РАДЫ и АКТИВНЫ

10 июля 2000 в 00:00, просмотров: 257

Пока планета борется с ядерной угрозой, наш народ осваивает зараженные территории. Страшный факт, что люди живут в опасных для здоровья регионах, самим живущим — как до выкрученной лампочки. У московской станции метро "Братиславская" была "фонящая" свалка всего пятнадцать лет назад. А в Сергиевом Посаде рядом с могильником коров пасут и молоко как лучшее в области рекламируют. В общем, кто думает, что после атомной войны останутся одни тараканы, тот пусть съездит в типичную подмосковную радиоактивно загрязненную деревню и поучится у народа с оптимизмом смотреть в глаза смерти. Корреспонденты "МК" первыми побывали в радиоактивном поселке под Домодедовом и обнаружили: местные жители перед угрозой радиоактивного заражения даже не почешутся. — А что нам сделается? — рассуждает Нина Васильевна, обладательница дачи в поселке, выстроенном в последние три года рядом с селом Шебанцево. — Люди в Чернобыле живут — уезжать не собираются... Зачем же мы, вложив столько труда в дачи, будем сниматься отсюда? Из-за того, что здесь радиация есть? Но где ее нет?.. Десять лет назад на месте нынешнего поселка располагался секретный сельскохозяйственный объект. Экспериментаторы из НИИ растениеводства скрывали здесь "гамма-поле" (так его называли специалисты). На нем посевы овса и пшеницы обстреливали из особой пушки — чтобы проверить, вырастет ли чудо-урожай под гамма-лучами. Под солнцем и дождем в России он, как известно, не растет. Потом грянуло разорение науки, и опыты пришлось свернуть: они и в "богатые" годы не давали положительного результата. Такая, видно, у нас планида: и радиация не прибавляет пшеницы... Сегодня развалины глухого забора, которым было обнесено "гамма-поле", еще лежат по канавам. Но уже проржавели некогда могучие ворота с обязательным контрольно-пропускным пунктом, проросла земляника сквозь линолеум в лабораториях... Даже бетонный бункер, где стояла гамма-пушка, развалился от времени. Саму пушку увезли еще во время эвакуации растениеводы-ядерщики. А свинцовый кожух, ловивший избыток излучения, ученые бросили за ненужностью. Правда, новый хозяин садового участка кожух подальше оттащил. Но не из-за фона, а чтобы грядки не продавливал. — Мы в первую очередь связались со специалистами из "Радона", — рассказывает сотрудник 3-го отделения "Мостеплоэнерго" Сергей Белов. — После рекультивации почвы нам дали заключение: радиационный фон в норме. Но мы всех предупредили: здесь было "гамма-поле" — можете не брать эту землю... Люди, простоявшие в очереди на земельные участки несколько десятков лет, не задавались вопросом, брать или не брать "гамма-поле". Тридцать сотрудников "Мостеплоэнерго" расхватали земельные наделы со скоростью гамма-излучения. Подумаешь, радиация! Главное — задарма! Ведь раздача происходила в 1997 году... "Гамма-излучение обладает наибольшей проникающей способностью. Для защиты от него применяются свинцовые кожухи. Слой свинца толщиной в 50 см нейтрализует гамма-излучение мощностью в 50 бэр. Для защиты от излучения такой же мощности годится бетонная стена толщиной не менее 2 метров..." Учебник по гражданской обороне, 8-й класс. Домики в Нью-Шебанцеве самые что ни на есть типовые, из бруса. Ну, в крайнем случае из кирпича. Но уж никак не из двухметрового бетона. Правда, ученые, покидая объект, заверили, что в гамма-пушке заряды были малюсенькие — одна сотая бэра. В сравнении со смертельной дозой (800 бэр) это просто ерунда. Находились, правда, дачники, не верившие ученым: кто его знает, какой тут в действительности был уровень? Да и только ли сельскохозяйственные нужды изучали экспериментаторы? Может быть, здесь под видом стрельбы по колоскам броню против атомной бомбы испытывали! Но — на халяву и уксус сладкий. Нью-шебанцевцы вскоре успокоились. И считать, сколько лет малюсенькими гамма-зарядами пуляли в поле и сколько радиации, имеющей привычку скапливаться, осталось в земле, не стали. Даже завалящего дозиметриста для проверки, "фонит" или не "фонит", за три года проживания никто не вызвал. Денег жалко на эти глупости: придут, напугают — мол, так жить нельзя, — но ты-то все равно никуда не денешься с насиженного места! "Вызов группы дозиметристов с комплектом аппаратуры — 500 рублей в час; — оформление справки о выводах экспертизы — 100 рублей за 0,1 кв. км обследованной площади". Из прейскуранта услуг экологической милиции. Так и остается по сей день загадкой