ВЕРШИНА ДЛЯ НАЗАРБАЕВА

6 июля 2000 в 00:00, просмотров: 333

Сегодня у президента Казахстана Нурсултана Назарбаева юбилей: ему исполняется шестьдесят. Из них 11 лет Нурсултан Абишевич управляет родной республикой — если кроме его президентского правления считать и те два года, когда он был первым секретарем местного ЦК партии... Назарбаеву могут позавидовать многие политики-ровесники: ведь он один из главных "политических тяжеловесов" в СНГ. К тому же находящийся в отменной физической форме. Телохранителям казахского главы приходится не только вставать с петухами, сопровождая в три смены своего патрона-трудоголика, но и ломать голову, как следовать за ним, если Назарбаев решит в очередной раз удивить мир восхождением на горную вершину или морским заплывом. В активе Нурсултана Абишевича, наряду со ставшим уже классическим для президентов изыском — большим теннисом, еще и плавание, горные лыжи, альпинизм и верховая езда. Не так давно Назарбаев по всем правилам альпинистской науки вскарабкался на Пик Абая в горах Заилийского Алатау и оттуда обозревал родные просторы. Охране тоже пришлось взбираться за курметты — так в Казахстане величают уважаемых людей — по отвесным скалам. Говорят, в хорошую погоду с вершины можно разглядеть, как стартуют с Байконура и падают в степь наши "Протоны" — предмет недавних "звездных войн" между Россией и Казахстаном, закончившихся подписанием 18 июня в Кремле совместного заявления и меморандума по использованию космодрома. В Москву Назарбаев приехал за день до начала последнего саммита глав государств СНГ. И отужинал в подмосковном ресторане "Царская охота". К этой трапезе присоединился Владимир Путин. Ужин прошел по законам восточного гостеприимства: Владимира Владимировича угощал Нурсултан Абишевич. Такая "застольная уступка" — весьма примечательный фактор. Опыт последнего десятилетия показал, что политику сегодня делают не столько "массы", сколько личности, и от того, как ладят между собой президенты, зависят и связи их государств. При Ельцине отношения России и Казахстана нельзя было назвать гладкими. Б.Н., у которого был гипертрофирован "синдром вожака", не всегда склонен был прислушиваться к коллегам по СНГ и ставить их с собой на одну ступень. Не воспринимал он и идеи Нурсултана Назарбаева — например, об укреплении единого евразийского пространства. А критика с нашей стороны перегибов в казахской национальной политике, которые позволяли себе тамошние чиновники на периферии, так и оставалась голой критикой, не уступая места государственной дипломатии. В результате западные инвестиции в экономику Казахстана республика стала предпочитать российским. Теперь, похоже, ситуация изменилась. В Астане начали говорить, что взаимоотношения с Москвой и Путиным "складываются хорошо". Назарбаев, покидая саммит, на пресс-конференции объявил, что предлагает создать Фонд защиты русского языка в СНГ, и Путин ответил, что "предложение принимается". "Русский язык нужен для казахов, как хлеб", — утверждает Нурсултан Абишевич. Конечно, в его республике не все гладко. И наши, и казахские критики Назарбаева сетуют на исход русских из Казахстана, на то, что местная экономика не идеальна. Но при этом они забывают, что в свое время именно Назарбаев выступал за так и не состоявшийся союзный договор и отказался ехать на "беловежскую встречу", покончившую с существованием СССР. Более того, русская эмиграция из Казахстана в последнее время резко пошла на убыль, а в отдельных регионах страны наблюдается обратная тенденция... Когда 16 декабря 1991 года Казахстан объявил о своей независимости, в наследство Назарбаеву досталось 1150 ядерных боеголовок и 70 точек потенциальных этнических конфликтов. От боеголовок было избавиться намного проще, а точки, как мозоли на сбитых ногах, болят до сих пор. На заседании постоянного Совета ОБСЕ в Вене, состоявшемся в начале этого года, Назарбаев говорил о 100 этнических группах, составляющих сегодня население республики, где казахи за 70 лет тотальной интернационализации оказались меньшинством. Еще в начале 90-х, утверждает он, "большинство экспертов предрекало развал Казахстана по этнической линии". И все же... "Нам удалось решить проблемы межэтнического диалога без насилия и гражданских войн", — заявляет казахский президент. С этим трудно поспорить, вспоминая жертвы чеченского, приднестровского, карабахского конфликтов. В Казахстане при Назарбаеве обошлось без крови. Поэтому среди многочисленных наград Нурсултана Абишевича — "Голубь мира", врученный ему Клубом ЮНЕСКО "за устойчивое мирное развитие государства". Есть у казахского главы и еще одна интересная регалия: орден Святого благоверного князя Даниила Московского I степени — от Русской православной церкви за возвращение ей православных святынь. К слову, Назарбаев награды на публике никогда не носит — лишь изредка для официальных церемоний надевает орден "Алтын Кыран", символ президентской власти... А в канун своего юбилея президент официально попросил всех местных начальников, глав регионов и городов "воздержаться от подарков и похвалы". Серьезных политических соперников у Назарбаева в Казахстане в данный момент, похоже, нет, и он целиком может посвятить себя государственному строительству в том смысле, как он это понимает. И при этом не отказывать себе в удовольствии со своей большой семьей (три дочери, четыре внука и внучка) отправиться иногда на заморский курорт. На пляже где-нибудь в Турции или Испании он инкогнито гуляет по песку с неизменным сотовым телефоном в руке и может позволить себе на несколько дней отпустить серебристую бородку. О чем думает Нурсултан Абишевич, глядя в курортное небо? О том, что где-то в нем прячется звезда Персеус RA 3 H 23 V OSD 40*43, зарегистрированная по международному реестру звезд под именем Н.А.Назарбаева? О своей единственной, недавно родившейся внучке со звездным именем Венера, которой всего полтора месяца? Или о хитросплетениях большой политики? Кто знает...





Партнеры