РУСЬ ГОЛУБАЯ

7 июля 2000 в 00:00, просмотров: 2101

Об однополой любви десятилетия вели нескончаемые споры врачи, психологи, психоаналитики, поэты и, конечно, сами гомосексуалисты. Впрочем, споры шли в основном за пределами одной шестой части мира — в СССР тема гомосексуальной любви была безоговорочно припечатана соответствующей статьей УК. Объяснить феномен гомосексуализма или хотя бы дать исчерпывающее определение этого термина сегодня не возьмется ни один серьезный ученый. В вышедшем в 1982 году "Энциклопедическом словаре медицинских терминов" утверждалось, что "гомосексуализм — половое извращение, характеризующееся сексуальным влечением к лицам своего пола". Экзотичность вопроса, связанного с полом и эротикой, приукрашенная скандальными процессами с участием знаменитостей, немало посодействовала тому, что многие светила науки на протяжении десятилетий пытались внести свою лепту в изучение этой проблемы. Французский психиатр Огюст Тардье полагал, что половое влечение к персонам собственного пола есть врожденное моральное и физическое уродство, проявляющееся в особой форме полового члена. Он предлагал во искоренение порока рубить дерево под корень: кастрировать для этого всех почитателей нестандартной любви. Подобный хирургический подход был с негодованием отвергнут немецким юристом Карлом Ульрихсом, опубликовавшим в 1860-х годах двенадцать томов собственных сочинений на животрепещущую для него тему. Он называл гомосексуалистов ургинами, последователями греческой богини Урании, покровительницы однополой любви, и полагал, что гениталии у них в эмбриональном периоде развиваются по мужскому типу, в то время как в мозгу подобной ориентации не происходит. Таким образом, гомосексуалисты — люди, у которых женская душа заключена в мужскую оболочку. Затем работы, посвященные проблемам гомосексуализма, стали издаваться с завидной частотой. Сам термин ввел в обиход венгерский врач Карой Мария Бенкерт, до него, как правило, обходились формулировками "мужеложство" и "педерастия". Немецкий психиатр Карл Вестфаль первым предложил считать гомосексуализм врожденным изменением полового чувства. Нимало не смущаясь тем обстоятельством, что врожденные болезни нельзя излечить гипнозом, создатель знаменитого душа Жан Шарко описал множество случаев исцеления от постыдного, по его мнению, недуга. Конечно же, не мог пройти мимо столь актуальной проблемы создатель психоанализа Зигмунд Фрейд. Гетеро- и гомосексуальная ориентация, по мнению Фрейда, базируется на одних и тех же психофизиологических посылах. И хотя "различия в результатах могут иметь качественный характер, анализ показывает, что различие между их детерминантами только количественное". В дальнейшем спор между представителями научных школ в основном лежал в аспекте признания гомосексуализма болезнью или вариантом нормы, а потому и вопрос ставился ребром: лечить или наказывать? Большинство специалистов склоняется к мысли, что гомосексуализм не столько патология, сколько особенность человека, его гормональных, психосоматических, эротических качеств, условий жизни и воспитания, или, говоря проще, это — не порок и не болезнь, а специфический стиль жизни. Ни по одному психологическому тесту, лабораторному анализу или физиологическим параметрам гомосексуалы не отличаются от гетеросексуалов. Сами же представители сексуального меньшинства с высокомерием париев утверждают: "Мы не такие, как все!" Таких "не таких", по их оценкам, насчитывается до 20 процентов всего взрослого мужского населения — то есть каждый пятый мужик имеет на свет голубоватый оттенок... Оценки сексопатологов более сдержанные: по мнению президента Евроазиатской ассоциации сексологов Александра Карпова, к гомосексуалам относится не более двух процентов представителей сильного пола, что, согласитесь, в абсолютных цифрах также выглядит довольно внушительно... Тем не менее большинство из этих людей практически являются бисексуалами, а не чистыми гомосексуалистами. Они вступают в браки, имеют детей и любовников обоего пола. К "чистым" гомосексуалистам относят Петра Чайковского и его брата Модеста, у которых физические контакты с представительницами прекрасного пола были или просто невозможны, или складывались самым печальным образом. Еще одним печальным примером такого рода является судьба поэта-футуриста Ивана Игнатьева-Казанского, который в первую брачную ночь попытался сначала убить свою жену, а потом покончил с собой. От Содома до Гоморры Как ни горько слышать это борцам за чистоту нравов, гомосексуализм существует ровно столько, сколько существует человечество. В законах библейского Моисея без обиняков сказано: "Не ложись с мужчиной, как с женщиною, — это мерзость". Но, увы, ложились. И древние евреи, и древние греки, и римляне. Жители тогда еще не открытых Америк, точно так же, как и чернокожие обитатели Африканского континента, пресытившись