МАМА, Я ПРИНЯЛ ЯД

10 июля 2000 в 00:00, просмотров: 219

Мальчик звонит маме и говорит буквально следующее: "Мама, я принял яд". А мама ему: "Счастливого пути". И он умирает. И его любовник с его же невестой, едва бросив взгляд на еще теплый труп, переступив через него, идут трахаться дальше. А переделанный из мальчика в женщину былой возлюбленный (-ая) любовника нашего мальчика (присутствовавший (-ая) при всем) пытается выброситься в окно. Но окно заперто изнутри очень плотно. Конец. Все понять, а главное, насладиться потрясающе цепляющим зрелищем (отличное кино с отличными актерскими работами!) можно, поглядев фильм молодого, но уже культового французского режиссера Франсуа Озона "Капли дождя на раскаленной крыше". Сам Франсуа Озон на пресс-конференции после пресс-показа картины сказал про свое кино так: — Любой может понять эти проблемы. Я не считаю себя скандальным режиссером. Я ставлю себе задачу, чтобы сознание людей, посмотревших мой фильм, заработало немного по-иному. Чтобы они, выйдя из кинозала, хотя бы на миг потеряли свои ориентиры и задали себе те вопросы, которые никогда не задавали раньше. Я не хочу делать черно-белое кино. Если бы хотел снять такой фильм, в котором все понятно, то и сам бы ходил на американские фильмы... Вот такой вот простенький манифест, из которого ясно, что его "Капли..." — не для всех, о чем мы честно и предупреждаем уважаемую публику. Но тем, кто "не все", понравится очень. Это точно. Фильм участвовал в официальной программе Берлинского кинофестиваля этого года, где получил "Тедди" от Международного жюри геев и лесбиянок. Еще был признан лучшим на последнем Нью-Йоркском фестивале гей-лесбийского кино. Две предыдущих полнометражных картины Франсуа Озона — "Крысятник" (1998) и "Криминальные любовники" (которые, кстати, тоже есть в нашем прокате) — также имели громадный успех на международных киносмотрах лиц нетрадиционной сексуальной ориентации. Рекламируя Озона, прокатчики ("Кармен") соблазняют: "Никто так нагло не иллюстрировал инцест, убийство, сексуальность, суицид, садомазохизм и половые извращения". В основу "Капель..." легла пьеса мегакультового немецкого режиссера Райнера-Вернера Фассбиндера (беспредельно любимого и самим Озоном), написанная этим гением европейского кино в возрасте 19 лет. Режиссер сознательно не стал переносить действие пьесы в наши дни, чтобы (цитирую) "не показывать презервативы, СПИД и все такое". Поэтому на экране — старые добрые 70-е. И если по-бытовому пересказать сюжет, то вкратце он таков: рыжеволосый кареглазый юноша по имени Франц (французский Ди Каприо — Малик Зиди) собирается жениться на своей подружке Анне (Людвин Санье), но тут на его пути встречается коварный немолодой соблазнитель Леопольд (известный французский актер Бернар Жиродо, знакомый нашему массовому зрителю по фильму "Бум" с Софи Марсо). Через полгода счастливой совместной жизни Франц начинает раздражать Леопольда. И тут на пороге возникают дамы: сначала бывшая подружка Франца Анна, затем бывший друг Лео, переделавший себя из любви к Лео в женщину Веру (актриса Анна Томсон). Анна уговорила Франца бежать из этого дома, но коварный Лео соблазняет и ее. Финал вам известен. ...Но на самом деле картина — о любви, мощной и всепоглощающей, о том, как Пигмалиону не могут не надоедать когда-то лелеемые им создания. Сам Фассбиндер про это сказал: "Любви не существует. Существует лишь возможность любви". А Франсуа Озон, отвечая на мой вопрос, что он думает по этому поводу, ответил: "Фассбиндер говорил так в юности, когда был немного идеалист. Для меня было важно снять кино о том, что нужно работать, чтобы любить. Что все влюбляются в людей, которые их ненавидят и презирают..." Вот так: "все не так, ребята, все не так, как надо"...



Партнеры