НОВАЯ «КОФЕЙНАЯ» ЭРА

21 июля 2000 в 00:00, просмотров: 196

"Хэви-метал могут не играть на радио, он может не очень хорошо продаваться, но эта музыка навсегда засела в душах людей, и ее уже не вытравишь никакой новой попсой", — молвил Оззи Осборн на недавнем фестивале "Ozzfest", где несколько дней гремел своими муздоспехами целый полк металлюг. Многие местные хэви-авторитеты наверняка подпишутся под словами метального гуру и даже добавят, что отечественная ржавчина иногда прилипает к душам фэнов даже крепче, чем любая импортная. Подтверждением служат толпы вечно хмурых персоналий в майках "Ария" и жуткий ажиотаж на концертах этого же коллектива. В последнее время "арийцы" были настоящими монополистами на нашем метальном рынке, однако теперь их статус первых парней на деревне висит на волоске. В большой шоу-бизнес возвращается "ЧЕРНЫЙ КОФЕ" — главный конкурент "Арии" по угарным 80-м. Как это выглядит Теперь "Черный Кофе" существует в виде трио. В данный момент вместе с Дмитрием Варшавским светлый металл рубят старый "круизовский" барабанщик Сергей Ефимов и басист Федор Васильев, который вместе с г-ном Варшавским и положил начало группе в 80-х. Процесс рубилова выглядит тоже вполне традиционно, за исключением того, что хэви-ветераны меньше бегают по сцене, а фронтмен теперь носит не майки, а очень странный блестящий пиджак и еще более странную рубашку, из-под которой выглядывает увесистая "голда". Впрочем, фэны прощают своему кумиру облик рыночного торговца сразу после того, как включается знаменитый тенор. Он, к радости ценителей, по-прежнему работает, как исправная бензопила. Оценить все вокальные достоинства рок-динозавра можно было еще в прошлом году. Прожив шесть лет в Америке, былой хэви-кумир вернулся на родину, и по московским клубам прокатилась целая волна сольных концертов г-на Варшавского. "Музыка, которую я всю жизнь играю, по сути своей наша, — молвил Дмитрий на недавней пресс-конференции. — И поэтому продвигать ее нужно только здесь". Все, кто сумел приобщиться к первым же попыткам повторного продвижения "кофейной" музыки, сразу заговорили о том, что новая эра "Черного Кофе" не за горами. Уже есть музыканты, есть поклонники; наконец, есть песни, которые по-прежнему можно выгодно пристроить. Как это звучит Для начала истосковавшейся публике было решено выдать некоторые раритеты, а именно альбом "Светлый Металл". "Мы давно хотели это сделать, — сказал Дмитрий Варшавский о переиздании самой хитовой пластинки "Черного Кофе". — Для меня этот компакт-диск имеет большое значение — ведь он никогда не был толком издан". Наверное, это и в самом деле так, потому что этот сборник боевиков и героических баллад вышел в 1986 году лишь в виде банального магнитоальбома. Только потом к материалу неожиданно проявила интерес фирма "Мелодия", которая, видимо, решила поживиться на нарастающей как снежный ком популярности хэви-метала. Варшавскому и Ко было предложено переиграть все в более легком ключе и подкорректировать тексты под стандарты совцензуры того времени. Впрочем, даже после всех музыкально-идеологических купюр альбом под названием "Переступи Порог" образца 1987 года стал настоящим откровением, как и его тираж, который, по слухам, перевалил за 2 миллиона копий. Теперь таких тиражей, к сожалению, нет, и судьба нецензурированного "Светлого Металла", в который попали еще и ранее не изданные песни, представляется куда менее коммерчески успешной. Тем не менее альбомчик очень показательный — хотя бы потому, что он единственный по-настоящему значимый во всей предыдущей карьере "Черного Кофе". После выхода "Светлого Металла" в 1986 году группа довольно успешно функционировала вплоть до отъезда Дмитрия Варшавского в Америку в начале 90-х, но хиты государственного масштаба почему-то не писались. А здесь — и "Владимирская Русь", и "Светлый Металл", и "Это — Рок", в общем, вся "кофейная" роскошь в одном флаконе. Примечательно, что спустя 15 лет после выхода этого добра ощущается даже некая самодостаточность сочинений. Не нужны никакие перепевки и ремиксы — все как будто только что записано, к тому же после ремастеринга содержимое старой бобины, пролежавшей на пыльной полке столько лет, зазвучало довольно внятно. Понятное дело, ни одно переиздание не обходится без скандала. На этот раз в роли обиженного оказался Игорь Куприянов, бас-гитарист "Черного Кофе". Он уже давно не имеет никакого отношения к группе и последние несколько лет с очень переменным успехом пытается продвигать свой сольный проект "Кофеин". Тем не менее Игорь утверждает, что все партии бас-гитары на переизданном "Светлом Металле" сыграны им, а в ответ — ни ответа ни привета, в смысле ни денег, ни хотя бы имени в буклете. Сам Варшавский в ответ на все упреки бывшего соратника меланхолично замечает: "Со мной в группе играло так много людей, что многих я просто не помню". Вполне возможно, забывчивость г-на Варшавского стала одной из причин жуткой текучки кадров из группы, и посему актуальный состав тоже может оказаться субстанцией весьма недолговечной. Тем не менее у музыкантов есть некоторые амбиции, и ограничиваться лишь переизданиями они не хотят. Очень скоро начнется ковка нового альбома, который и должен показать, насколько бессмертна хэви-металлическая идея хотя бы в рамках отдельно взятой группы. "Кофейные" хроники 70-е. Дмитрий Варшавский впервые берет в руки гитару, приступает к сочинению первых песен, поступает в Гнесинку. Ценность музобразования помимо всего прочего заключается в дипломе, с которым легче пройти разнообразные худсоветы, и знакомстве с Федором Васильевым, будущим бас-гитаристом "Черного Кофе". 80-е. Настоящие золотые времена для группы. В 1984 г. — первый концерт в клубе "Искра", потом — период борьбы с системой, концерты в воинских частях, тур по Казахстану (360 аншлагов, которые музыканты до сих пор вспоминают с содроганием); Московская рок-лаборатория, "Светлый Металл", фирма "Мелодия" — и группа превращается в эдакую местную "Metallica". Кроме этого, в промежутке между первым концертом и туром по Казахстану Варшавский в составе оркестра Леонида Утесова выступал в с/к "Олимпийский", что стало, наверное, самым эксцентричным эпизодом в биографии заслуженного русского металлиста. 90-е. Отъезд в Америку, где записаны две студийные англоязычные пластинки, о судьбе которых хроники американских чартов почему-то умалчивают. Тем не менее Дмитрий поиграл, потусовался — да и решил, что неминуемая перспектива лабания в эмигрантских кабаках куда хуже возвращения на родину. И вернулся.



Партнеры