прелестями жен, находили особый изыск в мужских ласках. Эллины сумели возвести педерастию (от греческого paiderastia — "любовь к мальчикам") в своеобразный культ, наделив богов собственными пристрастиями, и небожители на Олимпе могли предаваться оргиям так же, как Сократ и эпикурейцы на грешной земле. Педерастия у древних греков являлась ритуалом приобщения мальчика к взрослой жизни. Одним из основных эротических сюжетов древнегреческой живописи стало изображение сцены, в которой бородатый небожитель с огромным напряженным фаллосом держит на ладони поникший пенис безволосого юноши. Однако бессмертные боги далеко не всегда приветствовали однополую любовь, в чем и убедились на собственной шкуре жители ветхозаветного городка Содома. Вместе с обитателями другого города — Гоморры — "подобно им блудодействующие и ходившие за иной плотью", они были испепелены огнем, ниспосланным с небес. Однако дело их жизни не пропало, и с тех пор однополая любовь приобрела название содомия, или содомский грех. Вместе с доблестными батырами ограниченного контингента татаро-монгольских войск на Русь проникла мода на педерастию и скотоложество. Отныне содомия становится традиционным объектом проклятий иерархов православной церкви и нескучным времяпрепровождением для обитателей мужских монастырей. Однако, похоже, увещевания отцов церкви действовали плохо. В епископском поучении XV века преподобный Иосиф Волоцкий гневно обличает содомскую пагубу. По словам митрополита Даниила, жившего на сто лет позже, простой народ погрязал в разврате, бояре же изощрялись в противоестественных способах удовлетворения плотских утех. Против содомии направлено и сильное "Слово на потопляемых и погибаемых без ума, богомерзким гнусным содомским грехом, в муках вечных" Максима Грека. Он находил, что предающихся мужеложству необходимо сжигать на кострах и предавать вечной анафеме. Даже Иван Грозный не брезговал гомосексуальными контактами с пригожими отроками и дюжими опричниками. Один из князей Оболенских в порыве ревности упрекал нового царского любовника Федора Басманова: "Предки мои и я всегда служили государю достойным образом, а ты служишь ему содомией". Затишье, в котором прошло царствование первых Романовых, сменилось бурной эпохой Петра Великого. Царь-преобразователь отличался большой широтой взглядов на интимные отношения: он чрезвычайно любил представительниц прекрасного пола, время от времени вступая и в гомосексуальные контакты. Польский историк К.Валишевский пишет не только об интимных отношениях Петра с Меншиковым, но и о некоем красивом мальчике, которого он содержал "для своего удовольствия", а также о "неистовых припадках похотливости" царя, во время которых "пол становился для него безразличным". В отсутствие жены Петр неизменно укладывал на ее место кого-нибудь из своих денщиков. "Если у бедняги бурчало в животе, царь вскакивал и немилосердно бил его", — пишет о царских забавах Валишевский. Но что дозволено Юпитеру — не дозволено быку... В воинских артикулах Петра I 1716 года предусматривались строгие наказания для искателей запретных забав: "Если кто отрока осквернит или муж с мужем мужеложствуют, оные, яко в прежнем артикуле помянуто, имеют быть наказаны. Ежели насильством то учинено, тогда смертию или вечно на галеру ссылкою наказать". Со временем законы, преследующие гомосексуалистов, продолжали совершенствоваться. По Уложению о наказаниях Российской империи мужеложство каралось лишением всех прав и ссылкой в Сибирь на поселение или, если при половом акте было употреблено насилие или в мужеложство вовлекался несовершеннолетний или слабоумный, каторгой. Цвет страсти Одна из версий, объясняющая, почему прилагательное "голубой" стало существительным, определяющим половую ориентацию, зиждется на том, что гомосексуализм был в основном доступен только избранным, аристократическим слоям общества, тем, у кого в жилах текла голубая кровь. Первоначально так называли себя аристократические семьи испанской провинции Кастилии, гордившиеся тем, что их предки никогда не вступали в браки с маврами и они имеют светлую кожу и вены голубоватого цвета. По какой-то причине именно среди этих гордых идальго был особенно развит гомосексуализм... После победы над Наполеоном русское воинство вернулось из Франции, значительно обогатив свой любовный опыт. Несмотря на строгость армейской дисциплины, вне строя можно было все. Или, во всяком случае, почти все... Тон веселому безумству задавали гвардейцы и гусары, в числе которых оказалось до неприличия много будущих декабристов. Среди известных гомосексуалистов золотого века русской культуры — кавалергард князь А.Трубецкой, князь П.Долгоруков, штаб-ротмистр лейб-гвардии гусарского полка А.Зубов, обер-прокурор синода князь А.Голицын, президент Академии наук С.Уваров, князь М.