НИКТО НЕ ХОТЕЛ УСТУПАТЬ

8 июля 2000 в 00:00, просмотров: 736

Чем больше предложение, тем ниже спрос и, соответственно, цена. Весь мир живет по этому экономическому постулату. И живет, черт возьми, припеваючи. Одна только Россия со своей особенной статью... Впрочем, об этом — отдельно. Чем больше с началом пастбищного периода мы даем стране молока, тем стабильнее (а то и дороже) на него цены в розничной торговле. В зависимости от жирности — 12—15 рублей за литр. Тогда как даже в лютую зиму можно было купить пакет молока за 8—10 рублей. — У нас настоящий прорыв, — говорит "МК" Владимир Маленьких, заместитель начальника областного управления сельского хозяйства. — К уровню прошлого года мы прибавляем по 1,3 кг молока в день от коровы. В этом году надоим по 4000 кг — повторим рекордный 1989 год, когда от каждой буренки получили 4001 кг и когда всем миром боролись за "3 миллиона тонн подмосковного молока". Одна проблема: чем больше мы сегодня доим, тем больше несем убытка. Против подмосковных животноводов будто объявлен заговор. Практически везде СЭС запретила колхозам торговать молоком с бочек: для простого налогоплательщика, живущего на одну зарплату, оно было самым дешевым и доступным — по 6 руб. за литр, хотя и приходилось выстаивать очередь. Примитивных полиэтиленовых пакетов, которые не сильно удорожают товар, в хозяйствах уже не осталось. А за роскошные "долгоиграющие" пакеты нужно раскошеливаться по 15—16 руб. Как снискать молоко насущное? Не будем говорить о том, что до пресловутых 3 млн. тонн подмосковного молока (к этому в свое время регион звала партия) Подмосковью сейчас как до Киева вприсядку. Тогда область держала 500 тыс. дойных коров, и даже в 89-м валовый надой составил только 2 млн. тонн. Сегодня с поголовьем в 217 тыс. буренок область имеет примерно 800 тыс. тонн. Но если дело так пойдет и дальше, то и этого объема нам не видать как своих ушей. В зимний период, когда коровы давали "козьи" надои, рентабельность на фермах составляла 43%. С молочными же реками (12,6 кг молока от коровы) убыток равен 20%. Добавим сюда традиционно нерентабельное мясное животноводство (зимой и летом оно развивается одним цветом и дает 40% убытка), и становится понятным, что буренку в благодатный пастбищный период лучше похоронить, чем подоить. Для полного, так сказать, счастья (чтобы закупить дорожающие ГСМ на заготовку кормов и комбикорма, возросшие в цене с начала года вдвое) хозяйствам нужно продавать молоко в среднем по 5 рублей за литр. Тогда они не будут хотя бы в убытке и дотянут до зимы. Тогда коровы снова перейдут на "козьи" надои и молоко опять станет рентабельным. Московские молзаводы считают, что крестьяне с жиру бесятся и что красная цена за литр — 2,87 рубля. Областные производители чуть щедрее, платят по 3,3—3,5 рубля. Но все равно этого крайне мало. Другие звенья одной цепи "от вымени до прилавка" (ферма — молзавод — магазин) тоже жалуются на лето, на молочные реки и на собственную нерентабельность. Молокозаводы утверждают, что, снизив закупочные цены в хозяйствах, они плавно, на 20%, уменьшили цены за молоко торговле. А магазины говорят, что никто им ничего не снижал, и они сбивать цены и поступаться своими торговыми принципами не намерены.



    Партнеры