ПУТИН — СТАР. ИЛИ СУПЕРСТАР?

25 июля 2000 в 00:00, просмотров: 307

Сейчас, когда окинавская встреча уже закончена, успех России на ней стал общим местом. Действительно, Москва добилась практически всего, чего хотела. Она на равных обсуждала с другими крупнейшими державами важнейшие, действительно глобальные вопросы, которые стоят перед человечеством. Это же только внутри России кажется, что все вращается вокруг очередных траншей МВС или противостояния двух палат парламента. А на Окинаве сразу стало видно, что человечество вступило совершенно в другую историческую эпоху. Перед ним стоят такие проблемы, о которых раньше и думать было смешно. Ученые расшифровали геном человека — это может привести к колоссальному рывку в медицине, могут появиться новые, гораздо более эффективные дешевые лекарства. Но в то же время это создает реальную угрозу вмешательства в природу "венца создания". Угрозу уже абсолютно реальную. Поэтому необходимо выработать общую линию по отношению к тому, что делать с этим пресловутым геномом. Какую информацию открывать для всего человечества, а какую закрыть намертво — это работа уже для лидеров мировых держав, живущих в эпоху, когда количество чугуна, выплавляемого той или иной страной, скоро не будет иметь никакого значения. Вопросы глобальных информационных сетей, передача информации, необходимость уменьшить "бедность юга", сократить разрыв между доходами людей в развитых и малоразвитых странах — вот задача мировых лидеров в эпоху глобализации. Именно глобализация, совершенно очевидно, стала главным фактором развития всей планеты. Именно на таких форумах, как "восьмерка", особенно ясно представляешь, что фантастическое будущее всего человечества, о котором так любили размышлять писатели, уже наступило. Особенно если "восьмерка" проходит в Японии. Где технические чудеса достигли запредельного уровня даже для всех остальных... Однако уверенно размышлять о будущем мира стоит, только имея крепкую экономику за спиной. У России слишком много проблем, чтобы ее руководитель мог изначально чувствовать себя абсолютно спокойно. И потому Россия решала на саммите две основные задачи. Первая — она должна закрепиться в статусе великой державы и не допустить в итоговых документах никакого обсуждения своего экономического положения. Вторая задача — максимально затруднить американцам развертывание своей оборонной инициативы. И то и другое удалось. Скольких усилий это стоило нашей делегации, сказать трудно, но вопрос о долгах России остальным участникам "восьмерки" создавал интригу для журналистов в течение первых двух дней. Изначально — месяца три назад — Россия надеялась договориться с Западом о том, что ей простят значительную часть долгов Советского Союза. (Всего мы должны странам Парижского клуба 44 миллиарда долларов.) Казалось, что успех мог быть достижим. Но помешали две вещи. Первая — начавшийся подъем самой России: иностранцы увидели, что на самом-то деле наша страна способна платить. И второе — позиция Германии, на которую приходится 40 процентов российских долгов. Германия просто не может позволить себе выбросить такие деньги на ветер — и уже перед Окинавой стало ясно, что вопрос о списании долгов поднимать бессмысленно. В этих условиях стало гораздо важнее вообще не допустить никакого упоминания о российской экономике, чтобы Россия сохранила статус, равный статусу всех остальных стран-участниц. От этого во многом зависел успех или неуспех российской делегации... Все ждали подвоха, особенно от немцев. И в какой-то момент показалось, что — началось. Прошла информация, что Германия согласилась подождать 16 лет с выплатой 8 млрд. марок, которые Россия должна была перечислить ей в прошлом и этом году. Казалось, что немцы специально пожертвовали некоторой частью суммы, чтобы широко напомнить всем о российских долгах. Опровержения и подтверждения этим слухам шли потоком. Наши дружно утверждали, что на совместном завтраке Путина и Шредера вопрос о долгах вообще не поднимался... В итоге все оказалось проще. Разговора на эту тему между российским президентом и немецким канцлером действительно не было — но не было на Окинаве. Он звучал в Берлине, во время недавнего визита Путина. И немцы пошли нам навстречу, просто приурочив свое решение к саммиту... До самого последнего момента не было ясно, что именно удалось в Японии Владимиру Путину. Журналисты даже пытались заняться этакой физиономистикой и "кремлевским анализом" (так раньше назывались политические выводы, сделанные на основе того, кто за кем из членов Политбюро поднимался на трибуну Мавзолея). На заключительный прием, где собрались все президенты, Путин и Клинтон приехали последними. Клинтон был в сопровождении дочери Челси и огромной свиты, по количеству равной свите всех остальных глав государств. Морские пехотинцы с ядерным чемоданчиком, чернокожие агенты его охраны и не менее огромные женщины — телохранители Челси выглядели сошедшими с киноэкранов — никакой разницы. Прием был обставлен чрезвычайно изысканно. В старинном японском замке, в обоих дворах которого артисты разыграли целое представление по правилам средневекового этикета. На последний проход главы пяти стран вышли одновременно. Не было только нашего и американского президентов. В итоге вышли они тоже порознь. И если Клинтон тут же бросился обнимать Блэйера и стал своеобразным центром премьерско-президентской композиции, то Путин держался как-то особняком, находясь в обществе префекта Окинавы. Этот малозначащий факт чуть не стал поводом для далеко идущих выводов. Но к утру выяснилось, что Россия абсолютно во всем добилась своего. Так, она сумела добиться поставленной цели по вопросу американской ПРО. В совместной декларации Путина и Клинтона говорится о том, что надо укреплять и развивать всю систему договоров между Россией и Штатами, которая имеет глобальное для всего человечества значение. Американцы — впервые за последние годы — заявили, что необходимо еще раз всесторонне продумать ситуацию с развертыванием своей антиракетной космической программы. В переводе на русский это означает, что по крайней мере администрация Клинтона не даст "добро" на развертывание "звездных войн". А что будет через полгода, когда президент США поменяется, — посмотрим. Но уже и этот результат чрезвычайно важен для России. Закончил Путин свое пребывание на Окинаве действительно блестящей пресс-конференцией, где он раскованно и достаточно остроумно отвечал на самые разнообразные вопросы. По сути это была первая подобная пресс-конференция нового президента России. Никогда раньше он такой раскованности не демонстрировал. Пресс-конференция вызвала буквально восторг у иностранных журналистов, и одна канадка даже назвала его звездой саммита. С Окинавы Путин перелетел в Петропавловск, где всю первую половину дня катался на горных лыжах. А вечером провел совещание по социальному развитию Камчатки. Петропавловск — очень хмурый город, и по-хорошему здесь есть что обсудить. Даже без горных лыж.



Партнеры