продолжительность их жизни — три-четыре года. Ученые Института проблем экологии и эволюции им. Северцева РАН доказали: если сейчас стерилизовать хотя бы часть животных, через три-четыре года популяция уменьшится нормальным, не зверским образом. Спасите наши туши! В Москве по меньшей мере восемь благотворительных обществ защиты животных. Все они (по уставу) занимаются лечением, бесплатной передержкой бездомных животных и поиском новых хозяев для потерявшихся. Однако, как выяснилось, заявленная в учредительных документах деятельность сильно отличается от реальной. Несколько лет назад китайские чиновники разрешили своим гражданам разводить крупных собак на продажу. Граждане жутко обрадовались и ринулись делать щенячий бизнес. Да не где-нибудь, а в России. Механизм проведения прост. Породистых собак, пойманных на улице или приведенных кем-то в общество зашиты животных, эти "защитники" продают перекупщикам. Целыми партиями. Те погружают их в контейнеры и переправляют через границу. До места добираются живыми меньше половины. Впрочем, китайских "бизнесменов" и такая цифра устраивает, ведь они покупают собак по бросовой цене — 15—20 баксов за нос. Спасти "захваченное в рабство" животное практически невозможно — на "больших собак" клиенты в Китае стоят в очереди. Впрочем, порой случаются фантастические истории. Но они лишь подтверждают правило. — На прогулке от меня сбежал мой Флинт — трехлеток московской сторожевой, — рассказывает москвич Виктор Л. — Я его так назвал за белое пятно вокруг глаза. Поискал по району — бесполезно. Позвонил знакомой заводчице, та надиктовала телефоны нескольких перекупщиков. Один из них намекнул, что собаку могли продать в Китай и навел на общество защиты животных. Я заявился туда, сказал, что шума поднимать не буду, только скажите, где собака. Предложил деньги. Они не отказались. Да и вообще вели себя очень спокойно. Признали, что собака увезена в Китай, дали адрес. И я поехал в Китай. Там оказалось, что моего пса уже перепродали. Неделю искал нужную "ферму". Нашел. Такого кошмара я не видел нигде. В восьмиметровой комнате — 18—20 крупных собак. Худые, страшные... Все лежат и даже не лают. Уже дома мне объяснили, что им подрезают сухожилия и прокалывают гортань, чтобы не дергались и не шумели. Эти собаки работают "машинками" по производству щенков, живут 2—3 года. Моему Флинту, можно сказать, повезло: самцов покупают редко и не уродуют, потому что они должны быть активными. Свою собаку я выкупил за 200 долларов. У непородистых животных в отличие от чистокровных собратьев шансов выехать за рубеж почти нет. Они очень нужны своей родине. Различным НИИ, занимающимся вивисекцией. Заводам по переработке и утилизации животных отходов. (Люберецкий завод, скажем, покупает четвероногих по 5—10 "зеленых".) Наконец, сатанистам, которые используют четвероногих в жертвенных ритуалах. Поставщиками живого товара выступают... все те же общества защиты животных. Своим опытом "сотрудничества" с одним из таких обществ поделилась Татьяна С. — К нам во двор забрел раненый щенок, очень похожий на маленькую овчарку. Я взяла его домой, подлечила. Но живу с больной матерью в одной комнате, поэтому, к сожалению, оставить собаку не могла. Позвонила в общество защиты. Там, узнав, что овчарка, заинтересовались. В трубке я даже услышала чей-то голос "на заднем плане": "Овчарка? Триста баксов". Меня спросили, нет ли у щенка в ушах клейм. Я глянула — вроде нет. Представительница общества приехала на следующий день. Осмотрела щенка и заявила, что это не овчарка. Разозлилась, но потом вроде отошла и щенка все-таки увезла. Через неделю я позвонила в это общество. Мне сказали, что собака пристроена, назвали адрес. Я сразу же туда поехала, но такого дома не нашла. Опять позвонила. "Ой, — говорят, — перепутали". И дали другой адрес. Приезжаю, а там какой-то притон алкоголиков. Кивают: ага, была у нас ваша собачка, сегодня на прогулке сбежала... Я казню себя за свой бездумный поступок каждый день. В тесноте да в обиде И все же в Москве, конечно, есть люди, которые действительно помогают животным. Но это дело — их частная инициатива. Самая многочисленная и бросающаяся в глаза "гвардия" — старухи, устраивающие приюты для кошек и собак на дому. В каждой такой квартире обитает по 35—40 (!) животных. Только по официальным данным, таких приютов в столице больше двадцати. — Подозреваю, что среди любительниц животных много психически нездоровых особ, которые просто не могут без них жить, — говорит Татьяна Павлова. — Недавно мы помогли одной женщине пристроить шесть собак, так она тут же подобрала на улице еще восемь. Приюты на дому — ад для соседей. Их хозяева не в состоянии выгуливать всех животных, а просто отпускать их на улицу боятся. Поэтому в "приютах" стоит жуткий запах, который через вентиляционные отверстия проникает и в другие квартиры. У соседей, живущих внизу, с потолка (были случаи) даже капает собачья моча... Другую и скрытую от досужего наблюдателя