ПО СЕКРЕТУ С ТОГО СВЕТА

11 июля 2000 в 00:00, просмотров: 316

Мало кто знает, что сегодня, 11 июля, — знаменательный для Москвы день, хотя лист календаря и не выкрашен красным цветом.Ровно 190 лет назад началась славная история НИИ скорой помощи имени Склифосовского. Склифа, как запросто называют его москвичи. История, которая прошла на глазах многих поколений жителей столицы.Мы много чего не знаем о нашем разросшемся до мегаполиса городе, но название этой клиники известно каждому москвичу. Это место, где все равны: и принц, и нищий. Перед врачами — как перед Богом. Дом, где многим спасли жизнь, вернули здоровье.Сейчас никто не сможет назвать точное число больных, которые прошли через Склиф. За 190 лет счет наверняка пошел на миллионы. Нынешний НИИ скорой помощи — это целый лечебный городок. с нескольких коек да единственной машины с красным крестом... 1810 год. С утра потянулся народ на Сухаревку подивиться небывалому случаю. При великом стечении людей всех чинов и сословий открылся странноприимный дом "для проживания, лечения и пропитания" неимущих москвичей. Грязные и босоногие, обросшие свалявшимися волосьями, увешанные лохмотьями — во все голодные глаза рассматривала московская голытьба первых счастливчиков, которым предстояло жить в "царских хоромах". Попы размахивали кадилами, освящая дворец для нищих. Хотя, была бы их воля, и близко бы к нему не подошли. Да только выстроил его сам вельможный граф Николай Петрович Шереметев — разве его ослушаешься. А негодовали попы потому, что раньше забота о сирых и убогих была "привилегией" исключительно церкви. Богадельни строили при храмах. И духовенство бравировало своими богоугодными делами. Шереметевский же приют стал первым в России светским благотворительным и лечебным заведением. А началось строительство странноприимного дома в 1792 году. Граф решил выполнить просьбу своей супруги — крепостной актрисы Прасковьи Жемчуговой. В 1803 году строительство было завершено, и дом можно было бы открывать. Но к тому времени возлюбленная жена графа умерла — после родов у нее случилось обострение туберкулеза. И Николай Петрович решает увековечить память о своей жене. Из Петербурга он выписывает архитектора Кваренги, который за семь лет придает пышность дворца приюту для сирых и убогих, где предстояло жить всего-то 100 оборванцам. Кроме "нумеров" в приюте поставили 50 лечебных коек. 1811 год. "Московские ведомости" сообщают, что в Шереметевской больнице лечат безнадежных больных "всякого звания и возраста, бедных мужчин 93, женщин 108. Из них выздоровели 66 мужчин и 81 женщина". 2000 год. Сейчас в НИИ скорой помощи имени Склифосовского действует 6 лечебных корпусов. Одновременно здесь могут принять около 1000 больных. Покалеченных и травмированных, обгоревших и отравившихся возвращают к жизни больше трех тысяч медработников. И только за прошлый год в институте пролечили более 22 000 человек. 1906 год. Вождь мирового пролетариата Владимир Ильич Ленин тоже посещал клинику. В этом году в Шереметевской больнице он тайно провел... заседание Замоскворецкого РК РСДРП. 1919 год. Решением Наркомздрава под председательством Семашко принято решение о создании на базе Шереметевской больницы Станции скорой медицинской помощи. Тогда станции была приписана одна машина. И 15 октября она выехала на свой первый вызов. В машине сидел московский доктор Юрий Авасапов, который вошел в историю как первый русский врач "скорой". Он держал на коленях специальный медицинский ящичек, который специально разработал доктор Поморцев. В нем находились нехитрые медикаменты да металлические шины, скрученные из проволоки. Позже при станции появился парк в целых 5 машин. Но все они работали только на улицах города — на дом не выезжали. 2000 год. Сейчас в Москве работает 840 машин "скорой помощи". 95% пациентов института доставляют сюда по "скорой". На вооружении выездных бригад суперсовременная медицинская аппаратура: дыхательная, кардиологическая, диагностическая... В общем, все, чем владеет современная медицина. А сам Склиф стал крупнейшей клиникой, где оказывают экстренную помощь. Это единственное в стране лечебное учреждение, где дежурная бригада состоит из 67 врачей. (Для сравнения: в обычных больницах, как правило, дежурят 4—5 человек). В Склифе же развернуто крупнейшее в Европе реанимационное отделение, рассчитанное на 84 койки, прекрасно оборудованный ожоговый центр (лучший в Европе по новым методикам и результатам лечения больных), токсикологический центр (уникален тем, что в нем лечат все виды острых отравлений — от укуса змеи до отравлений химреактивами), аппарат искусственной почки... А еще Склиф знаменит тем, что здесь оказывают самую квалифицированную помощь при тяжелейших огнестрельных и ножевых ранениях. 1920 год. Новая экономическая политика молодого Советского государства принесла не только оживление в экономике, но и рост преступности. Полуголодный, обнищавший крестьянин, не нашедший применения своим рукам в городе, подался в "экспроприаторы". Воровские шайки составляли свои кодексы, делили территории. Между ними часто вспыхивали разборки, заканчивавшиеся поножовщиной. В солнечный летний денек к Станции скорой помощи прибежала запыхавшаяся женщина и сообщила дежурному врачу, что на Сухаревке произошло побоище, "а кровища так и льется рекой". На место воровской разборки не пришлось гонять машину. Пострадавших донесли на носилках — благо происшествие случилось совсем рядом. 