СУМО РОССИИ НЕ ПОНЯТЬ?

25 июля 2000 в 00:00, просмотров: 393

На Востоке полнота всегда считалась признаком достатка и благополучия. Буддийский бог богатства Намсарай — эдакий дородный дядечка с довольной улыбкой на круглом лице и благодушным взглядом заплывших глаз. Не знаю, молился ли когда-либо Толя Михаханов Намсараю, но на голову этого не по годам большого человека нежданно-негаданно обрушилось счастье, вполне сопоставимое с его размерами: за две тысячи лет существования японского сумо Толя стал первым жителем России (и вообще Европы), которого приняли в профессиональную ассоциацию этого боевого искусства! Кто-то может сказать: сомнительное это счастье — бороться с толстыми дядьками в трусах (вернее сказать — в маваси, так называется пояс суматори), пожирать огромное количество пищи, раздаваясь вширь да в жир. Для японцев же суматори — нечто среднее между Богом и человеком. Суматори — хранитель и множитель древних традиций нации, богатейший человек, мечта красивейших женщин, — короче, круть невыразимая. Всего их в мире 829. 17-летний Толя Михаханов — суматори под номером 827 — недавно практически инкогнито был в Санкт-Петербурге, где экстерном сдавал экзамены за 10-й класс и дал эксклюзивное интервью "МК". Толя родился в обычной бурятской семье, его мама и папа — среднего роста и телосложения. Мальчик рос, что называется, не по дням, а по часам. В семь лет он весил уже сто килограммов и носил 54-й размер одежды! Напуганные родители куда только не обращались, доктора пытались объяснить причину происходящего Толиным нездоровьем, но со временем ни один из поставленных диагнозов не подтверждался — мальчик был абсолютно здоров. На всякий случай врачи дали Толе инвалидность, которая обезопасила их от возможного риска и помогла родителям мальчика получать небольшое ежемесячное пособие, чтобы одевать ребенка, который в 15 лет носил уже 88-й размер одежды и 61-й размер обуви. С 10 лет Толя спал на полу, делал всю работу по хозяйству, а хозяйство у родителей большое: куры, свиньи, четыре коровы, огород, — на зарплату врача и учителя семью не прокормишь, да и не платят эту зарплату в срок вот уже несколько лет. Каждое утро в 5 утра мальчик гнал коров на пастбище за четыре километра и возвращался домой, где нужно было накормить оставшуюся живность, полить огород, натаскать в дом воды. До 7-го класса Толя ходил в общеобразовательную школу. Ушел, когда совсем задразнили одноклассники, никто не хотел с ним общаться — и мальчик, по его горькому признанию, "разговаривал только с коровами". В 16 лет Толя при росте 192 см весил 200 кг, что не предвещало ничего хорошего ни родителям мальчика, ни ему самому... Мама Толи от отчаяния поехала за помощью в Улан-Удэ к своему однокласснику — сотруднику мэрии города. Через месяц о богатыре узнала его родная Бурятия, а через три месяца, прибыв вместе с родителями и младшим братом в Санкт-Петербург, Толя начал готовиться к поступлению в профессиональную японскую школу сумо. За четыре месяца учебы в спецшколе с углубленным изучением японского языка этот чудо-ребенок показал недюжинные интеллектуальные способности, выучив сложный восточный язык до уровня, позволившего ему свободно общаться и писать по-японски. Мальчику-богатырю наняли профессионального тренера, и выяснилось, что Толя не просто абсолютно здоров, но и уникален по величине и силе внутренних органов. У взрослого мужчины корень аорты составляет в среднем 1—1,5 см, у Толи этот показатель равен 5,5 см. При этом Толя необычайно гибок и силен действительно как бык. Именно так когда-то очень давно, за пять поколений до рождения Толи, звали одного из его прадедов — Загаши Бухэ, что в переводе с бурятского значит Загаши Буйвол. Предок ездил на двух быках и весил около 400 кг. Согласно древней бурятской легенде, Загаши Бухэ однажды поборол аж самого шамана, который считался непобедимым из-за близости к духам... В школе Кокукикан учатся 60 самых одаренных детей Японии, представляющих 30 профессиональных клубов сумо. Большинство из них еще в 6 лет были отданы в синтоистские храмы и в 12 начали занятия сумо. Толя прошел первую часть пути самурая (считается, что каждый суматори проходит "Путь Бусидо" — путь настоящего воина) за восемь месяцев, что невероятно само по себе. За полгода, которые Толя находится в Японии, о чудо-мальчике из России написали все японские газеты, так что теперь его узнают на улицах и просят автограф. Утро ученика сумо начинается в 4 часа. Специальный парикмахер делает мальчикам прически. Потом они занимаются воспитанием духа, что включает медитацию, когда гиганты сидят в позе лотоса в течение часа (!). Все это время по залу ходит сэнсэй, без конца повторяя одно и то же: "Каждую секунду, каждую долю секунды самурай должен думать о смерти, и чем достойней он становится для встречи с нею, тем больше он будет жить". После воспитания духа воспитанники погружаются в большие деревянные бочки, наполненные водой с температурой около 50 градусов, в которых предварительно разводятся специальные настои трав. Без пяти минут 11 начинаются занятия сумо. Все статические упражнения