240 СПОСОБОВ ЗАТОРМОЗИТЬ

7 июля 2000 в 00:00, просмотров: 692

Гоночную трассу Ходынки окутал смог. В крутом вираже шесть автомобилей пронеслись вдоль трибун... задним ходом. Скрежет тормозов, секунда — все шесть машин синхронно развернулись на 180 градусов и рванули дальше. — Вот это "полицейский разворот"! — ахнули на трибунах. — Наверное, каскадеры работают... Когда желтые "окушки" четко остановились у финишной черты, из-за рулей поднялись ребята, мало похожие на каскадеров. Кто — на протезах. Кто — с одной рукой... Самый простой способ пожалеть калеку — сунуть ему в переходе 3 рубля. Сунуть и забыть. Настоящее сострадание — помочь человеку уйти с паперти. После первой чеченской войны появилось в газете дающее надежду объявление: "Фонд содействия профессиональной реабилитации инвалидов приглашает на работу водителями и автомеханиками молодых инвалидов войны с ампутированными и частично ампутированными конечностями". — Отбор был жесткий, — рассказывает председатель фонда Сергей Слободяник. — В 96-м собрали группу из двенадцати инвалидов, и я пошел к уникальному гонщику — бессменному в течение 20 лет тренеру сборной Союза по автоспорту — Эрнесту Сергеевичу Цыганкову, о чьей методике безаварийной езды и нестандартных методах тренировок был наслышан. "Или я их готовлю, как сборную страны по автоспорту, или пусть уходят", — отрезал Цыганков. — Сказал, а у самого сердце кровью обливалось, когда увидел пустые рукава рубашек, костыли, протезы... Но я понимал, что толчком к их психологической реабилитации мог послужить только... шок. Растягивать программу подготовки, жалеть их было нельзя. Максиму Конюхову, потерявшему под Моздоком руку, Цыганков поставил условие: "Если ты через месяц придешь ко мне, возьмешь протезом стакан с водой и выпьешь — я возьму тебя в группу". Тогда Конюхов с протезом не мог и руки согнуть. Ровно через месяц он сказал Цыганкову: "Наливай стакан, профессор!" Нагрузки были бешеные. Искалеченных войной ребят готовили, как каскадеров. "Спорт — это допинг, — считает Эрнест Сергеевич. — Он и позволил впрыснуть в ребят веру". — Первые три дня мы не видели их глаз, — вспоминают преподаватели центра. — Они все время были опущены. Ребята не верили ни в себя, ни в нас. Они машинально делали то, что мы требовали. Но мы принципиально ни разу не упомянули слово "инвалид" — и не делали им никаких скидок... Если здоровый человек за пять дней делает на тренажерах 10 тысяч движений, ребят заставляли делать по 17 тысяч. Не получался элемент — возвращались назад. "В глазах у ребят была сплошная боль, — рассказывают инструкторы. — К концу занятий пальцы у них становились деревянными". Первый из них улыбнулся, когда скоростное тестирование выполнил с лучшим результатом, чем здоровый человек. Спустя неделю у ребят словно выросли крылья. — Мы сами как дети радовались, что самое страшное позади: удалось снять у ребят синдром инвалида, — рассказывает Эрнест Сергеевич. Преподаватели центра считали важным, чтобы изувеченные ребята работали в группе вместе со здоровыми водителями. Престижные цыганковские курсы посещали водители инкассаторских машин, личные шоферы директоров банков. Ребята с ампутированными конечностями не отставали. Необычные ученики научились одной рукой вращать рулевое колесо быстрее, чем обычный водитель способен это сделать двумя. Результаты превзошли все ожидания. Володя Иванов ловко манипулирует тремя педалями "жигуленка" одной ногой. "Педали у меня все смещены влево, — показывает Владимир свою "четверку". — Наверху — сцепление, на эту педаль я нажимаю мыском. Под сцеплением — педаль газа, ее жму пяткой, правее — тормоз. На него приходится внутренняя сторона ступни". Прослышав об успехах ребят, в группе появился еще один необычный ученик. Подкатил в центр на "Мерседесе" с личным шофером. Вместо руки — шикарнейший протез из Германии, не то что у Максима. Оказалось, у бывшего офицера тоже чеченское прошлое. Он был очень стеснительный, на контакт ни с кем не шел. И только когда прошел первый курс подготовки, проговорился одногруппникам, что у него нет и правого глаза... Инструкторы ахнули: "Значит, он совершенно не видел правую сторону дороги!" В центре стали думать, как ему помочь. В течение недели все преподаватели ездили по Москве с черными повязками на правом глазу! Каждый из них в результате выдвинул свое конструктивное решение. Три месяца необычный ученик раскатывал на льду с боковым зеркалом, прикрепленным на капоте с правой стороны. Под руководством автогонщиков наши герои начали осваивать... трюки. Через два месяца ребята уже танцевали на автомобиле вальс! Кружась в заданном ритме, автомобили четко делали повороты на счет "раз, два, три". Цыганков удовлетворенно заметил: "Теперь я за них спокоен". В самом конце учебы устроили зачетные соревнования по ледовому пилотажу: вращение на месте на скорость и "полицейский разворот" в узком коридоре. Участвовало 50 выпускников. На первую ступеньку пьедестала победитель не мог забраться самостоятельно. Из-за ранения у него не сгибается нога... Сегодня ребята стали зарабатывать неплохие деньги, по ночам развозя по точкам периодику. "Мне теперь не стыдно смотреть в глаза сыну..." — сказал парень, у которого нет руки и ноги. На их транспортном предприятии насчитывается уже 107 машин: 30 грузовиков, 77 легковушек. Постороннему человеку даже в голову не придет, что в машине — водитель без руки или ноги. Бывает, что машины ребят останавливают работники дорожно-патрульной службы. Увидев пустой рукав или протез, молча отдают документы. И всегда долго провожают взглядом...



Партнеры