1996 год. К окнам приемного отделения Склифа, выходящим на Грохольский переулок, прилипли дежурные медсестры. В очередной раз перед ними разворачивается сцена, достойная убойного кинобоевика. К скверику перед отделением подъезжает много крутых машин, из которых выходят не менее крутые личности. Это значит — опять будет разборка. Через некоторое время в ход идет огнестрельное оружие. Значит, опять не договорились. После того как рассеивается пороховой дым, а машины уезжают, дежурная бригада выходит на поле брани подбирать раненых... Московские преступные группировки давно облюбовали скверик у Склифа для кровавых разборок. Конечно же, не случайно. Если дойдет до перестрелки, то вот она — родная больница, в которой раненые через считанные минуты окажутся на операционном столе. Жить-то всем хочется — и нищему, и бандиту с большой дороги. Визитеры с автоматами здесь тоже не редкость. Медики уже не удивляются, если, нацелив дуло на дежурных врачей, какой-нибудь бандит требует лечить его "другана" по высшему разряду. А то, дескать, плохо будет. Такая у них работа. 1923 год, 23 июля. Страна ликует вместе с медиками — они торжественно отмечают пятилетие советской медицины. В этот знаменательный день скромная Московская станция скорой помощи превратилась в Научно-исследовательский институт скорой помощи имени Склифосовского. Новое детище советской медицины возглавил первый директор Склифа А.С.Пучков. Это под его руководством были созданы первые подстанции при других крупных московских клиниках: Первой Градской, Боткинской... В 1924 году с его же подачи в Москве появилась неотложная помощь на дому, а на телефонной станции был выделен специальный номер, знакомый сейчас каждому, — "03". 1928 год. Главврачом Склифа становится хирург Сергей Сергеевич Юдин. Тогда про него говорили — Бог. Да и никто из нынешних сотрудников в этом не сомневается. Он первым придумал, как делать пластику пищевода после ожогов, и тем самым спас множество страдальцев (чаще всего пищевод "горел" после приема уксусной кислоты, и люди неминуемо погибали). Он создал в Склифе отделение по лечению переломов методом вытяжения (это когда к переломанной конечности подвешивают груз). И еще много чего насоздавал и напридумывал. Однажды в Склиф был доставлен человек с тяжелейшими ранениями обеих рук. И профессор Юдин впервые в истории медицины перелил ему трупную кровь. Больной был спасен. Потом этот метод использовали во фронтовых госпиталях Второй мировой войны. Это по современным понятиям переливать трупную кровь — дикость, а тогда новый метод помог спасти огромное количество жизней. Юдин был действительно гениальный хирург, которому прощали все его чудачества. А "чудил" он, по воспоминаниям старожилов Склифа, немало. В хирургии есть неписаный закон: если уж ты разрабатываешь новую операцию, сделай ее так, чтобы после тебя ее смог повторить любой врач, то есть чтобы новую методику можно было тиражировать. Юдин же разработал такую операцию по резекции желудка, которую повторить мог лишь гений. И все равно остался в памяти людской как хирург-Бог. С такими не связываются даже тираны. Впрочем, один попробовал. В 1948 году по приказу Сталина Сергей Сергеевич был арестован. На следующий день "взяли" его ближайшего сподвижника — операционную сестру Марину Петровну Голикову. После мытарств по камерам "Лефортово" и Лубянки хирурга сослали в Новосибирскую область. Однако уже в 1952 году вновь вызвали в Москву, как было написано в официальном распоряжении, "для дачи дополнительных показаний". Но прямо в здании МВД ему... была вручена Сталинская премия. А также было предложено вернуться в Склиф на должность главврача. Даже Сталин понял: с "Богами" шутки плохи... 2000 год. Сейчас в Склифе работают 24 профессора, 2 члена-корреспондента Академии меднаук, 2 академика РАМН, более 70 докторов меднаук, более 110 кандидатов меднаук. Среди них 4 главных специалиста Москвы: Александр Сергеевич Ермолов — главный хирург, Владимир Викторович Крылов — главный нейрохирург, Владимир Павлович Охотский — главный травматолог, Юрий Николаевич Остапенко — главный токсиколог. Так что же такое Склиф сегодня? Про точку зрения пациентов все ясно — для нас, смертных, главное, чтобы вылечили. А как оценивают институт профессионалы, то есть сами врачи? Пожалуй, лучше всех на этот вопрос ответил нынешний директор Склифа Александр Сергеевич Ермолов: — Я пришел сюда в 1992 году. И могу сказать, что мне несказанно повезло. Без Склифа моя жизнь была бы не такой полной, не такой значимой, какой я ощущаю ее сейчас. Ведь Склиф — это не только великая школа мастеров, не только плеяда замечательных врачей. Это — дом, где спасают человеческие жизни. И каждый день мы думаем, как это делать еще лучше. Вот только вчера (беседа состоялась 6 июля. — Т.Р.) мы с хирургом Алексеем Владимировичем Чжао провели первую операцию по пересадке печени. Очень надеемся, что сможем поставить ее на поток. Представляете, сколько жизней тогда удастся спасти? А в ближайшем будущем начнем возводить пристройку для кардиохирургии. Вообще, мы находимся в постоянном поиске, разработке новых методов лечения. А это значит — живем. И вместе с нами продолжается история Склифа.




Партнеры