МИЛЛИОНЫ НА ЛЕТНОМ ПОЛЕ

7 июля 2000 в 00:00, просмотров: 742

Когда мы вышли из кафе, дождь прекратился и пошел снег, аллеи и деревья стали сразу по-зимнему веселые. Навстречу нам от здания летнего театра шел статный, хорошо одетый пожилой человек. Эдик Айрапетов немедленно устремился к нему. — Здравствуйте, Василий Васильевич, с праздником вас. — И вас также, любезный Эдуард Еремеевич. — Кто это? — спросил я, когда мы вышли из сада. — Гений, — ответил Эдик, — живая криминальная энциклопедия. О русских мошенниках знает все. Василий Васильевич работал еще в московской сыскной полиции, потом в уголовно-розыскной милиции, потом в Центророзыске и всю жизнь занимался фармазонщиками. — Ты слышал о деле Павленко? — Крупный мошенник? — Еще бы, его расстреляли. — Так что же он сделал? — Создал липовую военно-строительную часть. Наконец я узнал об этом необычном деле. Рассказал мне о нем директор ВНИИ прокуратуры, профессор, генерал Игорь Карпец. 19 января 1982 года на своей даче номер 43 в поселке Усово застрелился первый зампред КГБ, генерал армии Семен Кузьмич Цвигун. 21 января в газете "Правда" появился некролог, под которым не было подписи Брежнева, Кириленко и Суслова. Это немедленно породило в Москве волну самых разнообразных слухов. Но все-таки генсек Брежнев должен был подписать некролог в память о том огромном одолжении, которое оказал ему в 1952 году исполняющий обязанности министра госбезопасности Молдавии полковник Цвигун. И связано это опять с таинственным делом Павленко. 1941 год. Красная Армия отступает. Часть, в которой служил воентехник первого ранга Николай Павленко, измотанная тяжелыми боями, отходила на восток. Выхода у него было два: или погибнуть безвестным героем, или спрятаться в тылу. Павленко выбрал второе. Он сам спроворил себе командировку по неотложной военной надобности и отправился в Калинин. Но война приближалась. В городе началась эвакуация. У бывшего воентехника не оставалось выбора. Однажды, проходя по строительной площадке Пландорстроя, он увидел огромное количество брошенной техники, и его озарило. Был найден умелец, смастеривший ему гербовую печать новой воинской части УВСР-5 (Управление военно-строительных работ). В типографии он заказал бланки, пользуясь неразберихой, открыл счет в банке. В Калининскую комендатуру было отправлено соответствующее письмо, и в новую военную часть начали прибывать рядовые и сержанты. Комсостав Павленко подобрал сам из своих бывших корешей. Так в составе Красной Армии возникла новая воинская часть. Правда, в Главном инженерном управлении РККА о ней ничего не знали. У него нашелся даже свой собственный уполномоченный военной контрразведки Юрий Константинер, никакого отношения к органам НКВД никогда не имевший. Техника у УВСР была. Павленко просто подобрал брошенные его бывшим управлением тракторы, бульдозеры и экскаваторы. И новая воинская часть начала строить, она присоединилась к РАБ (району авиационного базирования). Так вместе с армией военные строители вошли в поверженную Германию. Война заканчивалась, и Павленко прекрасно понимал, что в ближайшее время его могут разоблачить. Дав крупную взятку военному коменданту, он получил эшелон, набил вагон барахлом, продуктами и двинулся в Калинин. Там он объявил о демобилизации и расформировании своей воинской части. Но деньги быстро таяли, и Павленко и Константинер решили снова пойти на "военную службу". И через год в Кишиневе появилась воинская часть УВС-1 (Управление военного строительства). Страна была разрушена, опытные строители были на вес золота. Поэтому местное партийное начальство с восторгом встречало командира УВС-1. И все пошло как прежде. Военкоматы посылали Павленко пополнение, поступало довольствие и оружие. Если во время войны Николай Павленко создал УВСР-5, чтобы спастись от расстрела, то теперь они с Константинером развернулись вовсю. Филиалы их организации работали в Эстонии, Белоруссии и на Украине. Они заключали договоры, строили, а огромные деньги клали себе в карман. Однажды Константинер получил во Львове за левую работу два миллиона рублей. Деньги уложил в фибровый чемодан и поехал в аэропорт, чтобы лететь в Кишинев. Его провожали местные деляги, с которыми он основательно поддал. Тогда еще не было роскошных трапов. На борт "Ли-2" поднимались по узенькой железной лестнице. Пьяный Константинер оступился, стукнул чемоданом о борт, крышка раскрылась, и два миллиона рублей вывалились на взлетную полосу. Ветер разметал их в разные стороны. Рейс задержали, поддатый "контрразведчик" и стюардессы бегали по бетону летного поля за разлетающимися деньгами. Потом, в самолете, майор Константинер пожаловал своим помощникам по пачке денег. Засыпались они, как всегда бывает, на мелочи — недоплатили деньги вольному работнику, и он пожаловался в военную прокуратуру. Когда следователи ГВП проверили УВС-1 в инженерном управлении Министерства обороны, выяснилось, что такая воинская часть в списках Советской Армии не значится. Не нашли ее следов в аналогичных структурах МГБ и МВД. Вот тогда, десять лет спустя, и началась оперативная разработка "полковника" Павленко. 14 ноября 1952 года в Молдавии и Эстонии, Белоруссии и на Украине были арестованы все участники великой аферы. В это время в Москве по заданию Сталина начали разрабатывать дело о злоупотреблении высших государственных чинов. Видимо, политические процессы утомили вождя, и он решил посадить своих подельников за банальное присвоение чужой собственности. Все это готовилось скрупулезно. Афера Павленко полностью соответствовала сценарию нового уголовного дела. Леонид Брежнев на XIX съезде партии был избран секретарем ЦК КПСС и кандидатом в члены Президиума ЦК. Но до этого взлета он два года, с 1950 года, был первым секретарем ЦК КП(б) Молдавии. Два года в республике при его попустительстве существовала не просто группа аферистов, а "антисоветская вооруженная организация УВС". Так было сформулировано в документах военной прокуратуры. Серьезное обвинение по тем временам. Первым Павленко допрашивал и.о. министра госбезопасности Молдавии полковник Цвигун. Он сделал все, чтобы увести из-под удара своего друга и покровителя. По тем временам это был поступок. Но, вероятно, отзвуки "дела УВС" все же повлияли на карьеру Леонида Брежнева в тот период. В 1953 году его назначили зам. начальника Главного политуправления армии. Должность эта для секретаря ЦК КПСС и кандидата в члены ЦК была резким понижением. Павленко и его подельников судили не как аферистов, а как участников контрреволюционной вооруженной организации. По этой статье проходили бандеровцы, "лесные братья" из Латвии, Эстонии и Литвы. Николая Павленко расстреляли в 1955 году. Остальные соучастники во главе с "контрразведчиком" Константинером получили от 2 до 25 лет. Рядовые строители и солдаты к суду не привлекались.



Партнеры