Дундуков-Корсаков. В этот список входит и убийца Пушкина Дантес со своим "приемным" отцом — голландским посланником бароном Геккерном. Впервые гомосексуалист стал в глазах общества не отверженным или прокаженным, а милым светским франтом, имевшим своеобразный изыск. То, что веками считалось страшным пороком, стало оцениваться как забавный курьез. Скоро гомосексуализм стал обычным явлением в закрытых учебных заведениях, и первенство в этом виде секс-спорта держали аристократические Пажеский корпус и Училище правоведения. Именно Училище правоведения закончили Петр Ильич Чайковский и издатель скандального "Гражданина" князь Владимир Мещерский, которые в стенах альма-матер приобрели свою нестандартную ориентацию. В противоположность распространенному мнению о том, что в связи со своим половым влечением композитор всю жизнь мучился угрызениями совести, его биограф Б.Никитин считает, что "Чайковский в течение всей своей жизни, за исключением короткого периода, связанного с его женитьбой, никогда не испытывал каких-либо особых страданий или угрызений совести из-за своей аномалии". Князь Владимир Мещерский, или, как его звали в свете, Вово, также не считал нужным скрывать свои пристрастия. В 1887 году князь Вово оказался в центре громкого скандала, вызванного его романом с юным трубачом лейб-гвардейского полка. Дело дошло до того, что родные публично отреклись от Мещерского. Но Александр III неожиданно принял сторону друга своей молодости, и скандал был замят. Любвеобильный князь, воодушевленный августейшим покровительством, продолжал сексуальные подвиги, вылившиеся в 1889 году в новую пикантную историю, в которой оказались замешанными более ста гвардейских офицеров и актеров Александринского театра. Поклонники однополой любви встречались в самых разных социальных группах, и многие гомосексуалы, презрев сплетни и пересуды, не делали тайны из своего увлечения. Так, известный путешественник Пржевальский официально зачислял в состав экспедиций, отправлявшихся в азиатские горы и пустыни, молодых любовников, а импресарио Сергей Дягилев предпочитал встречаться с бойфрендами в фешенебельных номерах столичных ресторанов. Даже среди членов императорской фамилии были гомосексуалисты: великий князь Сергей Александрович, по свидетельству современника, "живет со своим адъютантом Мартыновым, а жене предлагал не раз выбрать себе мужа из окружающих ее людей". Президент Академии наук, великий князь Константин Константинович, подписывавший свои поэтические произведения "К.Р.", имел семь детей, что не мешало ему признаваться в дневнике: "Я опять отказался от борьбы со своей похотью, не то чтобы не мог, но не хотел бороться. Вечером натопили мне нашу баню; банщик Сергей Сыроежкин был занят и привел своего брата, 20-летнего парня Кондратия, служащего в банщиках в Усачевских банях. И этого парня я ввел в грех..." Не только знаменитости предавались однополой любви — серые армейские будни, казарменная жизнь и особенно служба во флоте также способствовали тому, что гомосексуализм стал достоянием широких народных масс. Один из военных афоризмов Козьмы Пруткова живописует армейские нравы: "Кто не брезгует солдатской задницей, тому и фланговый служит племянницей". Далее в тексте следует пометка, сделанная "неизвестной рукой, вероятно, командира полка", долженствующая разъяснить смысл афоризма для непонятливых: "Во-первых, плохая рифма. Во-вторых, страшный разврат, заключающий в себе идею двоякого греха. На это употребляются не фланговые, а барабанщики"... Будет справедливо отдать пальму первенства открытия темы однополой любви в русской литературе создателю жанра отечественной непристойной поэзии Ивану Баркову, который еще в сборнике "Девичья игрушка" поместил стихи на тему гомосексуальных отношений. Но по-настоящему в искусстве, литературе, музыке гомосексуалисты оставили заметный след лишь в конце XIX — начале XX века, создав не только отдельные произведения искусства, но и целые творческие объединения ("Мир искусства", "Гафиз", эгофутуристов и др.), в основном состоявшие из художественных личностей с нестандартной сексуальной ориентацией. Достаточно назвать композитора Сергея Танеева, поэтов Михаила Кузмина, Рюрика Ивнева, Всеволода Князева, Сергея Городецкого, балетмейстера Сергея Дягилева, Сергея Лифаря, художников Константина Сомова, Льва Бакста, Сергея Судейкина, чтобы понять: мир голубых был подлинным миром искусства. P.S.:Однополая любовь существовала всегда... Представителей секс-меньшинств преследовали, наказывали, пытались лечить. Однако, несмотря на все попытки радикально изменить ситуацию, гомосексуализм остается объективной реальностью современного цивилизованного мира. Обычно статье, книге, рассказу предшествует эпиграф. Попробуем, поскольку речь идет о предмете деликатном и сугубо интимном, отойти от этого правила и поставить ключевую фразу в конце нашего очерка: "Пишут для того, чтобы рассказать, а не для того, чтобы доказать".





Партнеры