они повторяют до пятисот раз, доводя их до автоматизма. После занятий ученики выполняют специальные упражнения против целлюлита: суматори сидит в определенной позе, а его с двух сторон бьют своеобразными дубинками, которые сделаны из прочной ткани и наполнены сушеной фасолью. "Это очень больно, — говорит Толя, — но из нас воспитывают людей, которые не должны бояться боли". Затем два часа длится обед. Суматори едят из больших чугунных котлов, в которых сварены мясо, рис, овощи. Из всей самурайской кухни Толе больше всего нравится шабу-шабу — мраморное японское мясо, которое делается из говядины провинции Кобэ, где бычков поят пивом и делают им массаж под музыку. После обеда — обязательный сон. С 6 до 8 вечера старшие ребята показывают младшим приемы сумо и их комбинации. — У моего Учителя 30 учеников, — рассказывает Толя Михаханов. — Его жену, в прошлом Мисс Токио, мы называем Оками-сан, что значит "заменяющая мать", Учителя — Ояката, "заменяющий отца". Оками-сан заботится о нас, следит за одеждой каждого суматори, чтобы всегда все были опрятными, чтобы у каждого было достаточно денег, чтобы правильно платились налоги с наших гонораров. Потому что ученики ее мужа — это ее семья. У них есть свой сын, ему 20 лет. Он обычный молодой человек. Мы все — тридцать 180—200-килограммовых человек — спим в одном зале, это непросто. Спим на циновках, вместо подушки — мешок, набитый фасолью. Младшие очень жестко подчиняются старшим, во всем четкая иерархия. Мы все делаем за старших учеников: стираем, убираем, подаем им пищу, моем за ними, убираем постель. И все нужно делать по правилам, придуманным за тысячи лет до нашего рождения. С одной стороны, кажется, что время в Кокукикан остановилось, с другой — постепенно начинаешь осознавать, что все это не потеряет смысла и через тысячу лет: ведь человек остается тем, кем был много веков назад, меняется только то, чем он себя окружает. Долг, честь, уважение к старшим и почитание Учителя — вечны. Мой Учитель Китаноуми Тосимицу, один из великих суматори, владелец клуба сумо, 55-й ёкодзуно, т.е. величайший, святой. Таких за две тысячи лет было всего 68. Духовным же наставником Толи является достопочтенный Поль Маки сэнсэй, один из самых известных японских киноактеров, артист комического жанра и вместе с тем буддийских монах. Именно он дал Толе новое имя — Аврора Мицури (в переводе с японского "сияние прекрасного края") — и теперь сэнсэй не перестает молиться за юного суматори, чтобы тот стал великим ёкодзуно. Наше представление о сумо далеко от действительности. — В сумо принимаются только абсолютно здоровые люди, это очень культовый вид боевого искусства, имеющий мало общего с любительским сумо, — говорит Толя. — Суматори не чревоугодники, пожирающие горы пищи. Едим мы действительно много, но от этой пищи не бывает болезней сердца, почек, печени, желчного пузыря и пр. Мы не принимаем никаких лекарств, ни один Учитель, в отличие от некоторых тренеров большого спорта, не пойдет на то, чтобы принести своего ученика в жертву какому бы то ни было рекорду. Профессиональное японское сумо — это почти религия. Несмотря на необходимость быть физически очень большим человеком, суматори — это прежде всего внутренняя сила, благородство духа и зрелось ума. Суматори заканчивают свою карьеру в 35—40 лет. Японские врачи, специалисты в области медицины больших людей, научились полностью реабилитировать, адаптировать человека, привыкшего к максимальным нагрузкам всех систем организма. Так что после завершения карьеры суматори становится обычным в физическом плане человеком. Посвящая сумо каждую минуту первой части своей жизни, которую мы проводим в синтоистских монастырях с очень строгими правилами, мы делаем себе имя, потом уже имя помогает суматори занять достойное место в обычной жизни, заработать деньги и даже жениться. Все суматори женаты на очень красивых женщинах, потому что в Японии считается большой честью выйти замуж за борца сумо. Японцы считают Толю реинкарнацией одного из великих ёкодзуно. Может быть, они и правы. Но много лет назад один из его соотечественников Алексей Бутунаев — самый известный бурятский борец начала века, которого не смог победить даже мастер классической французской борьбы, специально приезжавший в Россию помериться с ним силами, и который был расстрелян в 30-х годах НКВД, — перед своей гибелью поднялся на самую высокую гору, на руках принес оттуда огромный камень, поставил перед своим домом и сказал, чтобы люди не пытались сдвинуть его с места до тех пор, пока не родится на его родной земле богатырь, который один поднимет этот камень и отнесет на высокую гору. Может быть, Толя и есть тот самый богатырь, которого вот уже много лет ждет вросший в землю камень-скала... Сейчас Толя Михаханов выступает в японском городе Нагоя на летних традиционных "басё" — состязаниях профессиональной ассоциации большого сумо. На прошлой неделе он провел пять поединков — и в четырех вышел победителем. Желаем дальнейших побед первому представителю России в японском большом сумо, до сих пор закрытом для наших богатырей!



    Партнеры