часть добровольных друзей животных составляют женщины средних лет. Как правило, это творческая интеллигенция. Вопреки расхожему мнению у них бывают и семьи, и дети. Эти дамы образуют довольно тесный круг, в котором все друг друга знают. Многие или когда-то занимались, или доныне занимаются разведением собак. Эти женщины, пристраивая бездомную собаку, прощупают потенциального хозяина от и до. Если с ним что-то не так, информация сразу же заносится в картотеку. Картотека — это "черный список" тех, кто хоть однажды попадался с нечистыми намерениями. Здесь имена и телефоны скупщиков, членов обществ защиты животных, криминальных заводчиков (в основном наркоманов), тех самых сумасшедших бабулек, зоофилов. Последние — настоящий бич для крупных собак. И хотя список зоофилов Москвы уже состоит не из одного десятка фамилий, почти каждый месяц выявляются новые. Вот что рассказала нам заводчица догов с многолетним стажем: — Пришел ко мне недавно очень приличный молодой человек, служащий банка. Мягкий, интеллигентный, аккуратный, хорошо одет. Сказал, что у него умерла догиня и он хочет завести точно такую же. Золотистую, с пятнышками в определенном месте. Меня даже не смутило, что он хотел обязательно взрослую собаку, хотя обычно требуют щенка. Я побывала у него дома (мы всегда это делаем). Вроде хорошо, чисто. А через несколько дней совершенно случайно от его матери узнала, что он зоофил. Молодой человек скрывался от меня, не брал трубку телефона, не открывал дверь. В общем, пытались мы собаку через суд отсудить, да ничего не вышло. Он отдал ее сам, где-то через год, когда у нее... матка выпала. Вперед, в прошлое В феврале 1994 года правительство Москвы утвердило "Временные правила содержания собак и кошек в г. Москве" и "Временное положение по отлову и содержанию безнадзорных собак и кошек". Но, как известно, ничего нет более постоянного, чем временное: этими документами пользуются до сих пор. Впрочем, в прошлом году депутат Мосгордумы Широков решил вплотную заняться животными. Проект московского закона о животных, инициированный им, прославился далеко за пределами столицы. Несуразицы в нем выше крыши, но "популярен" сей проект и по другим причинам. — Закон вызывает такую жесточайшую реакцию, потому что тема собак затрагивает очень многих, — рассказывает Татьяна Павлова. — При всех "но" его основная мысль проста: нормальных, здоровых животных нельзя убивать. Сейчас я как должностное лицо не могу потребовать этого даже от официальных организаций. Недавно в одном из округов пытались возбудить уголовное дело против ловца. В РОВД отмахнулись: у нас, говорят, люди пропадают, а вы со своими собаками. В общем, в отделе городской фауны считают: лучше плохой закон, чем никакой. Тезис спорный, но то, что закон о животных в любом виде не в интересах "обществ защиты" и разведенцев — факт. Ведь регистрация означает контроль над их деятельностью, читай — доходами. В декабре прошлого года был принят Госдумой и одобрен Советом Федерации закон РФ "О защите животных от жестокого обращения". Однако через месяц тогда еще и.о. президента Владимир Путин отклонил его. В соответствии с письмом президента от 3 января 2000 года №Пр-6 "закон не имеет собственного предмета правового регулирования, так как значительная часть содержащихся в нем норм... уже закреплена федеральными законами "О животном мире", "О санэпидблагополучии населения", ГК РФ, УК РФ... и другими нормативными правовыми актами... Дополнительного регулирования на федеральном уровне требуют только отдельные вопросы, связанные с жестоким обращением с животными. Указанные проблемы должны быть решены путем внесения соответствующих изменений и дополнений в названные законы". — Чушь! В любом из законов, на которые ссылается Путин, недоработок намного больше, чем у нас, — говорит один из составителей закона "О защите животных от жестокого обращения". — Однако их изменение займет несоизмеримо больший срок, чем принятие нового документа. В начале XIX века, а точнее — в 1824 году, в английской палате лордов стали раздаваться странные звуки. То кошка мяукнет, то собака загавкает. Думаете, уважаемые члены палаты приводили с собой четвероногих питомцев? Нет. Хулиганили сами почтенные мужи. Во время выступления одного человека — лорда Мартина. Того самого, который очень долго добивался от них принятия закона "О защите животных". И добился. Впрочем, история знает множество и других примеров, когда некоторые вещи воспринимались современниками как нелепые и смешные, а на поверку оказывались достойными и важными. Конечно, у президента Путина сейчас много различных проблем. Возможно, он вообще считает закон о животных ненужным. Однако тот факт, что в течение полутора веков после начинания лорда Мартина подобные законы были приняты во всех развитых странах, что-то значит. Отношение к животным в мире стало если не гуманным, то по крайней мере цивилизованным. Россия же и тут позади планеты всей. Как хвост у собаки...



    Партнеры