влияние радиации на растения и на человеческие организмы. Новопоселенцы, выкапывающие на огородах картошку, затрудняются в оценках. С одной стороны, если радиация рост ускоряет, должны же на бывшем "гамма-поле" сверхурожаи наблюдаться. С другой — какие урожаи на глиняной почве? Овощи на нью-шебанцевских огородах растут такие, как и в Большом Шебанцеве, куда излучение все годы экспериментов не добивало, потому что пушка стреляла в обратную сторону. К слову, за "гамма-полем" до сих пор высится лесок, и в нем ни одна березка за годы экспериментов не вымахала до высоты небоскреба. Этот факт селян из Нью-Шебанцева тоже успокаивает: будь здесь радиация, деревья или посохли бы, или выросли до гигантских размеров. Еще науке известен такой признак радиоактивности, как мутация. В уральских озерах, куда в начале шестидесятых радиоактивное топливо сливали, до сих пор двухвостых щук ловят... Но в Нью-Шебанцеве народ обитает почтенный, семьи у всех заведены до выезда на экс-полигон. Так что уродов просто некому рожать, да и поздновато. А по урожаю судить трудно. Конечно, в прошлом году из почвы извлекали двуглавые морковины, но поди докажи, что это мутация! Во-первых, морковку могли посеять часто, от этого она корявой растет, во-вторых, в глине морковь имеет привычку раздваиваться и растраиваться. Даже самый безотказный индикатор — огурцы — в Нью-Шебанцеве сбой дает. Когда в 86-м Чернобыль взорвался, по всей Нечерноземной полосе огурцы погорели еще в начале июня, едва ветер с Украины дошел. И кто в тот год ни высевал огурцы заново, все равно ничего не добился: сохли чувствительные овощи, чуть только в теплицы открытый воздух попадал. Не терпит огурец повышения фона — загибается в одночасье. Но в Нью-Шебанцеве пупырчатая зелень растет в парниках, а если и загнулись шебанцевские огурцы, так это, может быть, из-за недостатка полива: колодцы обитатели "гамма-поля" выкопали только в прошлом году. И очень опасались, что СЭС нагрянет. — А вдруг проверяющие установили бы, что вода радиоактивная? — рассуждают Мария Егоровна и Петр Максимович, владельцы типового домика из бруса на краю "гамма-поля". — Отобрали бы у нас землю! Нет уж... Мы ничего не знаем и знать не хотим. Как-нибудь проживем. Во-первых, мы все равно на пенсии. Во-вторых, в Москве про квартиры постоянно пишут: то там, то здесь обнаружили радиацию. Или блоки бетонные "фонят", или дома, оказывается, возведены на кучах промышленных отходов. А тут хотя бы помоек с разлитой ртутью нет... На наш запрос сотрудник НИИ "Радон" Сергей Пеклеванной пояснил: — В Шебанцеве, по выводам радиологической экспертизы, проведенной перед сдачей земли в эксплуатацию, радиационный фон находился в норме по поверхности почвы до глубины около двадцати сантиметров. Естественный размыв из почвы остаточной радиации в последние годы шел интенсивно, в результате экологическая ситуация в шебанцевском регионе — штатная. Когда диктофон был выключен, сотрудник добавил пару слов не для прессы. Землю в селе все равно лучше не копать. Все-таки фильтрующиеся осадки — вещь опасная. И то, что поверхность земли в Шебанцеве более или менее чистая, ничего не значит: многолетнее загрязнение просто растеклось с водой и унеслось с ветром. Куда? А на кого Бог пошлет... Но — Бог не выдаст, фон не съест, рассуждают нью-шебанцевцы. Все равно у нас живешь и не знаешь, от какой напасти умрешь. И что такое радиация по сравнению с прочими жизненными проблемами? Свет к поселку подвели только этой весной: три года жители вели стройку, как птицы небесные, вставая с рассветом, ложась спать с закатом, чтобы молоток виден был. Воры из дальних деревень тащат из-под хлипких замков не только инструмент, но и продукты. Плата за землю вот-вот подорожает так, что на московские пенсии содержание дачи начнет влетать в копеечку. А еще кабаны из леса набегают, картошку роют. Впрочем, то, что животным тоже плевать на радиацию, — признак неплохой... К тому же сейчас в нашей оптимистичной деревне наступили настоящие подмосковные вечера — с водочкой под первую клубнику. А водка, известное дело, всю заразу из организма выводит напрочь. Вон, говорят, в Хиросиме во время взрыва бомбы один мужик уцелел — даже не чихнул, когда его из развалин вытащили. А все от чего? Перед взрывом в дымину напился и ничего не понял про опасность гамма-поражения. Одного только не понимают бесстрашные селяне: откуда в сорок пятом году в японской Хиросиме взялся наш человек?..



Партнеры